"Отреконструировали": в Купаловском с галерки теперь не видно сцены

А еще в результате реконструкции почти на 100 мест в театре стало меньше, зато под креслами появилась вентиляция.

"Еврорадио" прогулялось по коридорам обновленного театра.




Основные работы по реконструкции Национального академического театра имени Янки Купалы закончились. Сейчас рабочие устраняют мелкие недочеты. В кабинеты еще не завезли мебель, пока нет освещения и звука на сцене. Но в основном театр готов, даже отопление работает. Открытие запаланированно на начало марта.

"Сейчас это театр ХІХ века в том виде, как он был. Плюс 2 зала для репетиций. Театр стал лучше — появилось больше кабинетов, гримерок, сама сцена стала глубже", — рассказывает Зоя Галькевич, специалист отдела внешних связей театра.

Вместе с ней и Дианой Дорожок, руководителем отдела внешних связей, ищем, где включить свет в зрительном зале. Здание еще не передали Купаловскому, поэтому пока оно непривычно даже для сотрудников. Как включить свет в гардеробе, так и не находим. Он теперь не на первом этаже, как было ранее, а на цокольном.

А на первом вместо гардероба слева и справа от главного входа коридорчики и билетная касса.

Поднимаемся выше и попадаем в зрительный зал. Здесь уже все готово, но за комфорт пришлось заплатить количеством мест.

"В зале было порядка 450 мест. Теперь всего 360 вместе с балконом и бельетажем", — говорит Диана Дорожок.

Правда, еще с полусотни мест вообще ничего не видно. Почти не рассмотреть сцену со вторых рядов балкона и лож. Если смотреть спектакль, то только стоя. Сотрудники говорят, что такая проблема существовала и раньше. Планируется, что все проходы и свободное пространство у сцен постепенно обрастет дополнительным местами.



Вот так видно сцену с места на фото выше. Если эти билеты будут продавать, может быть много обиженных.

Некоторые артисты уже побывали в театре. Народная артистка Беларуси Мария Захаревич говорит, что надо еще обжиться.

"То, что светло, много красивого — это впечатляет, очень. Это будет приятно зрителю посмотреть на такие красивые залы. Лично мне и многим, кто работал в старом здании, безусловно, надо к этому привыкнуть. Я еще хожу старыми тропами. Наверное, это будет зависеть от спектаклей, которые оживут на этой сцене. По-разному относятся к голубому цвету в зале. Но пока нет занавеса, не повешены шторы".

Под креслами появилась вентиляция, из-за чего пол стал неподвижным.

"Вентиляционные шахты не предусматривались в театре 1890 года. Вот почему решили делать пол ступеньками — мол, так проще скрыть вентиляцию. Неизвестно, что с ними делать, чтобы люди не падали. Раньше был пол пандусом. Не было вот этих перепадов, он весь был под наклоном. Там под сценой были механизмы, позволявшие поднять пол, по замыслу Козловского, и выровнять со сценой", - говорит Диана Дорожок.

Из-за нехватки мест остались на самом верху комнаты звукорежиссера и художника по свету. На сцене только начинают монтировать освещение, закупленное у чешской фирмы.





"Мы думали свет и звук перенести на ярус ниже. Там было бы лучшее место, здесь не очень хорошо видно. Но поскольку количество мест и так сократилось, нас туда не пустили. Но там было бы идеальное место. Вот здесь будет стоять пульт и получается, что авансцены не видно, части горизонта тоже. В качестве компенсации обещали провести видеотрансляцию в HD качестве", — говорит художник по свету Николай Сурков.


Если к технической части вопросов нет, то к декору — есть:

"Мертво пока что здесь. То, что сцена стала удобнее, — это точно. А вот к декору у меня есть вопросы. Отдает немного евроремонтом. Но ведь главное, чтобы на цене все хорошо было".

Чего только стоят батареи центрального отопления в каминах!



За счет снесенной аутентичной стенки сцена стала глубже, но были вопросы, не испортит ли это акустику, отмечает звукорежиссер театра Павел Захаренко:

"Не думаю, что будут проблемы. У нас закупается специальное оборудование — система электронной коррекции акустики. Несколько микрофонов на сцене, по залу и большое число акустических систем (колонок) по залу. Все это подключается к серверу, который в реальном времени анализирует звуковое пространство. По заданному алгоритму система может работать одновременно в трех режимах: коррекция акустики, когда зал пересушен, мало своего ревера, можно добавлять, как творческий прием, можно сделать другое акустическое пространство — холл, лес. И спецэффекты, когда мы можем двигать звук в 3D куда угодно. Мы все просчитывали, я, безусловно, знакомился с документацией. Службы театра вплотную вели проект. Это не так, как было в Оперном, когда людей выселили, а потом заселили".





А в самом низу находятся маленькие ложи главного художника и художественного руководителя.

"Они имеют возможность посмотреть каждый спектакль — у них всегда зарезервированы места", - говорит Диана Дорожок.

С балкона художественного руководителя хорошо видно!

Выходим из зрительного зала и попадаем в арт-фойе. Раньше здесь проходили репетиции, комната была всегда закрыта.

"Раньше в театре можно было выйти и погулять только по узким коридорам полукругом, мы их называем барабанами. А этот зал был для репетиций, так как нам было негде репетировать. Дальше была еще комната там, где балкон, там были административные помещения, часть архива", - рассказывает Дорожок.

За окнами над главным входом — балкон.

"Раньше на 6 метров были пристройки. Был большой плоский фасад в три этажа с длинными окнами. Это все были пристройки — наслоения на старый фасад 1957-1958 года. Вот эти все пристройки убрали. Вообще театр 1890 года — это только сцена и пару помещений возле. Актеры приезжали загримированными. В конце 1950-х его облепили со всех сторон гримерными комнатами и административными помещениями. Аутентично не было ничего, кроме главной части — зрительного зала и сцены", - гвоорит Диана Дорожок.

Теперь же все административные помещения, гримерки, кабинеты и залы для репетиций появились в новой монолитной пристройке к театру. Сюда мы сейчас и направляемся, по дороге забегаем в буфет: здесь пока пусто.

Большой зал для репетиций теперь соответствует размерам сцены. Раньше репетировали в небольшой холле, где сейчас арт-фойе.

"Только ради этого можно было начинать реконструкцию, ведь это главное достижение", — говорит звукорежиссер театра Павел Захаренко и сразу же апробирует новое, еще не распакованное пианино Yamaha.




Зал для репетиций позволит не останавливать показ спектаклей накануне премьеры.

"Когда мы раньше выпускали спектакли, мы не давали вечерние показы в течение недели или двух недель перед премьерой — чтобы новый спектакль из репетиционной комнаты перенести на сцену. Возникла идея сделать дубль сцены под основной площадкой, чтобы можно было там проводить репетиции до последнего дня. Но не получилось. Есть много легенд и историй, почему не получилось копать глубже. Но действительно, когда стали пытаться — там очень твердый грунт. Там фактически такая бетонная подушка метрополитена, которая не позволяла копать вглубь", - рассказывает Дорожок.

Поэтому зал появился в новой пристройке. Правда, если спектакль будет технологически сложным, то делать перерыв все равно придется, но не надолго.

 Главный фасад теперь полностью соответствует проекту ХІХ века архитектора Козловского и снаружи выглядит красиво. Обходим его вокруг — сзади театра появилось летнее кафе, можно будет посидеть прямо во дворе.

 А на вместо знаменитого общественного туалета, использовавшегося по назначению больше 100 лет, появится магазин с сувенирами.



14:04 09/01/2013




Loading...
ссылки по теме
Лукашенко: Максим Богданович внес большой вклад в становление патриотического сознания
Ресторатор Прокопьев рассказал, как и зачем белорусам убить в себе "внутреннего мента"
В Бресте школьники мерзнут на уроках — температура всего +12


загружаются комментарии