Белорусские болота падут жертвой энергетической безопасности?

Зависимость от российских энергоносителей толкает Беларусь на поиски собственных источников энергии. В качестве одной из альтернатив российским нефти и газу белорусское правительство рассматривает торф.

Однако все пригодные для добычи торфа земли практически истощили свои ресурсы, поэтому чиновники положили глаз на болота, имеющие статус особо охраняемых природных территорий. Проще говоря, они являются заказниками. Это, несомненно, вызывает возмущение у экологической общественности, которая считает добычу торфа на территории заказников как экологически, так и экономически нецелесообразной. 

Какое будущее ждет белорусские болота и есть ли альтернатива торфодобыче на территории заказников? На эти и другие вопросы мы попытаемся ответить в данной статье.

Ударим торфом по белорусским болотам

Еще в 2004 году белорусское правительство приняло программу по развитию местных видов топлива и альтернативных источников энергии на период до 2012 года. Согласно данной программе, доля данных источников энергии должна составить не менее 25% от общего объема производства электрической и тепловой энергии. Наибольший прирост потребления местных видов топлива должен быть достигнут за счет использования древесного топлива и торфа.

К 2020 году добычу торфа в Беларуси планируется увеличить до 4,3-4,4 млн. тонн. В 2011 году его добыча, согласно данным ГПО «Белтопгаз», составила 3,16 млн. тонн. Однако проблема в том, что в Беларуси после «великой советской мелиорации» практически не осталось земель, пригодных для этого. А планы нужно выполнять. Чиновники стали заглядываться на болота, которые имеют статус особо охраняемых природных территорий.

Летом прошлого года Совет министров принял постановление, согласно которому более 3 тысяч гектаров земель на территории восьми заказников могут быть использованы для добычи торфа. Один из разработчиков программы по добыче торфа на территории заказников академик Иван Лиштван не видит в этом ничего плохого.

«Вообще, по существующим правилам создавать особо охраняемые территории там, где имеются полезные ископаемые, нельзя. У нас даже есть особо охраняемая территория в Житковичском районе на месторождении бурого угля. Практика такого не знает», — говорит Лиштван.

Кандидат биологических наук, академик Александр Козулин придерживается иного мнения. По его словам, речь идет фактически о сокращении ценных природных территорий, создающих высокое качество среды обитания человека в нашей стране и привлекательность ее для въездного туризма.

«Взять от живого организма и отрезать ногу, при этом думая, что он будет дальше жить, это неправильно. Например, от заказника «Выгонощанское» хотят отрезать площадь в 500 гектаров. Это означает, что после этого весь заказник можно смело упразднять», — считает Козулин.

По мнению эколога, добычу торфа на территории заказников сдерживает не только экологический, но и экономический фактор. По словам академика, в Беларуси добывается торфа больше, чем составляет его прирост на естественных территориях.

«Этот ресурс очень быстро закончится. Самый максимум — 30 лет. Какой хозяин будет строить свой дом на месте, где через 30 лет произойдёт землетрясение? Никакой хозяин это не сделает, но у нас почему-то это делают. А потом, когда отрасль уже наберет оборот, скажут — давайте нам новые площади. Давайте Березинский заповедник или национальный парк «Припятский» осушать. Нам же надо отрасль кормить. Получается, что отрасль создают для самой отрасли», — говорит Александр Козулин.

Академик Иван Лиштван не видит в этом проблемы. Он считает, что торфодобывающие предприятия позже можно перепрофилировать. Например, на месте бывших торфозоводов, когда видно, что дело подходит к концу, он предлагает создавать филиалы промышленных предприятий Минска, которые выпускают детали для холодильников либо автомобильного и тракторного заводов. Отработанные площади заказников Иван Лиштван предлагает снова заболачивать: «У нас же есть международная программа технической помощи относительно повторного заболачивания ранее выработанных месторождений».

Высушить, чтобы снова заболотить?

Да, действительно, такие программы существуют. Глобальный экологический фонд через ПРООН и Программу малых грантов инвестировал в белорусские болота в общей сложности 4 млн. долларов. Еще 2 млн. евро субсидировали немецкое правительство и Королевское общество защиты птиц. Начиная с 2006 года, с помощью данных фондов в Беларуси вернули к жизни 23 «мертвых» топи. И на всех мгновенно улучшилась экологическая обстановка.

Заболоченная местность перестала быть очагом торфяных пожаров. Вскоре территории облюбовали дикие животные. Благодаря восстановленным болотам сократились выбросы углекислого газа в атмосферу. Но самое интересное в этой истории следующее. На двух болотах — «Выгонощанском» и «Морочно» — при поддержке вышеназванных фондов несколько лет назад были произведены дорогостоящие работы по обновлению гидрологического режима. А их опять хотят осушить! Это вызывает недоумение у представителей ПРООН.

«Мне кажется, решение о введении повторного осушения на данных территориях должны продумываться взвешено, заглядывая вперед. Может, имеет смысл производить на данных болотах какие-то биологически активные вещества, изымая значительно меньшее количество торфа, а не пытаться обеспечить работу торфозавода на 10-15 ближайших лет», — говорит координатор проектов ПРООН Игорь Чульба.

По словам эксперта, в настоящее время на стадии реализации и согласования находится ряд проектов по восстановлению деградированных территорий. Не исключено, что ПРООН займется Чернобыльской зоной. Вот только давать деньги на заболачивание территорий, зная, что в скором времени они будут осушены, вряд ли кому-то захочется.

В качестве альтернативы торфодобыче академик Александр Козулин предлагает использовать территорию болот для производства клюквы, что создаст новые рабочие места для местных жителей и принесет прибыль в государственную казну. А тростник и кустарники, которым порастают болота, можно использовать для производства топливных гранул — пеллет.

«У нас огромные площади, где биомасса растет и пропадает. Где-то около 1 миллиона гектаров. Её не надо ни сажать, ни удобрять, только коси и используй. Добывать её, в том числе, полезно для сохранения биоразнообразия», — говорит Александр Козулин.

По его словам, на данный момент подобный проект касательно использования биомассы для производства топлива на территории болота «Званец» находится на согласовании. Только вот заинтересованы ли чиновники в реализации данных проектов, большой вопрос. Например, академик Иван Лиштван считает, что экономическая выгода от таких проектов очень мала.

Судьба болот в руках чиновников и общественности

По утверждению чиновников, пока окончательного решения по добыче торфа на территории заказников не принято, идет детальное изучение территорий.

«Вот по заказнику «Озёры» в этом году будет готово научное обоснование, а в 2013-м вопрос по нему будет вынесен правительству на рассмотрение. То есть, эти территории зарезервированы, но собственно о добыче торфа пока речь не идет», — говорит заместитель начальника управления биологического и ландшафтного разнообразия Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Наталья Жаркина.

Ее слова подтверждает и один из разработчиков проекта академик Иван Лиштван. «Заказники сейчас фактически не разрабатываются, так как в этом нет острой потребности. Хотя это постановление, возможно, будет работать в будущем, когда понадобиться топливо и для цементных заводов, и для других отраслей экономики. Хотел бы в то же время отметить, что потребность в торфяном топливе в нашей стране очень велика, и она не спадет даже тогда, когда заработает атомная электростанция», — говорит Иван Лиштван.

В защиту белорусских болот помимо экологов в свое время высказались и чиновники из Минприроды. Однако в силу специфики своей работы были вынуждены подчиниться решениям свыше.

«Мы как орган государственного управления обязаны взвешивать и находить баланс между всеми интересами. Грубо говоря, когда у вас дома будет холодно и не будет света, никто не вспомнит о ценности клюквы или ещё о чем-то», — говорит представитель Минприроды Наталья Жаркина.

Тем временем, в интернете начался сбор подписей под петицией в защиту болот.

Как видим, мнения чиновников и общественности расходятся, что в принципе не новость для нашей страны. Экологи ратуют за сохранение болот и их альтернативное использование. Чиновники, которые не привыкли думать на несколько лет вперед и имеют психологию временщиков, готовы хоть сейчас сушить болота, если на то будет надобность. Как говорится, после нас хоть потоп! При этом, как всегда, отсутствует нормальный механизм общественных обсуждений. Ну не хотят чиновники слушать возмущенную общественность и садиться за стол переговоров.

В принципе, сохранность болот во многом будет зависеть от того, насколько Россия прижмет по ценам на газ и нефть, и будет ли у Беларуси нужда увеличивать использование собственных ресурсов.
11:09 31/10/2012




Loading...
ссылки по теме
Швейцарцы на референдуме отвергли инициативу о досрочном закрытии атомных станций
"События драматизировали": исследование грунтовых вод не подтверждает угрозы Нацбиблиотеке
В Гродно спилили 150-летний каштан Элизы Ожешко


загружаются комментарии