Оргпреступность в Беларуси: "смотрящие" сидят во власти 1

Государство научилось бороться с идейными членами криминального сообщества. Именно под них разрабатывался нынешний Уголовный кодекс. Но ОПГ, воры в законе, "смотрящие" и прочие звенья профессионального криминалитета — это лишь часть организованной преступности.

Оргпреступность в Беларуси: "смотрящие" сидят во власти
Самым титулованным представителем организованной преступности в Беларуси является в настоящее время вор в законе Коля Солдат, приговоренный к 11 годам заключения в колонии усиленного режима. По сведениям Naviny.by, Солдату предложили письменно отказаться от этой «короны» и покаяться, но он остался верен воровскому кодексу чести. В итоге администрация колонии сочла, что авторитет не стал «на путь исправления». За многочисленные нарушения режима «законника» осудили еще раз и на три года отправили в гродненскую тюрьму № 1… 

Белорусское государство научилось бороться с такими идейными членами криминального сообщества. Именно под них разрабатывался ныне действующий Уголовный кодекс. Помимо ряда статей, в том числе и расстрельных, печально знаменитые — по горло в крови — члены банды «Морозова», как и ряд других, обвинялись и осуждались по 285-й («Создание преступной организации либо участие в ней»). Но ОПГ, воры в законе, «смотрящие» и прочие звенья профессионального криминалитета — это лишь часть организованной преступности.

Пять форм ОПГ с оглядкой на Россию 

Западные исследователи постсоветских преступных формирований начала XXI века выделяли пять социальных групп:

- бывшие «теневики» — лица, занимавшиеся незаконной экономической деятельностью в советский период, имеющие большой опыт в производстве незаконных хозяйственных операций;

- бывшие комсомольские и партийные работники, которые не заняли новых постов в системе государственной власти, но сохранили связи с государственными органами и чиновниками;

- «новые русские» — молодые бизнесмены, приобретшие богатство в период экономических реформ;

- бывшие спортсмены и военнослужащие, которых на преступный путь толкнуло отсутствие иной специальности и, следовательно, возможности законным путем зарабатывать деньги;

- профессиональные преступники, рецидивисты, криминальные авторитеты, воры в законе.

Российские криминалисты также говорят о пяти групп, но уже со знанием дела и детализацией возможностей каждой из них. По их мнению, в этот список входят: «лжепредприниматели», «гангстеры», «расхитители» или «госворы», «коррупционеры» и «координаторы». Во главе последней группы находятся воры в законе, способные организовать деятельность всех перечисленных выше субъектов и обеспечить ее системность.

Для России такие схемы вполне жизнеспособны. Известный криминолог, генерал-майор МВД РФ Владимир Овчинский, возглавлявший в прошлом бюро Интерпола, утверждает, что в России произошло полное сращивание государства с криминалом. По его мнению, главное отличие новых бандитов в том, что ранее никогда — ни в 1980-х, ни в 1990-х — не было такого масштабного присутствия в ОПГ представителей официальных госструктур.

«Можно с уверенностью говорить о том, что у нас в стране нет ни одной «незапятнанной» госструктуры — будь то правительство, министерства, аппарат губернаторов или мэрия», — заявил генерал в интервью газете «Московский комсомолец».

А что же происходит у нас? Мы ведь с Россией — политические союзники, входим с нею в единый Таможенный союз и прочие интеграционные объединения. Как бы чего дурного с той стороны не интегрировать. Есть ли такого рода угрозы?

Есть — как внешние, так и внутренние, и все они довольно детально описаны в Концепции национальной безопасности Республики Беларусь. Однако на сегодняшний день организованная — скажем так, блатная — преступность вряд ли способна нанести сколь-нибудь значительный ущерб белорусской власти. Даже если определится победитель в третьей воровской войне, то все равно криминальный мир не сможет консолидироваться, а тем паче — сделать заявку на «передел сфер влияния» в Беларуси.

Мир этот агрессивный и конфликтный. Даже если его представители, например, в России, рванут во власть, попытаются создать свою политическую партию, то рано или поздно все равно их «кости сгниют».

ОПГ уже во власти?

Гораздо большую опасность сегодня для белорусского государства представляют не татуированные авторитеты, а, скажем так, отдельные люди с удостоверениями, на обложках которых тисненый золотом герб.

По статье 285 Уголовного кодекса судили не только бандитов, переживших «лихие 90-е». Вспомним громкие коррупционные дела, когда в СИЗО пачками попадали полковники КГБ, МВД, Таможенного и Погранкомитета. Чем эти истории закончились, известно, но некоторые дела через суд все же проходили и приговоры были реальными.

Да и сами громкие дела продолжаются, разве что к ним теперь стараются привлекать меньше внимание прессы. Но кое-что все же просачивается в СМИ.

«Сегодня 15 человек, занимающих самые высокие посты правительственных чиновников и администрации президента, погрязли в коррупции, — заявлял Александр Лукашенко, выступая в апреле 2008 года с традиционным ежегодным посланием к белорусскому народу и парламенту. — Целые таблицы (коррупционных схем) сегодня мне нарисовали, и в ближайшее время всех приглашу. Это касается и некоторых парламентариев».

Летом 2009 года на совещании с оперативно-начальствующим составом органов внутренних дел президент чихвостил МВД: «Проверив только одну службу по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями МВД, были установлены многочисленные системные нарушения действующего законодательства,.. в том числе фальсификация доказательств, искажение отчетности, выполнение личных поручений руководства, лоббирование интересов отдельных коммерческих структур и лиц».

Тогда же главнокомандующий задался вопросом о причинах долговременной деятельности преступных группировок — «морозовцев» и «пожарников: «Как могло случиться, что они безнаказанно бесчинствовали у всех на глазах?».

Из интервью первого заместителя Главного управления по борьбе с оргпреступностью и коррупцией МВД Владимира Тихини:

«Обвиняемыми по делу банды Морозова проходили несколько бывших сотрудников милиции. Это начальник уголовного розыска УВД Гомельской области Николай Лосев, приговоренный к 18 годам лишения свободы. Ближайшая связь Морозова, он принимал участие в вымогательстве денег у предпринимателей, снабжал информацией о работе милиции… К 11 годам заключения приговорен оперативник Шляпин, работавший под руководством Лосева в оперативно-поисковом отделе, к 15 годам — капитан милиции Сергей Бондарчук, участвовавший в убийстве майора милиции Борисенко. Содействие преступникам оказывали и сотрудники прокуратуры, к примеру, бывший старший прокурор отдела по борьбе с оргпреступностью и коррупцией прокуратуры Гомельской области Александр Сусолкин, предоставлявший оперативную информацию об операциях против банды. Пять лет он находился в розыске, был задержан на Украине, просил политического убежища. Его отпустили под подписку о невыезде, отказав белорусской стороне в экстрадиции. В Польше просил политического убежища депутат Гомельского горсовета депутатов Сергей Стариков, оказывавший морозовцам содействие…».

…Дела, можно сказать, уже прошлых лет, и с позиции власти их, наверное, можно было бы отнести к так называемым «единичным случаям» сращивания бандитов с отдельными представителями правоохранительных органов. Но есть ведь угрозы и другого характера, которым не присущи кровавые разборки.

Белорусское общество в массе своей больше не тревожат бандиты образца 90-х. Но так уж устроено человеческое бытие, что освободившая ниша не терпит пустоты. Вот и глава государства в одном из своих выступлений назвал, кто ее — пустоту эту — решился собой заполнить. Лукашенко призвал «считать коррупционную преступность наиболее тревожной социально-правовой проблемой, требующей более активной, решительной и непрерывной борьбы со всеми ее проявлениями».

Казалось бы, при имеющемся мощнейшем административно-карательном аппарате, постоянно ужесточающемся уголовном законодательстве, жесточайшей критике президента с предостережениями «от круговой поруки, семейственности и кумовства» руководящие чиновники в малых и больших креслах должны вести себя тише воды, ниже травы. Ан нет.

Согласно исследованию Института социологии НАН Беларуси, по мнению более половины опрошенных граждан, для государственных чиновников, помимо взяточничества, характерны использование своего служебного положения в личных целях (64%), пренебрежительное отношение чиновников к людям (54%), клановость (40%), защита своих личных интересов (57%), решение чиновниками своих проблем в обход закона (51%).

Народ считает, что больше половины белорусских чиновников трудятся не на благо государства, а на себя. Нынешний год тоже подкинул доказательства этому.

Менее месяца назад во время встречи с журналистами в Могилевской области Лукашенко сказал: «Некоторые чиновники, как это случилось в Гомеле, брали десятками квартиры и перепродавали, а деньги клали себе в карман. Сегодня уголовное дело заведено, и не один чиновник со своими родственниками и приближенными сядут на скамью подсудимых».

Центральной фигурой этого дела является бывший мэр Гомеля Виктор Пилипец. С июля 2007-го он работал помощником президента — главным инспектором по Витебской области, а с 2009-го — председателем Гомельского горисполкома. По официально неподтвержденной пока информации, в числе других фигурантов — не менее высокопоставленные чиновники.

Напомним, что в конце июля КГБ распространил информацию о задержании должностных лиц «УКС Гомельского горисполкома». Их обвиняют в махинациях с жильем: в 2011 году чиновниками между «своими» были распределены 25 квартир, первоначально предназначенные для граждан, домовладения которых подлежали сносу. Новые дома строились, в том числе, и за средства бюджета.

Это что — новая форма ОПГ из категории «расхитители» или «госворы»?

Ведь если использовать жаргон, то чиновник исполнительной власти — это как минимум «смотрящий» от власти, который в данном случае «крысятничал» и запустил руку в «общак». По понятиям, эту руку вместе с головой отрубают.

Топор государства уже занесен над шеей бывшего первого заместителя председателя Мингорисполкома Игоря Васильева. Его задержали в июле в рабочем кабинете при попытке получить взятку в 250 тысяч долларов — половину от суммы, которую он, по мнению следствия, вымогал у европейского инвестора.

В мае текущего года был задержан экс-мэр Полоцка Владимир Точило и трое его коллег по местной вертикали. Их подозревали в том, что в 2009 году они незаконно выделяли для себя и своих близких земельные участки в Полоцке в зоне охраняемого ландшафта, на территории, прилегающей к территории Спасо-Евфросиниевского женского монастыря.

В текущем году завели уголовное дело против экс-заместителя председателя Речицкого райисполкома Николая Колесникова. Поводом стало незаконное выделение земельного надела.

В ожидании судебных вердиктов находятся бывший первый заместитель главы администрации Московского района Минска Дмитрий Яновский, обвиняемый во взяточничестве, и экс-заместитель министра внутренних дел Евгений Полудень, который, по данным следствия, «неоднократно получал от должностных лиц внутренних органов материальные ценности и денежные средства».

Очередной историей с заявкой на преступную организацию может оказаться так называемое «калийное дело». Напомним, чекисты провели масштабную операцию и на пункте таможенного оформления «Каменный Лог» задержали шесть большегрузных автомобилей при попытке вывоза преступной группой в Литву 200 тонн калийных удобрений. В ходе оперативной работы была вскрыта разветвленная система хищения минеральных удобрений с последующим вывозом их в страны ЕС и другие государства. Пресечена деятельность четырех преступных групп по организации теневого рынка калийных удобрений. В ходе проведенных оперативно-следственных действий установлено, что в противоправную деятельность в различной степени было вовлечено не менее 40 человек. Десять наиболее активных фигурантов дела арестованы и помещены в СИЗО КГБ.

Такие масштабные операции блатному белорусскому воровскому сообществу и не снились.

…Почти двадцать лет назад профессор, в прошлом — первый заместитель начальника Академии МВД Иван Басецкий, отмечал, что умеющий быть гибким профессиональный преступный мир способен просчитывать ситуацию на годы вперед и «двигать» своих ставленников во власть. Тогда Иван Игнатьевич высказал крамольную мысль, за которую с него бы сегодня погоны сняли. Он не исключал, что авторитеты могли, например, «поспособствовать» для поступления в Академию МВД своего незапятнанного молодого представителя, чтобы потом, будучи при должности и больших звездах на погонах, он «работал» на них.

О таких фактах ничего не известно, но некоторые криминальные истории сегодняшних дней дают пищу для такого размышления. Сомнительно, чтобы криминалитет мог сегодня, например, «двинуть» своего человека во власть: типа пахан в законе от закона. Политическая ситуация к такому сценарию не располагает. А вот при определенных обстоятельствах отдельный чиновник может принести вреда государству больше, чем самая кровавая ОПГ. Если он сам организует и возглавит преступную группу…
10:41 16/10/2012




Loading...
ссылки по теме
Не дала похмелиться: сельчанка пробила соседке голову молотком
Сельчанин обокрал мертвого приятеля
Шок: на Мядельщине сельчанка продавала знакомую мужчинам за долги


загружаются комментарии