Любовь Ковалева: Я живу, чтобы реабилитировать сына 2

Мать казненного Владислава Ковалева рассказала о содержании надзорной жалобы, поданной ею в Верховный суд, а также также поделилась, почему перестала посещать церковь и каким приходит Влад в ее сны.

Накануне Любовь Ковалева вместе с адвокатом Станиславом Абразеем подали надзорную жалобу на приговор в отношении Владислава Ковалева в Верховный суд, напоминает  «Салідарнасць»  

— Мы знаем, каким будет ответ, — в голосе Любови Ковалевой обреченность. – Если при жизни сына власти не пускали к нему адвоката и поторопились его расстрелять. Обо всех нарушениях Уголовно-процессуального кодекса во время следствия и суда мы написали. 

Упомянули и видеозапись из метро с элементами фотомонтажа, и результаты экспертизы, согласно которым ни на одежде, ни на теле у Дмитрия Коновалова и Влада Ковалева не обнаружено следов взрывчатых веществ. Не нашли их и в квартире, которую снял Дима.

— Пока велось следствие, адвоката к Владу допустили лишь один раз! — вспоминает Любовь Ковалева. — Они виделись только во время следственных действий. А те несколько месяцев, которые длился судебный процесс, адвокат разговаривал с сыном не больше двух с половиной часов. Влад мог пообщаться с адвокатом, только когда его приводили в клетку, а суд еще не начался. Ничего не изменилось и после вынесения приговора: адвоката не пускали в СИЗО КГБ. Моего сына просто лишили права на защиту и возможности обжаловать приговор! Это доказывает и то, что на суде большинство ходатайств адвокатов были отклонены.

До сих пор неизвестно, кто были рабочие, которые проводили ремонт 10 апреля (за день до теракта) на станции метро «Октябрьская» или «Купаловская», кому принадлежала сим-карта российского оператора «Мегафон», найденная в квартире, которую снимал Коновалов. Потом эту карточку уничтожили как вещдок.

Влад писал доверенности на мое имя, чтобы я могла представлять его интересы во всех организациях по защите прав человека, в том числе и международных. Но ни одну из них мне не передали. Администрация СИЗО КГБ лишила моего сына возможности обращаться за защитой от произвола судебной системы в международные организации.

— На предварительном следствии Влад дал признательные показания только потому, что сотрудники управления по борьбе с организованной преступностью беседовали с ним без адвоката, — уверена Любовь Ковалева. — Это противоречит закону. Все следственные действия должны проводиться при участии защитника. Кроме того, Влада допрашивали даже в ночное время. На суде мой сын отказался от тех показаний, сделанных под давлением. О том, что к Владу применялись силовые методы, свидетельствуют и телесные повреждения, которые зафиксированы во время предварительного следствия. Никто эти факты не расследовал! Они его истязали, чтобы выбить признательные показания, на основании которых суд потом признал Влада виновным. Невзирая на то, что сам он от них отказался.

Любовь Ковалева защищает не только своего сына, но и Дмитрия Коновалова.

— По заключению экспертов ФСБ РФ, Дима и человек, зафиксированный на видеозаписи в метро, не похожи.

Маму Димы Коновалова Любовь Ковалева недавно случайно встретила в магазине.

— Что теперь… Человека уже нет, — сказала мать казненного.

— Я понимаю, почему она так себя вела во время следствия и суда, — говорит Любовь Ковалева. — У них вся семья была в заложниках. Она могла потерять и мужа, и второго сына. Они же несколько месяцев после теракта провели под стражей.

После казни Влада Ковалева прошло уже больше полугода.

— Он мне снится иногда. Почему-то подростком, — плачет мама Влада. — Я чувствую его присутствие. Все 24 часа он со мной.

Любовь Ковалева признается, что ей легче на людях.

— Меня поддерживают. Понимаю, что я не одна со своим горем. Незнакомые люди подходят ко мне на улице и говорят: «Мы с вами! Держитесь!».

В церковь мама казненного больше не ходит.

— Церковь должна была первой выступить за отмену смертного приговора, — считает она. — А в Бога я верю и молюсь за сына дома. Я и живу теперь ради того, чтобы реабилитировать ребят.

****

11 апреля 2011 года на станции «Октябрьская» минского метрополитена сработало мощное самодельное взрывное устройство. 11 человек погибли на месте, еще четверо умерли в больницах. Тяжкие телесные повреждения получили 33 человека, менее серьезные ранения — 70 человек. Всего пострадало более 300 человек.

Виновными в совершении теракта суд признал Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева. Они были приговорены к смертной казни. 17 марта 2012 года стало известно, что приговоры приведены в исполнение.
15:46 28/09/2012




Loading...
ссылки по теме
4 года назад взорвали минское метро
Власти не хотят вспоминать о теракте в метро
В Витебске не верят, что простые парни могли "сварить" бомбу в кастрюльке


загружаются комментарии