Доярка: Получила 4 миллиона, но все равно хотела уволиться

О том, насколько тяжел труд в сфере сельхозпроизводства, что даже зарплата доярки в 4 млн на хорошей ферме - это просто гроши, свидетельствует история об одном рабочем дне из жизни доярки Ольги Широбрюховой

Вместе с ней день в коровнике на одной из из ферм Березовского района провела корреспондент "Комсомолки".

Меня сразу предупредили, что встать придется рано: утренняя дойка на ферме начинается в пять часов утра.

Будильник звенит в 4.00. Привычным жестом хочется перевести его еще на чуть-чуть, однако приходится вставать. На улице уже вовсю дерут горло петухи.

Возле магазина деревни Лесковичи под фонарем меня уже ждет светловолосая и, словно сошедшая с картины Рубенса, Ольга Широбрюхова. Она одета в теплые рейтузы, калоши с мехом. Поверх байки - телогрейка камуфляжного цвета. На голове - фиолетовый платок.




- Ну, что, идем? - Ольга ведет меня по талой снежной каше.

По дороге узнаю, что Ольга работает на ферме в деревне Лесковичи уже 15 лет. Тогда ее сыну было около года. Некоторое время на ферме Ольга работала вместе с мужем. Она доила 60 взрослых коров, а муж Сергей - молодых. Теперь муж слесарничает, а она так и осталась дояркой.

Коров доят в зале ярко-красного цвета

- С ноября я работаю на другой ферме. Раздаиваю первотелок (тех коров, которые в первый раз рожают. - Авт.), то есть приучаю их к доильным аппаратам, - поясняет Ольга. - На ферме недавно завершили модернизацию: поставили новые стеклопакеты, есть доильный зал.

Мы входим в боковую пристройку, и Оля проводит меня на свое рабочее место. До самого потолка стены выложены красной плиткой.



Почему в доильном зале плитка красного цвета, никто не знает.

- Не знаю я, почему красный, - заметив мое недоумение, отвечает на немой вопрос Ольга. Доильный зал разделен на четыре сектора специальными металлическими конструкциями. Сверху молокопроводы - две пластиковые трубы на специальных держателях. К этим трубам крепятся дойки - паукообразные механизмы с четырьмя присосками. Молокопроводы ведут в большой прозрачный бак литров на 40 - 50. Из него через фильтр молоко поступает в холодильную камеру.

Воробьи на ферме чирикают как весной

Свой день Ольга начинает с уборки. Включает шланг, и струя холодной воды смывает весь навоз и мусор сквозь сливные решетки в канализацию. В помещении, кстати, довольно сыро и холодно. Через некоторое время меня начинает пробирать озноб.

Мы перемещаемся в своеобразный коровий роддом. Резкого запаха тут, кстати, нет, если не считать чуть кисловатого запаха перепревшей травы. Здесь сухо и чисто.

- Тут так громко чирикают воробьи, что мне иногда кажется, будто весна на дворе, - смеется Ольга.



Всего в коровьем "роддоме" больше 130 животных

Здесь в двух отделениях около 130 коров на разных сроках беременности.

- Обычная коровья беременность длится, как и у людей - девять месяцев, - рассказывает подошедший заведующий фермой Виктор Павлюкович. - Семь месяцев мы их доим, а последние два месяца оставляем в покое - то есть “запускаем”.

Оказывается, в это время молоко у коров горчит и пить его невозможно. В другой половине коровника - “мамы”, которым буквально вот-вот рожать. За ними следят круглосуточно.

- Если нужно, вызываем врача, но обычно сами справляемся. Коровы, правда, редко в рабочее время рожают. Обычно ночью или рано утром, - говорит Виктор Павлюкович.

Рога коровам прижигают или отпиливают

Слева - пять “мамочек”, которым предстоит привыкнуть к доильному аппарату. Они недавно родили, и несколько телят пока живут в загородках рядом.

Ольга тем временем загоняет коровок в “красный зал”. У некоторых нет рогов.

- Это порода такая? - интересуюсь я.

- Нет, это мы им рога прижигаем в детстве, а некоторым пришлось и отпилить. Мы их так для новой фермы готовим, где оборудование современное и дорогое. Если корова его рогами заденет, большие убытки будут, - отвечает она.

Коровы с огромными глазами и длинными ресницами неспешно заходят в зал. Ольга закрывает их, затем промывает вымя и сдаивает первые струйки в специальную кружку.

- Так мы проверяем коров на мастит. Видишь, молоко не сбивается в комочки и не творожится. Мастита нет, можно спокойно доить, - объясняет мне доярка.

Оля подносит к коровьему вымени присоски “паука”. Те фактически “прилипают”, и вот уже белые струи потекли в бак. Корова дергается.



Вот таким доильным "пауком" пользуются пока на белорусских фермах

- Тише, милая моя, тише. Ну, успокойся. Сейчас все будет хорошо, - гладит животное Ольга и начинает массировать корове вымя, чтобы ей легче было отдавать молоко. - Бывает, что не хочет корова отдавать молоко - и хоть ты тресни! Потому что теленка в соседней загородке видит.

Розовый цвет - корова больна, синий - дерется

На спинах некоторых коров - розовые пятна. Так на ферме обозначают тех, которым дают антибиотик. Их молоко доится в отдельный бак, и его категорически запрещено сдавать на молокозавод. За это доярок штрафуют. А вот за молоко класса экстра, наоборот, положена премия.

- Видишь - синим обозначены те, которые дерутся, - объяснет женщина. - Есть смекалистые, которые все сразу схватывают. А есть бешеные. Одна вот как взбрыкнула, что молокопровод стеклянный мне разбила, пришлось пластиковый ставить. Молоко вытекло. Бывает, что и дерутся. Копытом может так ударить, что потом с синяками уходишь. Корова и фингал может поставить. Они ж как люди - к каждой свой подход, у каждой свое настроение.

А мы тем временем идем кормить телят. Ольга наливает молоко в ведро с соской и подносит к малышам. Двое десятидневных телят с курчавой шерсткой тянутся к ведру.



Телят кормят из специального ведра с соской

- Это их теперь у меня двое. Передышка получилась, - рассказывает Ольга. - Но скоро снова отелы начнутся. В предыдущих месяцах по 18 телят было. Заходишь к ним в загончик, и все к тебе тянутся. Чмокают, сосут за одежду. А присядешь, так и щеки могут облизать.

“Утром уходишь - дети еще спят, а вечером приходишь, они уже спят”

Сегодня Ольга подоила коров и покормила телят за 1,5 часа. Но это, по словам доярки, редкость. В сезон отела она обычно тратит на все не менее 3,5 часов. И так три раза за сутки, то есть получается, что рабочий день зачастую "тянет" на часов 11-12.



В эту прозрачную емкость по молокопроводу поступает молоко, потом он через фильтр течет в холодильник

В перерывах между дойками Ольга может чуть поспать, попить чаю. Но в двенадцать дня и семь вечера в любую погоду, с любым настроением она опять придет к своим буренкам.

- Следующие две дойки у меня в 12.00 и в 19.00, - говорит по пути с фермы Ольга. - Придешь домой, хозяйство управишь, и снова на дойку нужно бежать, Утром уходишь - дети еще спят. Возвращаешься вечером, а они уже спят. Вот мои Вова и Сашка выросли практически без матери, самостоятельно. Недавно учительница отругала, что младшая часто на автобус школьный не успевает. Я и звоню, и бужу - да из-за работы где тут уследишь!

Оля говорит, что за прошлый месяц она заработала 3,9 млн. рублей. Как-то в порыве отчаяния собиралась перейти на другую работу, на завод строительных материалов в город.

- Думала, работа по графику, два дня через два, в чистоте, - говорит Ольга. - Но председатель не отпустил, мол, а кого я найду работать. Мы с подругой спорить особо не стали. А теперь узнали, что там 2 - 2,5 миллиона рублей зарплата. И вот думаешь - а оно тебе нужно?


P.S. А теперь представьте захудалую ферму, где и место, и условия работы далеки от цивилизованных, и зарплата у доярок при этом в районе минимальной - миллиона полтора, из-за чего доярки вынуждены приворовывать по пару литров молока, чтобы прокормить детей, а тех, кого на этом схватили за руку, "самый гуманный в мире" белорусский суд приговаривает к миллионным штрафам. Каково это, жить и работать в подобных условиях, но, видимо, это и есть тот самый "белорусский рай", как его понимает Лукашенко...
12:16 13/02/2013




Loading...
ссылки по теме
Жители деревни под Пинском: На ремонт дороги собирали всем миром
А как у них: сколько отчисляют в пенсионный фонд в США, Франции, Китае и какие там пенсии
В колхозе признали ошибку: доярке начислили только ползарплаты


загружаются комментарии