Минск напомнил российским журналистам большой мемориал 3

На его улицах чисто, но как-то пустынно: с одной стороны в любое время суток ни на остановках, ни на обочинах особо не встретишь окурков и прочего сора, но даже в выходной и машин, и людей на улицах совсем негусто.

Минск напомнил российским журналистам  большой мемориал
Впечатления своего корреспондента, посетившего столицу "дружественной Белоруссии" публикует "Вечерний Петербург".

Первое, чем поражает Минск человека, приехавшего из России, — чистота. И рано утром, и поздно вечером улицы выметены, а на остановках транспорта нет привычных глазу петербуржца россыпей окурков и переполненных урн. Кроме того, чувствуется, что город украшают по некоему единому стандарту: много зелени, обилие клумб и фонтанов, то тут, то там встречаются изящные скульптурные композиции. Но все это навевает воспоминания о советских горнистах и девушках с веслом, только в современном преломлении. 

Проспект Победителей многозначительно называют проспектом Победителя

За последние десятилетия Минск архитектурно значительно преобразился: восстановлен старинный район города — Троицкое предместье, практически заново застраивается одна из главных магистралей — бывший проспект Петра Машерова. Это имя дорого старшему поколению: партизанский командир, а в советское время руководитель Белоруссии, при котором республика процветала. Непонятно зачем несколько лет назад Лукашенко переименовал проспект Машерова в проспект Победителей. В народе теперь его многозначительно называют проспектом Победителя.

Мы с подругой, которая живет в Латвии, приехали в Минск на встречу однокурсников и поселились в скромной гостинице в центре города. Сначала нам предложили номер люкс на двоих за 480 000 белорусских рублей. Это примерно около двух тысяч на наши деньги. Я уже согласилась было, но подруга сморщила нос: «А подешевле не найдется?» Я про себя удивилась: люкс — за тысячу рублей с человека, куда уж дешевле, но перечить не стала. Полистав журнал, администратор предложила двухместный номер с удобствами за 250 000 тысяч, то есть по 500 русских рублей с человека. 

Год назад за такой номер мы заплатили бы втрое дороже: за прошедшие 12 месяцев белорусский зайчик подешевел ровно в три раза. Поэтому с нашими русскими рублями мы чувствовали себя «хозяевами жизни»: например, килограмм дорогих и очень вкусных шоколадных конфет стоит в фирменном магазине белорусской столицы 30 рублей на наши деньги: ешь — не хочу. Правда, в магазинах выбор невелик. Импортных товаров практически нет. В основном свои — белорусские, качество которых далеко не европейское.

Авторитет батьки в народе из-за кризиса подорван. Один таксист объяснил нам причины обвала зайчика так: «Лукашенко разозлил Путина тем, что заигрывал с Саакашвили. Он хотел как всегда — и нашим, и вашим. А Путин взял и экономическими мерам перекрыл ему кислород». Соседка по вагону поезда была более рассудительна: «Лукашенко около двух лет назад незадолго до президентских выборов резко повысил зарплаты бюджетникам, да просчитался, государственная казна этого не потянула».

Коллега-журналист признался, что его зарплата сегодня не дотягивает даже до 300 долларов. Этих денег хватает только на квартплату и еду.

— Выручает секонд-хенд, — поделился он, — да и то за последнее время цены там выросли. Шатания неустойчивой белорусской экономики бьют в первую очередь по малообеспеченным слоям населения, так как быстрее дорожают именно дешевые товары.

По словам коллеги, идет процесс постепенного поглощения белорусской экономики российской, но идет он медленно и болезненно в первую очередь для рядовых граждан. 

Лучше — в Турцию

На следующий день наша встреча продолжалась за городом в просторном двухэтажном особняке однокурсницы, которая стала успешной бизнесвумен. Там состоялся примечательный разговор. Бывший староста курса спросил у хозяина дома, охотится ли он, видимо, зная о его увлечении. Тот отвечал: «Да какое там! Когда ни пойдешь, нет лицензий, все россияне скупили. Но самое противное, что там к тебе относятся как к человеку второго сорта: вот сначала господ обслужим, а потом тебя, холопа. Почему на своей земле я должен чувствовать себя бесправным ничтожеством?!» Главный нюанс состоит в том, что это был монолог обеспеченного человека, способного на равных экономически конкурировать с россиянами…

На обратном пути из белорусской столицы в купе поезда я ехала с двумя петербурженками, которые отдыхали в санатории. День отдыха с трехразовым питанием и лечебными процедурами обошелся им в 1200 рублей. Правда, как они сообщили, после того как доллар скакнул вверх, путевки подорожали примерно на 20 процентов. Но им повезло: за две недели они заплатили за все про все около 17 тысяч. Однако женщины были не вполне довольны.

— Иногда кормили не очень-то хорошо, — рассказали они. — Дадут какую-то недожаренную котлету, начнешь возмущаться, а персонал отвечает: не хотите — не ешьте. К тому же очень скучно. Погода была плохая: дожди, все время сидели в корпусе. Решили, что больше сюда не поедем, лучше — в Турцию.

Белорусы привержены патриархальным ценностям

По традиции наш курс встречался в сквере университетского дворика.

Радостные вопли однокурсников были слышны издалека. И через короткое время в поле нашего зрения появились два человека плотного телосложения с беджиками — из университетской охраны. Они пристально следили за тем, как мы обнимались и фотографировались. Когда, выстроившись на ступеньках главного университетского корпуса, солидные дяди и тети загорланили студенческий гимн: «Для веселья нам даны молодые годы», охранники снисходительно заулыбались, но тем не менее их лица оставались напряженными. Расслабились они только тогда, когда всей толпой мы покинули скверик и отправились в заказанный заранее ресторан.

Мы не виделись много лет, поэтому каждый в качестве тоста рассказывал о себе и о том, как прожил эти годы. Что характерно, многие однокурсники, которые поженились еще студентами, благополучно живут в счастливом супружестве до сих пор. Вообще мне показалось, что у белорусов сохранилось бережное, патриархальное, даже советское отношение к семейным ценностям, которое у нас за годы, прошедшие после перестройки, куда-то улетучилось.

После ресторана вечером мы отправились побродить по вечерним улицам Минска. Забрели в Троицкое предместье — старинные восстановленные дома, подсвеченные разными цветами, напоминали сказочный городок, но вокруг было пустынно. Нам встретилось лишь несколько человек. Вообще Минск навевает мысли о каком-то большом мемориале и в дневное, и в вечернее время. На улицах мало людей и машин. Это поразило меня в прошлый приезд, еще год назад, поражает и теперь. Такого понятия, как торгово-развлекательный комплекс, там еще нет, но даже просто кафе и ресторанов, каких у нас десятки на один квадратный километр, надо еще поискать. К тому же у людей сейчас просто нет денег на развлечения.



От редакции БП. Интересно, что несмотря на все старания властей и пунктик по поводу "чистоты" наших улиц, несмотря на эту самую чистоту Минск почему-то производит гнетущее впечатление на иностранцев, независимо оттого, прибыли они к нам с Востока или Запада, разнится лишь степень "угнетенности". Напомним, недавно своими впечатлениями о посещении Минска поделился француз Лоренцо Папас. Картина, нарисованная им, заставит плакать даже родившегося в этом городе белоруса.
15:54 29/06/2012




Loading...


загружаются комментарии