"Даже при большевиках и фашистах были белорусские школы, а сейчас их нет!" 128

Согласно официальной статистике в Беларуси 51% белорусскоязычных школ. Но за этой цифрой скрывается жестокая реальность - белорусскоязычных школ в Беларуси нет вообще! Датой уничтожения национального образования следует считать 13 января 2011 года, когда появился Кодекс об образовании.

"Даже при большевиках и фашистах были белорусские школы, а сейчас их нет!"
На "белорусскоязычной" доске почета Минобразования две столичные гимназии - №4 и №23. Однако далеко не все учителя там даже в состоянии "связать два слова" по-белорусски. Нарример, скульптор Геник Лойко в интервью радио "Свабода" рассказал, как ему приходится отстаивать права своих детей учиться по-белорусски как раз в "белорусскоязычной" гимназии № 4. 

- В последнее время ты обивал пороги школьной администрации и Министерства образования. С чем это связано? 

  - Все связано с белорусскоязычным образованием. Мои дети, дочь и сын, поступили в белорусскоязычную гимназию №4 в 2009 и 2010 годах. И я с первого дня, с первого сентября сказал учительнице: «Вы не владеете белорусским языком, а это недопустимо в белорусскоязычной гимназии. Но я понимаю, что язык трудно выучить, я понимаю ситуацию в обществе, пожалуйста, давайте я вам буду помогать». Но она никогда не обращалась ко мне за помощью, все отшучивалась. И я вынужден был написать на нее жалобу, зафиксировать это в истории школы, что учительница вела уроки белорусского языка и белорусской литературы на русском языке. А она мне: «А откуда вы это знаете?» Я говорю: «Мне сын рассказал». - «А вы посмотрите тетради. Там все на белорусском написано? На белорусском. Какие могут бытьпретензии?». 

- Столичная четвертая гимназия считается белорусскоязычной, как, например, та же 23-я. И белорусский язык в белорусскоязычной 4-й гимназии преподают по-русски? 

- Учительница, о которой я говорил, не владеет языком. Хотя владеть белорусским языком обязан любой работник любой государственного учреждения в стране. Я хочу зацепиться именно за слово «считается». Действительно, все у нас только считается. А я заглянул в юридические документы. Во-первых, попросил устав нашей гимназии. И мне долго не давали его, и до сих пор не дают. Сказали, на сайте есть. Действительно, я на сайте нашел, и прочел - в разделе 3.2 написано: «основными языками обучения являются белорусский и русский языки». Это - конец! Это значит, что белорусскоязычной гимназии № 4 больше нет

- В уставе написано про два языка. А их использование как-то регламентируется?

- Ни в уставе, ни в каких других юридических документах не регламентируется. В Конституции сказано - есть выбор гражданам выбирать один из двух государственных языков. Другие документы должны все это раскрыть, объяснить, что такое «белорусскоязычная» школа, что такое «русскоязычная» школа. Но этого ничего нет. Я думал, в уставе белорусскоязычной гимназии должно быть расписано ... Нет! Получается, что у нас учитель ни права такого не имеет, ни обязанности - учить по-белорусски. Это не прописано - ни право, ни долг. 

- Запись в гимназическом уставе о двух языка во что превращается на практике?

- В то и превращается, «как они сами считаеют». И так происходит во всех белорусскоязычных школах - кто ведет по-русски, кто по-белорусски. Эти уроки не особо проверяются. Я как школьникам объясняю директору или заучу: "Вот учитель говорит по-белорусски в белорусскоязычной гимназии. Это-норма. А учитель говорит не по-белорусски...". - "А на каком языке он говорит?" - "По-русски". - "Так что тут страшного? Это же государственный язык". И точка - вопрос закрыт. 

- Я так понимаю, что должен быть какой-то документ, какое-то положение о белорусскоязычных школах.

- Именно с этим я и пошел в Министерство образования. Попал на прием к Якжику - заместителю министра образования. И, кажется, так уже ясно изложил свой вопрос - когда дается право выбрать язык обучения, то должно быть и расписано, что такое - обучение на белорусском языке. Я у него спрашиваю о белорусскоязычной школе, а он не знает, что отвечать. Говорит - в законе нет. Сначала я думал, действует, как чиновник, от которого ничего не добьешься. А Якжик говорит - читайте Кодекс об образовании. Я пошел в юридический отдел, взял тот кодекс. Это - основной закон, по нему сейчас все образование строится. Так там черным по белому написано, что белорусскоязычное образование государство может обеспечить через: классы, группы, потоки. Все!

- В Кодексе об образовании отсутствует понятие «школа»?

- Именно так. Нет там школы - есть классы, то есть дети сейчас в белорусскоязычной школе учиться не могут, только в классе. Поэтому я хочу, чтобы наш народ запомнил дату уничтожения белорусскоязычной школы - 13 января 2011 года, когда вышел Кодекс об образовании. С этого момента во всей стране не стало белорусскоязычных школ. Вот вам и конституционное право на выбор! Нет этого выбора. Только раньше мы не имели белорусскоязычных университетов, а теперь не стало и школ. Вот это уже действительно покушение на святое. Белорусскоязычные школы были при большевиках, были при фашистах, были в партизанских лесах. А в независимой Беларуси Лукашенко их нет, и это зафиксировано в законе - Кодексе об образовании! 

- Кодекс принят 2 года назад. Почему наша общественность два года никак не реагировала? Почему два года - тишина? 

  - И дальше будет тишина. Минобразования до сих пор говорит о 51% белорусскоязычных школ. Этой статистикой, этой демагогией наша бдительность и убаюкана. Просто мы привыкли к тому, что белорусскоязычная школа существует без юридического основания. И мы не обращаем внимания на это основание. Но режим поставил себе задачу - уничтожить белорусский язык! И вот он его уничтожает. Что касается ТБШ и ТБМ... Я так понимаю, что ТБМ находит что-то положительное и это поддерживает. Такая у них концепция. Я обращался в ТБМ Фрунзенского района Минска. Говорю, давайте займемся гимназией №4. Если мы сделаем из нее действительно белорусскоязычную гимназию в столице, то это будет очень сильная поддержка всем нам. На меня посмотрели, как на Дон Кихота. Сказали: «Мы все это знаем, но не стоит биться головой о стену». Мне досадно об этом говорить, но мы упустили то время, когда со школьных вывесок пропали слова "с белорусским языком обучения". А с другой стороны, такие слова - это национальный позор. На своей Родине, в своей стране подписывать, что это белорусская школа! Это русские школы надо подписывать. 

- И какова роль родителей в белорусскоязычном образовании? 

 - Мне кажется, надо твердо держаться своих принципов, если мы хотим, чтобы нация говорила по-белорусски. Например, я прихожу в 4-ю гимназию, где почти все учителя говорят по-русски. Казалось бы - такая силища. Я с любым учителем говорю по-белорусски, и он опускает глаза и переходит на белорусский язык. Казалось бы, они за широкими плечами Лукашенко! Но они пасуют перед одним человеком. Так что, если мы все будем держаться такой концепции, то мы победим. 

- А в чем лично твоя концепция? 

  - Прежде всего - не понимать русского языка. Я не знаю и не хочу знать русский язык! Мне предоставляется право такое, конституционное. Закон о языках мне дает право не знать второго государственного языка. Таким образом, раньше мы начинали с детских садов, школ. Ныне школа, как видим, загнана в тупик.  Так что надо браться за взрослых. Если я даже просто заговорю с человеком, я уже повлияю на него. Зачастую, когда обращаешься к людям на белорусском, они переходят на белорусский. Это под моим влиянием, под моим принуждением! Просто принуждение бывает разным. Можно стать на колени и умолять говорить по-белорусски, а можно взять автомат Калашникова. Диапазон принуждения очень широк. Но принуждать надо! Если мы хотим сохранить белорусский язык, мы не должны бояться, что нас обвинят в «принуждении».
14:35 15/02/2013




Loading...
ссылки по теме
Вице-премьер Калинин в русскоязычии правительства обвиняет депутатов
ТБМ предлагает Минобразования создать белорусскоязычные гимназии в каждом районе
Почему рынок труда не готов принимать выпускников вузов?


загружаются комментарии