БелТА: ситуацию изменит только страховая медицина

Государственное агентство БелТА опубликовало сегодня комментарий своего журналиста Екатерины Нечаевой по поводу смерти пациентки "Экомедсервиса" в результате банальной пластической операции.

Комментарий показался нам любопытным тем, что автор главного государственного агентства, пообщавшись с адвокатом, специализирующемся на "медицинских" делах, пишет о практически абсолютной беззащитности белорусов перед существующей в стране системой здравоохранения, а выход видит в создании страховой медицины.

"Известие о трагической гибели Юлии Кубаревой, скончавшейся после пластической операции по коррекции формы носа, не оставило равнодушным никого, кто узнал о случившемся. Молодая девушка, которой в детстве случайно повредили нос, приехала из Гродно в Минск, чтобы перед свадьбой сделать пластическую операцию в одном из известных коммерческих медицинских центров. Однако после операции она так и не пришла в себя. После четырех недель в коме 23 апреля девушка скончалась.

Подробности этой трагической истории быстро выяснились благодаря Интернету. Стало известно и имя девушки, и название медцентра, и фамилии врачей, участвовавших в операции, и версии, детали случившегося.

По общественному резонансу, который последовал, эта история сравнима, пожалуй, с известием о гибели третьеклассника Владика Грудьева под колесами "Порше Кайен" во дворе столичной школы. Тогда интернет-аудитория негодовала, требовала линчевать водителя и наказать администрацию школы. Сейчас не менее эмоционально требует расправиться с врачами и закрыть медцентр. Думается, что степень общественного негодования в этих двух случаях обусловлена не трагичностью случившегося. А тем, что в первом случае водитель был на дорогой машине, во втором - медцентр был коммерческим.

Как и в случае с резонансным ДТП, средства массовой информации в погоне за рейтингами, посещаемостью и обсуждаемостью (от этого, к слову, напрямую зависят гонорары авторов подобных СМИ) наверняка продолжат обнародование подробностей. Будут соревноваться в том, кто первым получит эксклюзивный комментарий представителя медцентра или врача-анестезиолога, или кто раскрутит на откровенный разговор жениха погибшей, ее друзей, одноклассников. Цинично? Да, но таковы методы многих современных медиа.

Как ни печально, но именно таким способом удается всколыхнуть общество и власть, чтобы привлечь внимание к давно назревшей проблеме - урегулированию взаимоотношений "врач-пациент".

Отец погибшей девушки обвинил в ее смерти бригаду врачей, проводивших операцию: хирурга, анестезиолога и двух медсестер. После его публичного заявления докторов заклеймили позором. Пользователи интернет-форумов, не особо стесняясь в выражениях и напрочь забыв о презумпции невиновности, жаждут расправы над изуверами. При этом каждый наверняка вспоминает свой негативный опыт общения с кем-нибудь из медицинского сообщества, а такой опыт, к сожалению, имеется практически у каждого.

Аудитория разделилась на два противоположных лагеря - врачей и пациентов. С одной стороны, девушку и ее близких по-человечески, конечно, жаль, случившееся прискорбно. Вместе с тем, сознание просто отказывается верить в бесчеловечность врачей, намеренно лишивших кого-то жизни.

В подобных спорных ситуациях разобраться объективно помогает следствие и суд. В Беларуси далеко не единичны случаи, когда пациенты обращаются за помощью к адвокатам, чтобы возместить моральный ущерб или наказать медиков за некачественное оказание помощи. Адвокату Минской областной юридической консультации №2 Ксении Кобаса много раз приходилось консультировать пациентов, права которых, по их мнению, были ущемлены. Когда она описывала им весь путь, по которому придется пройти, отстаивая свою правоту, многие отказывались продолжать борьбу - слишком уж это долго, затратно.

"Первоначально проводится служебное расследование, чтобы определить, насколько действия врачей соответствовали имеющимся инструкциям, нормативно-правовым документам, протоколам. После этого для доказательства вины врача нужно проводить специальную экспертизу, чтобы установить наличие причинно-следственной связи между наступившими последствиями и действием или бездействием врачей. Это самое сложное", - поясняет Ксения Кобаса.

Вопросы, которые ставятся перед экспертизой, очень конкретные, а вот ответы, которые дают эксперты, зачастую содержат несколько причин наступления последствий, в том числе и связанные с имеющимися у пациента сопутствующими заболеваниями. В экспертном заключении обычно указывается несколько факторов, которые могли спровоцировать смерть. "Поэтому установить причинную связь между наступлением смерти и действием или бездействием медицинского работника - очень сложно", - утверждает адвокат. По ее словам, для того чтобы возбудить уголовное дело в отношении врача за смерть пациента и довести его до конца, не должно быть предположений, нужен четкий ответ экспертов. А они обычно избегают конкретных формулировок и затрудняются сказать, что смерть на 100% была вызвана одним из факторов, а не их совокупностью.

Поэтому часто до возбуждения уголовных дел так и не доходит. После проведения экспертизы, которая, как уже говорилось, может не установить доподлинной прямой связи между гибелью пациента и действиями или бездействием врача, уголовное дело не возбуждается из-за отсутствия оснований.

В адвокатской практике Ксении Кобаса были случаи, когда удавалось взыскивать моральный ущерб с врачей за некачественное оказание медицинских услуг. Что касается уголовного наказания за смерть пациента, то добиться его крайне затруднительно, если не сказать невозможно. Ведь родственникам нужно апеллировать документами. А где их взять, если вся медицинская документация находится у врачей в медцентре? Выходит парадоксальная ситуация, когда родственники вынуждены запрашивать в клинике документы, по которым можно доказать вину врачей. Разумеется, будет сделано все, чтобы документы оказались в порядке. Более того, выдавать документы родственникам погибшего пациента или адвокатам медцентр вовсе не обязан. В этом можно отказать, ссылаясь на врачебную тайну.

Получается, что пациент или его родственники оказываются один на один с мощной структурой, противодействуя которой они заранее обречены на проигрыш. Ведь против них группа людей с хорошо поставленным бизнесом, деловыми связями, командой сильных юристов, PR-менеджеров и т.п. Противостоять такой структуре должен не отдельный пациент, а аналогичная по силе структура, коими за рубежом являются страховые компании, у которых также имеются и связи, и бизнес-интерес, и сильная команда специалистов.

По этому поводу вспоминается популярный сериал "Доктор Хаус", где врачи любое действие совершают с оглядкой на возможные последствия со стороны адвокатов страховых компаний. С точки зрения пациентов, это хорошо. Хотя каждый из нас понимает, что невозможно расписать в медицинских протоколах все варианты развития событий, предусмотреть все ситуации. И если бы Хаус всегда действовал исключительно по инструкции, то многих его пациентов не было бы в живых. Впрочем, в кино рисковать жизнями пациентов гораздо проще…

Очевидно, что в Беларуси система взаимоотношений врача и пациента еще не выстроена и пока далека от совершенства. Случай с Юлией Кубаревой накалил обстановку в стане пациентов. Отец погибшей девушки заявляет о своем намерении идти до конца, чтобы наказать виновных. Учитывая общественное внимание к этому делу, виновных, скорее всего, найдут и накажут. Только как эта публичная порка отразится на состоянии дел в целом, на существующей системе? Печально, если никак."
15:43 03/05/2013




Loading...
ссылки по теме
Вырастить новые зубы скоро сможет любой желающий
В Беларуси проходит неделя детской аритмологии
Директор РНПЦ "Кардиология" рассказал об операции по пересадке сердца и легких


загружаются комментарии