История многовекового грабежа 9

Возвращение из России в Беларусь Статута ВКЛ стало приятной новостью. Однако эта белорусская реликвия – далеко не единственный раритет, осевший в российских закромах.  Традиция опустошать наши музейные коллекции велась Россией с незапамятных времен.

История многовекового грабежа
О том, как Беларусь «теряла» свои музейные ценности, «Салідарнасць» проследила по документам. 

«Для собственного употребления Ея Императорского Величества»

Стоило Российской империи присоединить к себе наши земли после разделов Речи Посполитой, как российская казна начала пополняться ценнейшими образцам литературы и искусства. Так по приказу Екатерины II «для собственного употребления по упражнению Ея Императорского Величества в исторических сочинениях» из монастырских, церковных и частных библиотек Беларуси в Петербург вывозили исторические хроники и архивы знаменитейших шляхетских родов. 

Большие потери несли и частные собрания участников антицарских восстаний 1830 — 1831 и 1863 — 1864 годов. В Петербург и Москву вывозились картины, книги, архивные документы. Такая судьба постигла коллекции Сапегов в Ружанах и Деречине, считавшиеся после Радзивиловских, самыми крупными и ценными. 

Историк Адам Мальдис приводит найденный членом комиссии «Вяртанне» Майей Яницкой список сокровищ, отправленных из Гродно в Петербург. Из 70 страниц документа 22 занимают описания 287 (!) произведений западноевропейского изобразительного искусства. Из них 185 переданы в Эрмитаж. Туда же попали 22 мраморные скульптуры (среди них «Орфей» работы Кановы). 55 картин поступили в Императорскую академию художеств, остальные оказались в Гатчинском дворце. Кроме того, из Деречина вывезли несколько десятков французских гобеленов, 48 мозаичных картин, 5 этрусских ваз, коллекции художественного стекла, мебели, графических произведений, архив древних документов, переплетенных в 287 «кодексов».

Второй красноречивый пример — логойские коллекции братьев Тышкевичей. Переданные ими для Виленского музея древностей. Они оказались фактически конфискованы после подавления восстания 1863 — 1864 годов и перевезены в Москву.

«Культурные набеги» на здешние сокровища продолжались и после.

Не оставлять врагу

Серьезные музейные потери понесла наша страна и в период первой мировой войны. Причем урон этот был нанесен далеко не немецкими оккупантами. Известно, что царские власти дали команду ничего не оставлять врагу. На восток двинулись целые вагоны с экспонатами частных музеев.

Именно тогда Беларусь лишилась такого раритета, как чудотворная икона Пресвятой Богородицы Коложской, датированную концом XVII — началом XVIII века. По описанию, сделанному гродненским историком Евстафием Орловским, она писана на медной доске, облачена в серебряную позолоченную ризу, украшена драгоценными камнями — гранатами, сердоликами, агатами. Из российских музеев она уже не вернулась. Что же касается частных собраний, они вывозились на временное хранение в Москву в нанятых и оплаченных вагонах. Их отправили Гуттен–Чапские из Станькова, Немцевичи из Скоков, Браницкие из Роси, Пусловские из Альбертина, Славинские из Ровяничей (на Новогрудчине), Цехановецкие из Бочейкова и другие землевладельцы.

По утверждениям специалистов, та же коллекция картин из Альбертина могла бы с успехом стать достопримечательностью не одной европейской галереи. Были здесь (по описаниям) этюд Леонардо да Винчи «Головушка», эскиз «Кентавр» Рубенса, две картины Питера Брейгеля, «В корчме» Дэвида Тэньерса, а также несколько венецианских портретов.

В 1920 году, во время советско-польской войны, из минского собора Святого Духа в Москву вывезли икону XV века, названную «Голубое Успение». Теперь, по печатным сведениям, она находится в Третьяковской галерее.

И это далеко не все «потерянные» раритеты.

Оплатить советские надобности

Особенно горько пришлось музейным коллекциям в 1928-1931 гг. Советской системе не нужны были культурные ценности, ей нужна была твердая валюта. Тогда музеи по сути превратились в аукционные залы, где богатые иностранцы за бесценок скупали ценнейшие предметы искусства.

Чтобы оплатить «советские надобности», на аукционах Германии правительство СССР распродавало музейные раритеты, «позаимствованные» в том числе из коллекций Беларуси. Эту кампанию осуществляла образованная в 1925 г. Главная контора по закупке и реализации антикварно-художественных вещей Госторга РСФСР, преобразованная позже во Всесоюзное объединение "Антиквариат", подчиненное в 1929 г. Наркомату внешней и внутренней торговли СССР. Возглавивший эту структуру Анастас Микоян лично организовывал подобные аукционы, вывозя за границу полотна Рубенса и Левитана, гравюры известных мастеров и прочие ценности.

Таким образом Витебский музей в одночасье лишился двух гравюр Дюрера, Гомельский — гобелена фламандской работы размером 3,9 на 3,19 метра, а Могилевский музей и вовсе 120 наименований раритетов. Согласно записке члена правления в/о «Антиквариат» А.Брука уполнаркомвнешторга СССР при СНК БСССР тов. Редеру, «отобранные предметы, имеющие экспортное значение» могут быть переданы «без ущерба для экспозиции музея». Предлагаем вам ознакомиться с перечнем вывезенных раритетов.

«Уполнаркомвнешторга СССР при СНК БСССР тов. Редеру

При сем прилагаются акты на выделение экспортного товара из музеев: Гомельского, Витебского, Могилевского и Минского. По получении из центра подтверждения об отправке вышеназванных вещей прошу послать телеграммы за подписью т. Платуна об упаковке и отправке выделенных вещей в адрес: Ленинград, Набережная 9 января, №18, в/о «Антиквариат». Ответственность за тщательную упаковку возложить на директоров музеев. Расходы по упаковке и отправке за счет в/о «Антиквариат».

Член правления в/о «Антиквариат» А.Брук

АКТ

1931 года ноября 4 дня на отобранные предметы, имеющие экспортное значение, из Гомельского Государственного Музея для передачи Всесоюзному объединению «Антиквариат». Вещи эти могут быть переданы без ущерба для экспозиции музея.

1. 1018. Овальный столик на гнутых ножках 125 р.

2. 1282. Часть турецкой палатки 1500 р.

3. 132. Деревянное бюро с фарфоровыми вставками 1000 р.

4. 134. Два бронзовых подсвечника на фарфоровых подставках

5. 135. Бронзовая чернильница с фарфоровой вставкой 300 р.

6. 1. Гобелен фломандской работы наборный 3,9Х3,19 10 000 р.

Итого на сумму 12925 р.

Указанные в настоящем акте цены являются ориентировочными, окончательная оценка будет произведена по прибытии вещей в г. Ленинград Правительственной Оценочной Комиссией.

Заведующий Гомельским Государственным Музеем Антонов

Член правления в/о «Антиквариат» Брук

АКТ

1931 года ноября 2 дня на отобранные предметы, имеющие экспортное значение, из Витебского Государственного Музея для передачи Всесоюзному объединению «Антиквариат». Вещи эти могут быть переданы без ущерба для экспозиции музея.

1. Две гравюры Дюрера 6000 р.

2. 222. Персидская гравюра в красках 100 р.

3. 26. Хануко с 8 кувшинчиками для масла, вверху корона

с открывающимися шкафчиками в середине, серебро 150 р.

4. Годас филигранный, серебро 25 р.

Окончательная оценка будет установлена по прибытии вещей в г. Ленинград Правительственной Оценочной Комиссией.

АКТ

1931 года ноября 3 дня на отобранные предметы, имеющие экспортное значение, из Могилевского Государственного Музея для передачи Всесоюзному объединению «Антиквариат». Вещи эти могут быть переданы без ущерба для экспозиции музея.

Из особого фонда

1. Кружка с крышкой филигранной, серебро, с 4 медальонами, Нюрнберг 500 р.

2—3. Ароматницы, филигрань, серебро 50 р.

4. Два футляра для тфилим 25 р.

5. Ароматница эмалированная 45 р.

6. Наконечник для Торы со стразами 35 р.

7. Большая корона для Торы 350 р.

8. Корона для Торы со стразами 250 р.

9. Бокал на высокой ножке 35 р.

10. Серебряный бокал с чернью 25 р.

11—12. Ароматницы, филигрань 50 р.

13—18. Яды с чернью 138 р.

19—21. Ароматницы 65 р.

22. Яд 15 р.

<…>

Указанные в настоящем акте цены являются ориентировочными, окончательная оценка будет произведена по прибытии вещей в г. Ленинград Правительственной Оценочной Комиссией.

Научный сотрудник музея Цитович

Член правления в/о «Антиквариат» Брук»

Вот так с легкой рук советского руководства музейным коллекциям Беларуси «не понадобились» ни персидские гравюры, ни 3-метровый фламандский гобелен, ни старинная мебель и утварь, ни даже работы известнейшего графика Дюрера, гравюры которого нынче продаются за сотни тысяч долларов (так, Дюреровский «Самсон, разрывающий пасть льву» в 90-х на торгах был куплен за $ 311 700).

Можно предположить, что на гравюры, вывезенные из Витебска, уже имелся конкретный заказчик с Запада. То, что Запад диктовал не только цену на аукционах, но и перечень заказов, видно по такому документу. Стоило белорусским музейщикам не выслать в Москву нужные экспонаты, как представитель правления «Антиквариата» А.Брук тут же пожаловался на них. Приложив к жалобе список: шесть не полученных из Могилева риз и восемь задержанных в Минске Слуцких поясов.

Вторая мировая

Но, пожалуй, самые серьезные потери нанесла Вторая мировая война. Естественно, огромное количество белорусских раритетов осело в коллекциях Германии. Согласно отчету Управления по делам искусств при СНК БССР об ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками, только Государственной картинной галерее БССР он был нанесен на 12 867 050 рублей. Было разграблено и вывезено 1493 единицы живописи, среди которых работы Репина, Айвазовского, Серова, Левитана, 130 — скульптуры, 961 — графики, 380 — портретов и бюстов.

Однако не стоит все списывать на немецких захватчиков. Многие ценности из белорусских музеев вывозились еще перед началом наступления фашистов. Так, в Сталинград были направлены экспонаты Гомельского областного музея. В списке, который приводит Адам Мальдис, значатся изделия из серебра, иконы, персидские скатерти, картины «Убиение Стефана», «Пастух в горах» и — ни много ни мало — «мраморная скульптура Леонардо да Винчи». Увы, во время переправы на левый берег Волги они были потоплены немцами при бомбежке.

В Саратове остались собрания Витебского и Минского музеев, куда входили произведения белорусских, русских, западноевропейских художников. Сборы из белорусских коллекций находятся в Орле (10 портретов Голынских и Цехановецких), Пскове (издания Могилевской типографии), Смоленске (полотна XVI — XVIII вв. из частной галереи Сапег).

Как известно, тогда же из Беларуси была вывезена одна из важнейших реликвий нашей страны – Крест Ефросиньи Полоцкой, о месте нахождения которой до сих пор неизвестно.

Кстати, в музейных коллекциях Беларуси нет ни одного целого Слуцкого пояса, в то время как их число в российских коллекциях, по некоторым оценках, достигает нескольких сотен. Белорусские культурные ценности разбросаны по всем огромным российским просторам — от Москвы до самых до окраин и вернуть хотя бы малую толику из них – это просто наш долг.


... Это лишь малая толика того, чего лишилась наша страна за несколько столетий. Так что мы имеем полное право гордится тем, что удалось вернуть на родину хоть один Статут ВКЛ, тогда как всего по миру их раскидано не менее 29 экземпляров! Ведь возвращать бесплатно вывезенные ценности Россия нам не собирается, хоть вроде как у нас и "союзное" государство, а руководсство обеих стран клянется друг другу в вечной дружбе и разглагольствует о "братских" народах, которых якобы объединяет общая история, а потому жить друг без друга они никак не могут. И правда, общая история есть, но объединяет ли ТАКАЯ история, вопрос риторический.


10:40 12/06/2012




Loading...
ссылки по теме
В Беларусь вернулся еще один Статут ВКЛ
Минкульт просит Академию наук дать заключение по бело-красно-белому флагу
В Беларусь вернулся еще один Статут ВКЛ


загружаются комментарии