Белорусские вузы готовят кадры для России 9

Пока врачи с учителями зарабатывают меньше грузчиков процесс оттока кадров за прозрачную восточную границу будет только нарастать.

Белорусские вузы готовят кадры для России
Приведенный Белорусским институтом стратегических исследований пример основан на реальных событиях, поэтому имена действующих лиц изменены, а вот места событий – нет. 

Сергей С. хотел быть врачом. Чтобы пройти все ступени медицинской карьеры, после окончания средней школы поступил в медучилище в своем большом районном городе. Окончил весьма достойно и по целевому направлению поступил в столичный медуниверситет на педиатрический факультет. В университете учился неплохо – особенно на клинических кафедрах; кроме этого, активно участвовал в общественной жизни факультета – играл в КВН и выступал за команду ВУЗа по борьбе. По окончанию был направлен на стажировку в отделение реанимации областной детской больницы Могилёва, где провёл плодотворный год интенсивного погружения в интенсивную терапию. На работу был распределен в аналогичное отделение детской больницы своего родного большого районного города. К тому моменту срок обучения доктора С. медицине составлял 9 лет.

Однако на предоставленном месте работы молодой врач пришелся не ко двору. По его словам, инновационные подходы, освоенные в вышестоящей больнице, начальство не интересовали, инициатива также не приветствовалась, удовлетворения работа не приносила. Кроме этого, не приносила она и денег, так необходимых молодой семье, которая жила на жилплощади мамы нашего героя. Супруга Сергея, стоматолог родом из Витебска, с пониманием относилась к тяготам и лишениям семейной жизни с молодым врачом, однако последнему хотелось интересной и работы и финансовой устойчивости.

Интересной работы в городе не просматривалось, возможностей подработок в частных структурах также не было по причине отсутствия в большом районном городе частных медицинских структур. Переезд в столицу и областные центры выглядел маловерояным из-за неизбежных проблем с жильем. Таким образом, выбор был сделан в пользу «бабла на месте» -- отработав два года «распределения», Сергей ушел в медицинские представители «продавать таблетки».

Карьера в фармбизнесе складывалась удачно – природная коммуникабельность, КВНовский опыт и врождённая старательность давали стабильный рост продаж компании и семейных доходов. К концу второго года работы Сергей имел около 1000 долларов зарплаты с премией и предложение перебраться на повышение в Минск. Однако радости работа по-прежнему не приносила: процесс продвижения препаратов воспринимался как постоянное самоунижение – по словам С., «слезы на глаза наворачивались, когда видел белый халат и понимал, что ты уже на другой стороне баррикад». Посему в столицу на повышение ехать не хотелось – хотелось быть врачом.

Решение пришло неожиданно – на сайте крупной детской больницы Санкт-Петербурга было найдено объявление о том, что требуются реаниматологи с опытом работы от 2 лет. Сергей отправил резюме, где честно написал, что уже 2 года не работает в медицине, но имеет огромное желание быть врачом. Ответ пришёл на удивление быстро – его пригласили на собеседование и сразу же взяли на работу.

Почти год назад начался питерский период жизни бывшей белорусской семьи врачей. Безусловно, поначалу было трудно – практически все сбережения были использованы на обустройство в чужом дорогом городе и прохождение стажировки супругой. Стоит отметить, что коллектив в больнице у Сергея подобрался хороший – все очень участливо отнеслись к молодому специалисту, приехавшему на работу из другой страны. Больница оплатила курсы и получение российского сертификата по специальности, наличие которого значительно увеличивает зарплату (обучение, кстати, было оговорено при приёме на работу). Заведующий отделением помог толковому молодому коллеге найти подработку в фирме, занимающейся амбулаторной стоматологией под наркозом (который и обеспечивает С.).

В итоге Сергей, работая на ставку в больнице и подрабатывая 2-3 раза в неделю по паре часов, зарабатывает немного более 1000 долларов в месяц. Жена, будучи сертифицированным стоматологом, зарабатывает почти в 2 раза больше. Совместного дохода хватает, чтобы питаться, покупать одежду и снимать комнату в общежитии типа хостел. Через месяц семья планирует перебраться в съемную двухкомнатную квартиру. Также хватает на то, чтобы откладывать на отпуск (например, в Таиланде). На вопрос: «Почему ты не работаешь на полторы ставки, как в Беларуси?», Сергей отвечает, что там это не принято. Как и у нас, там врачи имеют несколько работ, и та, что в больнице, далеко не самая денежная, но самая «душевная». А работой «для души» на износ заниматься нельзя. В ситуации развитого рынка медицинских услуг и ветвистого фармбизнеса возможностей заработать в общем достаточно. Этот механизм позволяет удерживать профессионалов в госсекторе при не самых больших заработках в нём.

Подводя итог нарративной части повествования, следует отметить, что С. не жалеет об отъезде из Беларуси. Возможность работать по специальности и получать за это деньги по-прежнему греет его. Бытовых проблем, безусловно, множество, но для семьи без детей они переносимы, а перспективы развития видны обоим супругам.

Перспектив добавляет также модернизационная активность правительства Российской Федерации в сфере медицины. Во многих регионах страны ремонтируются, переоснащаются и реорганизуются больницы, которые готовы принять на работу квалифицированный персонал из ближнего Запада. Кроме этого, Путин недавно заявил о том, что зарплата российского врача к 2018 году будет превышать в два раза среднюю по региону. При всём оттенке популизма звучит многообещающе.

Выводы напрашиваются сами собой. Процесс оттока кадров за прозрачную восточную границу будет нарастать, поскольку это самый простой способ эмиграции. На волне успешных историй про простой отъезд в Россию, возможно, что некоторые коллеги решат воспользоваться и более сложным способом – отъездом в дальнее зарубежье. Возможно, в количественном отношении он не будет так заметен, но в качественном каждая такая потеря чувствительна, поскольку уезжают наиболее мотивированные к профессиональному росту кадры. Как показал недавний круглый стол в «Народной газете», где участвовали профильные специалисты Минздрава, проблема brain-drain ими фиксируется, но пока свою роль в её решении они видят лишь в том, чтобы подготовить больше врачей, распределить их и проследить, чтобы они доехали до места распределения. Прибавки к зарплатам, жильё и другие меры материального стимулирования, по их словам, задача местных администраций. Ну и также можно порекомендовать молодым специалистам взять больше дежурств. От этого зарплата в 2,5 млн может вырасти аж до 3 млн. 400 тысяч. Приблизительно до уровня грузчика в гипермаркете.
10:56 28/11/2012




Loading...
ссылки по теме
Путин: Иностранцы пылесосом высасывают нашу молодежь
Лучшие умы Беларуси работают на ЕС и США
Александр Войтович: Наукой должны управлять профессионалы


загружаются комментарии