Затерянный мир: жить почти в центре Минска, а по нужде ходить во двор 5

В минском переулке Минина люди живут в сырых домах, травят крыс и пользуются выгребными ямами.

«Нас забыли и бросили на выживание. До сих пор по улице не проведены ни вода, ни канализация. Капитального ремонта не было никогда, а дома построены в 1947 году. Наши кухни — щитовые пристройки, поросшие плесенью, наш туалет — обыкновенная выгребная яма на улице. Вода — колонка через два дома». Это письмо не из глухой деревушки, а от минчан из переулка Минина, живущих всего в нескольких минутах езды от железнодорожного вокзала. Репортаж onliner.by— из тихого квартала, который стал эпицентром коммунального неблагополучия.



 С улицы Железнодорожной сворачиваем на улицу Минина и вскоре, не доезжая до комбината силикатных изделий, оказываемся в том самом переулке. Стучимся в первый дом — на пороге нас встречают Анастасия и Максим Крутелевы. Год назад молодые люди купили квартиру в четырехквартирном блокированном жилом доме, который раньше считался общежитием комбината. Заселились в мае, но с тех пор не раз пожалели о своем выборе.









— Здесь у нас биотуалет, — показывает Анастасия кабинку в коридоре. — Воду носим с колонки, она через дорогу. На день хватает литров 12. Вода, кстати, не артезианская. Невкусная, и накипь в чайнике моментом образуется. А посуду моем прямо на улице.



 Эту квартиру (2 комнаты, 40 квадратных метров) семья купила в ноябре прошлого года за 28 тысяч долларов.

— Ну что можно было найти в городе за такие деньги? А здесь все-таки дом, пусть и старый, яблоневый сад, пусть и неухоженный. Нет воды, зато подведен газ. До центра вроде бы недалеко и работа поблизости. Да и подгоняло желание поскорее уехать от родителей, начать независимую семейную жизнь, — говорит Максим.

— По неопытности к делу мы подошли как-то не всерьез, — продолжает Анастасия. — До нас здесь жила многодетная семья, которая получила квартиру в новостройке. Мне показалось, если четверо детей, то с домом должно быть все в порядке. Да и батюшка, глава семейства, внушал доверие. Сейчас в голове не укладывается, как можно было растить детей в таких условиях.







Нас просят пройти в одну из комнат, где уже сделан ремонт, и показывают стену, в дальнем углу которой тянет холодом.

— Внешние стены здесь из шлакобетона, еще пленные немцы строили. Так эта вот крошилась прямо на глазах, — вспоминает Максим о начале ремонта. — Все из-за чего: в десяти метрах от дома нелегально построены гаражи. Сливную систему никто не предусмотрел, и теперь чуть только дождь — вся вода с крыш течет под дом. А мы на ленточном фундаменте. Короче говоря, сыростью все пропитано.

В кухне ремонт пока продолжается.





 Поначалу Крутелевы думали, что проведут в дом воду и заживут с мало-мальским комфортом. Цена вопроса — 12 тысяч долларов на 8 квартир. Да дело пошло наперекосяк: соседи заказывать проект вскладчину не хотят. Кругом — бедные пенсионеры да квартиранты.

— Когда-то эти дома были общежитиями комбината силикатных изделий и до недавних пор находились на техобслуживании этого предприятия, а с лета 2012 года переулок передали ЖЭСу №11. Самое удивительное, что люди десятилетиями платили и платят за капитальный ремонт, а деньги пропадают неизвестно куда, — говорит Анастасия. — Сносить — не сносят, ремонтировать — и не думают, даже в планы нас не включают. Помогли бы хоть с водой. Неужели денег, собранных с людей за все эти годы, недостаточно, чтобы проложить водопровод по улице? Строить метро у города средств хватает, а тот факт, что в километре от станции «Михалово» люди ходят в туалет в выгребные ямы и готовят еду в сырых покосившихся кухоньках, никого не волнует.

Впрочем, Максим и Анастасия, в отличие от других жителей переулка, особо не унывают. Решили потихоньку обустраиваться и съезжать не планируют.

— А смысл? Ну, продадим, а что за эти деньги сегодня купишь? Да и людей обманывать не хочется. Ремонт кое-как сами осилим, будем жить-поживать, — улыбается пара.

Мы вышли из дома и осмотрелись в переулке. Направление, где расположен туалет, определили сразу. По запаху. Рядом с отхожим местом стоят забитые до отказа контейнеры, вокруг гниет мусор и бытовые отходы. Сюда же люди сливают помои.









— С крысами беда, — вышла навстречу местная жительница Татьяна Гайдукевич. — Идешь иной раз с ведром — сидят твари. Жирные, в темноте с котом перепутаешь. Яблоки вон в гараже погрызли. Куда смотрят ЖЭС и санстанция? Кому и за что мы платим деньги?

О каких суммах речь? Татьяна приглашает к себе в дом и показывает квитанции на оплату коммунальных услуг. Графа «Техобслуживание» — 11 300 рублей в месяц, «Капитальный ремонт» — 11 300, обезвреживание отходов — 3300 рублей.



 — Скажете, не так и много? А для меня и рубль — деньги. Я живу без мужа и лучше сыну джинсы новые куплю, чем заплачу непонятно за что, — взывает к справедливости женщина. — Мы платили раньше комбинату, теперь ЖРЭО, а толку, если кругом грязь, мусор и антисанитария? А обратишься в ЖЭС по пустякам вроде текущего крана — сразу предъявляют счет. Справедливо это?



— Надо ставить ультиматум: либо оказывайте услуги в полном объеме, либо вообще уберите эти суммы из жировок, — включается в разговор Виктор, житель единственной в переулке двухэтажки 1953 года постройки. — Не хотят делать капремонт — пусть вернут людям деньги за все годы. Иначе что это, как не воровство?



 Мужчина указывает на мусор возле подъезда: «Полюбуйтесь, так у нас убирают».



  А в нескольких шагах от дома — и вовсе стихийная свалка.





— Хорошо хоть фонарь возле туалета недавно повесили. Раньше как нечего делать в «мину» ступишь, пока дойдешь, — ведет нас дальше Виктор.

В своей квартире Виктор демонстрирует отклеившиеся от сырости обои, дырявый пол, растрескавшиеся окна: «Смотрите, фотографируйте это безобразие».







— Почему сами не ремонтируете? — спрашиваем.

На секунду замявшись, ответил: стоит в очереди на жилье. Придет время строиться — тогда и понадобятся деньги, а пока можно и потерпеть...







Есть в переулке Минина и дома, жильцы которых уже не ждут ни капремонта, ни других подарков от государства, а все делают самостоятельно. Несколько семей недавно провели водопровод.

— Раньше мы пытались добиться водопровода за счет государства. Нам отказывали: мол, нет технической возможности, кухня в аварийном состоянии. А как за свои средства согласились сделать — пожалуйста, все разрешения выдали, — с обидой в голосе говорит Ирина Крусевич из дома №3.

Не стали уповать на коммунальщиков и пенсионеры Синяковы из дома №11. Сначала довели до толку свою квартиру и двор, а затем написали заявления в администрацию Московского района и Минжилкомхоз с просьбой вернуть отчисления за капремонт. Инстанции ответили отказом: не положено.



Сосед пенсионеров по имени Женя в переписку с чиновниками не вступал. Ему, отмотавшему тюремный срок, по душе другие приемы.

— Как-то шли мимо жэсовские мастера. Меняйте окна, говорю — ноль внимания. Я с ноги шарахнул по раме. «Сейчас все разнесу!», — кричу им. Быстро же они тогда новую раму вставили.







Еще недавно дом делил с Женей его брат с женой и двумя детьми. Семья переехала — жить в сырой квартире стало невмоготу.

Единственный хозяин говорит, что подклеивать обои, белить потолок не имеет смысла: стены и перекрытия давно отсырели, без капремонта не обойтись.

— Он и сам не может жить в таких условиях, — заступается за соседа Зинаида Синякова. — Туберкулез у человека. И это не первый и не последний случай в нашем богом забытом переулке. Был еще один сосед. Кашлял, кашлял, а потом помер.

Вину за свои коммунальные беды и несчастья жильцы переулка возлагают на бывшее руководство комбината силикатных изделий. Предприятие селило сюда своих сотрудников, формально занималось техобслуживанием, взимало деньги за капитальный ремонт.

— Ничего не скажешь, «хороший» был хозяин, только о людях и думал, — с иронией говорят жители переулка о бывшем директоре КСИ Игоре Васильеве, который впоследствии выбился в заместители председателя Мингорисполкома. Припоминают и его недавний арест за взятку в 500 тысяч долларов.

Так дождутся ли когда-нибудь жильцы затерянного мира в переулке Минина капитального ремонта своих домов? Мы позвонили на комбинат силикатных изделий и спросили, куда ушли отчисления людей. «Мы не должны были заниматься капремонтом. Все деньги переводили на специальный общегородской счет. Так что претензии к нам необоснованны», — заверили на предприятии.

В бухгалтерии ЖРЭО Московского района нас поспешили убедить в обратном: денег от плательщиков КСИ не перечислял. А сам переулок в программу капремонта до 2015-го не попадает, поскольку переведен на техобслуживание только летом этого года. Специалисты и вовсе усомнились, что здесь когда-либо будет проведен капремонт: дома слишком старые, проще их снести. Только у города на расселение людей денег нет, а энтузиаст-инвестор пока не отыскался.

Люди из переулка Минина удручены несправедливостью. «Чиновники любят повторять: Минск — чистый и красивый город, где все для людей, — говорят они с обидой. — Но Минск — это не только площадь перед горисполкомом, главные проспекты и станции метро. Если в одном месте чисто, а в другом людей бросают на произвол судьбы, то разве не показуха все эти громкие слова?»
13:40 09/11/2012




Loading...
ссылки по теме
Безработный "тунеядец": Большего издевательтва над людьми трудно придумать
Барбашинский не первый. Олесю Садовскую тоже приводили в суд на цепи
К пенсионерам, оштрафованным за участие в пикетах, пришли описывать имущество


загружаются комментарии