Белорусский врач в Шанхае: в Беларуси ты все равно никому не нужен 7

Зачастую в Беларуси апеллируют к патриотизму тех, кто уезжает учиться и работать за границу. Мол, Родина для них - пустой звук, погнались за "длинным рублем". Но уехавшие парируют: дело не в патриотизме или деньгах, а в отношении к своим специалистам в родной стране. Вернуться бы рады - да только Родине это, увы, не нужно.

Белорусский врач в Шанхае: в Беларуси ты все равно никому не нужен
А ярким примером аргументов последних служит история белорусского врача, работающего в далеком Шанхае, о которой пишет TUT.BY.

Еще на 5-м курсе мединститута минчанин Виталий Руссинкевич увлекся Азией и китайским языком. Но определенной цели перед собой не ставил, тем более не мог предположить, что через несколько лет будет жить в крупнейшем китайском мегаполисе и работать по специальности - анестезиологом-реаниматологом. За 6 лет учебы и работы в Поднебесной белорусский врач пережил многое. И все-таки до сих пор мечтает купить домик в белорусской глубинке и работать там простым врачом.  

Виталий родился в семье медиков. Родители познакомились еще в мединституте и всю жизнь проработали в здравоохранении, отец даже какое-то время был главным врачом поликлиники в столице. После 11-го класса молодой человек решил поступать в мединститут: "Конечно, мама пробовала отговорить, мол, зачем тебе, это же такие мучения. Папа сказал только, что могу идти, куда захочу. Вот так и стал медиком". 



Китайская грамота

На 5-м курсе мединститута Виталий начал интересоваться китайским языком. Тогда для молодого студента Азия казалась чем-то очень неизведанным и загадочным. Из праздного любопытства молодой человек накупил учебников, нашел репетитора в Минске и каждую неделю в свободное время овладевал "китайской грамотой": 

- Это продолжалось во время последующих 5 и 6 курсов, а потом и во время ординатуры. Обучение шло достаточно медленно, временами даже казалось, что никакого результата нет. Как будто вам дали алфавит, а вы учите каждую букву по одной неделе. Как-то я спросил у своего преподавателя: а где же система в китайском языке? На что она мне просто ответила: если долго будешь учить, то когда-нибудь сам поймешь... И только сейчас я действительно сам начинаю что-то понимать. 


Однажды Виталий случайно попал в китайское посольство, где услышал про студенческие программы. Не возлагая особых надежд, он все-таки отправил заявку. Тогда молодой человек уже работал по распределению. Вопреки бытующему страху среди студентов попасть по распределению в район, Виталий до сих пор с теплотой вспоминает о своей первой работе:

"Мне досталась Червенская районная больница. Кстати, там же в свое время отрабатывали распределение и мои родители. Работа там оставила в моей памяти самые теплые воспоминания. Конечно, это были простые деревенские люди. Но душевности такой ни в каком городе не найдешь. Да и отношение к врачам тут более уважительное".

"Я не разочаровался в профессии. Я разочаровался в системе"

Виталий уже год проработал в Червене по распределению, когда получил ответ из посольства: его приглашали в Китай. Правда, Родина долго и упорно не хотела отпускать молодого специалиста: ведь оставался еще один год работы в больнице. А там уже были планы на молодого и способного анестезиолога-реаниматолога:

- С приглашением в Китай я сразу направился к главврачу больницы. Тот сделал круглые глаза и, скажем так, очень удивился. После долгих споров начались долгие походы по министерствам… Я не разочаровался в профессии, как это иногда бывает с людьми, которые окончили университет. Но тут я разочаровался в системе. Каждое министерство предлагало на один и тот же вопрос свои законы, которые между собой не стыковались. По одним бумагам я имел право на дальнейшее образование, а по другим - нет. В итоге, все равно уехал, а меня постфактум уволили. Но вопрос с распределением, к счастью, потом решился положительно.

"Розовая мечта", сердце и необработанные перчатки

Так Виталий Руссинкевич оказался в Шанхае - самом огромном городе Поднебесной. Отучился в одном из лучших китайских университетов - сначала еще целый год учил язык, а потом уже наравне с китайцами изучал медицину и сдавал экзамены. Защитил диссертацию. Правда, на английском языке, а не китайском.



Во втором дипломе написано "хирургия", но, по словам врача, фокусировался он скорее не столько на кардиохирургии, сколько на кардиоанестезиологии и кардиореанимации:

- Операции на сердце - это очень тяжелая травма для организма. Далеко не все выживают. Для того, чтобы этого не случилось, необходим курс интенсивной терапии. Этим я и занимаюсь. Ведь в реальной жизни, когда, не дай Бог, у человека случается почечная или печеночная недостаточность, ты еще можешь "выехать" на сердце, если оно здоровое. Но если человек переносит операцию на сердце, а у него обнаруживается еще какая-нибудь недостаточность... В общем, тяжелая работа.

К слову, тогда, в Китае, у молодого специалиста приняли белорусский диплом. Но это скорее исключение, чем правило.

- Можно долго говорить о китайской медицине. Некоторые вещи реально кажутся дикими для нашего понимания. Ты приходишь сюда после нашей классической школы, смотришь, а они там даже перчатки не обрабатывают спиртом, когда надевают! Как такое может быть?! Но оказалось, что результат получается тот же. Просто есть способ надеть перчатки стерильным путем. Так и многие другие вещи подлежат переосмыслению.

О лоснящихся чиновниках и прорабах на стройке

После 4 лет учебы в Шанхае он решил вернуться в Беларусь. Говорит, до того времени искренне верил, что нужен тут:


- Получил диплом, приехал в Минск и пошел в Министерство здравоохранения. Говорю: звать меня так, имею такое образование… Там один из чиновников спрашивает - где хочешь работать? Ну, отвечаю в шутку - где-где, ну, конечно, в министерстве! А тот сразу испугался… Может, подумал, что я на его место претендую? Там я увидел только лоснящихся чиновников, которые сидят в огромных кабинетах и ничего не делают. И вдруг стало очень обидно, что, в общем-то, что бы ты ни делал, ты никому не нужен. Ни тогда после университета, ни сейчас. Ведь всегда проще остаться в своей стране: все тут "под боком". Другая история, когда ты уезжаешь в чужую страну с одной сумкой вещей и пробуешь чего-то добиться на пустом месте. Это ведь даже какая-то национальная гордость. Когда меня спрашивают, кто я, отвечаю: "Беларус"! 

Молодой врач не может смириться с тем, когда "специалисты при НИИ получают каких-то 2 миллиона, а прораб со стройки или сантехник ЖЭСа - 7". По его мнению, белорусской медицине давно нужны реформы. Бесплатное здравоохранение, конечно, это "чистый гуманизм", но от этого страдает качество. На скорые изменения, считает он, надеяться не приходится: "Люди, которые сейчас что-то решают в медицине, давно вышли из того возраста, когда они могут быть креативными..."

"Таинственный прикол"

Вот так, недолго думая, Виталий вернулся в Китай:

- Было тяжело, особенно из-за языка. Недавно я покинул госпиталь и теперь работаю в компании медицинским координатором. Занимаемся эвакуацией, зачастую это тяжелобольные на аппаратах ИВЛ (искусственной вентиляции легких). Недавно был случай с беларусом, который приехал в Китай. 22 года. Совсем молодой. И вот его находят в какой-то китайской провинции под Тибетом. Весь в синяках. Не помнит, что с ним было. Сломано несколько ребер. Помещают его в какой-то провинциальный госпиталь - а человек не знает китайского языка. И даже английского. Что ему делать? Кто-то должен эту проблему решить. Вот мы этим и занимаемся.

Как признается Виталий, Родина "тянет": каждый день врач читает белорусские новости, поддерживает связь с родными и знакомыми и скучает по белорусской кухне:

- Когда в Китае живешь долго, то нет того самого "таинственного прикола". Суть жизни ведь везде одинаковая: дом, работа. Раньше люди, которые уезжали в Китай, максимум могли себе позволить написать письмо, а теперь с помощью Skype можно звонить знакомому на другой край земли. Те же японцы один раз в неделю пишут своим родителям e-mail - и им этого вполне достаточно. Для них это уже нормально. Хотя мы с родителями по любому праздничному поводу созваниваемся, в прямом эфире пьем шампанское, кричим тосты, чокаемся в камеру бокалами...

Про цветы в каменных джунглях и домик в деревне

Виталий живет в Шанхае вместе со своей женой. Познакомились они случайно в Минске незадолго до истории с Китаем. А уже после его переезда туда часто созванивались по Skype. Однажды она приехала к нему в гости - и врач, не раздумывая, сделал предложение:

 - Если бы не жена, я бы наверно сошел тут с ума один. У меня она флористка - человек, "у которого всё - цветочки". На самом деле, это очень серьезная профессия, требует осмысления. В Беларуси флористика заканчивается на магазине цветов с розочками и гвоздиками. А ведь это может быть искусством - в мире даже конкурируют две самые большие школы флористики - европейская и азиатская. В городе, где почти нет природы, к цветам особое отношение. Они повсюду: в гостиницах, больницах и офисах.



Заработок врачей в Шанхае в среднем начинается от 1000-1500 долларов. Справедливости ради, нужно сказать, что продукты и вещи там стоят гораздо дешевле, поэтому полторы тысячи долларов в Китае и в Беларуси - очень разные понятия. Правда, 600 долларов в месяц за двухкомнатную квартиру в Шанхае - хорошая находка.

Рассказывает Виталий и нынешней своей мечте: уехать в Беларусь, купить домик в деревне и просто работать врачом в какой-нибудь районной больнице.

- Но больше всего мечтаю прикоснуться к настоящей науке. В этом плане своим белорусским коллегам хочется сказать: хватит играть в детские игры, пора бы заняться и чем-то посерьезнее. После 6 лет в Китае и работы в реанимации мне уже ничего не страшно. Тут и начинаешь задумываться над истинными ценностями в жизни. 




16:17 03/04/2013




Loading...
ссылки по теме
Оторвались от реальности: белорусы бегут из страны, а власти говорят об обратном
Минтруда: в России работает 100 тысяч белорусов
"Говорящие головы" бегут с БТ в Россию


загружаются комментарии