Убийственная торговля 14

14 июня в Беларуси был вынесен третий с начала года смертный приговор. Эксперты полагают, что количество "расстрельных" приговоров будет расти, поскольку для официального Минска куда выгоднее использовать в торге с Западом введение моратория или отмену смертной казни, нежели политзаключенных.

Убийственная торговля
В Беларуси смертная казнь не только остается высшей мерой наказания, но и активно применяется. Хотя даже введение моратория на расстрелы, не говоря уже об отмене такого вида наказания, могло бы существенно продвинуть белорусские власти в переговорном процессе с Западом. Однако только с начала нынешнего года белорусские суды вынесли, как минимум, три смертных приговора, пишут "Белорусские новости".

Последний из них 14 июня огласил Гомельский областной суд в отношении 25-летнего Александра Г. Он признан виновным в убийстве с особой жестокостью студентки 4-го курса Гомельского государственного университета Натальи Емельянчиковой и приговорен к исключительной мере наказания — смертной казни (расстрел). Приговор, конечно, может быть обжалован или опротестован в течение 10 дней, но последующий вердикт весьма предсказуем.  Также обвиняемый имеет право подать прошение о помиловании. Но, как известно, из нескольких сотен приговоренных к расстрелу за время правления Лукашенко, помилован был лишь один.

В этом приговоре также любопытен еще один факт. Суд постановил взыскать с обвиняемого в пользу матери убитой девушки компенсацию материального вреда (расходы на похороны, памятник) в сумме 11 млн. рублей и компенсацию морального вреда в размере 300 млн. рублей. Суд постановил установить обвиняемому срок для добровольного возмещения вреда до 15 июля 2015 года. Видимо, судья знает, каким таинственным способом в Беларуси за 2 года да к тому же находясь в камере смертников можно заработать 311 млн. рублей. К тому же эта часть приговора может свидетельствовать еще и о том, что приговоренному к смерти таким образом дали отсрочку в исполнении приговора.

Александр Г. выслушал приговор спокойно. Плакали лишь матери — убитой девушки и обвиняемого.


На первой скамейке — мать убитой девушки, за ней, на второй скамейке — мать убийцы

Правозащитник Белорусского Хельсинского комитета Виктор Одиноченко в комментарии БелаПАН напомнил, что БХК последовательно выступает против смертной казни.

«В данном случае я убедился в правильности нашей позиции. Считаю, что суд прошел в соответствии с законом, судья давал возможность обвиняемому защищаться, но он практически не защищался, даже в последнем слове. Да, он совершил страшное преступление, но если смотреть с точки зрения интересов общества, это не тот человек, которого нужно расстреливать. Думаю, причина, почему вынесли такой приговор — расстрел, в том, что он даже не пытался себя защищать», — отметил Виктор Одиноченко.

Напомним, на судебном заседании в конце мая молодой человек сделал заявление, что его сожительница также причастна к преступлению и является подстрекательницей и пособницей. По его словам, его подруга знала об убийстве и даже помогала уничтожать следы преступления, в частности, стирала одежду, выбрасывала нож в озеро. На вопрос суда, почему же обвиняемый ранее молчал о роли сожительницы, молодой человек ответил, что недавно узнал, что она не была ему верна и поэтому решил рассказать суду о ее роли в убийстве.

Гособвинитель отметил, что факты, изложенные в заявлении обвиняемого о роли его сожительницы в убийстве, не нашли своего подтверждения, и он заявил об этом из мести, так как подруга рассталась с ним.

Вместе с тем, знакомые как убитой, так и убийцы говорят о том, что суд зря не прояснил роль сожительницы Саши в данном преступлении, и утверждают, что девушка, скорее всего, знала о злодеянии. Сожительнице Саши знакомые дают довольно нелестные характеристики и утверждают, что у нее родственники в «органах», которые ее и прикрыли. Правда, данная информация не имеет официального подтверждения.

Адвокат обвиняемого, выступая в прениях, заявил, что по делу, кроме явки с повинной и показаний его подзащитного, нет объективных и неоспоримых доказательств. Тем не суд все же принял сторону гособвинения.

Напомним, буквально 12 июня областной суд в Гродно вынес смертный приговор 23-летнему убийце двух человек. Житель города Вилейка Минской области 1990 года рождения приговорен за совершение убийств с особой жестокостью.

Подсудимый был признан виновным в том, что 5 августа 2012 года в квартире общежития в Гродно он убил из ревности свою супругу, жительницу Жлобина Гомельской области и ее знакомого гродненца. Затем он расчленил труп последнего и выбросил останки в мусорный бак, а голову забрал с собой. С головой в сумке преступник и был задержан в поезде в Волковыске.

Любопытно, что по некоторым данным осужденный и его будущая жена познакомились в интернете. Оба интересовались оккультизмом, правда, ритуальные мотивы убийства вроде как не подтвердились.

Смертный приговор был недавно вынесен и еще по одному уголовному делу об убийстве. 24 апреля коллегия по уголовным делам Могилевского областного суда приговорила к высшей мере одного из убийц заключенного могилевской тюрьмы № 4. Мужчина 1969 года рождения, уроженец Житомирской области, без определенного места жительства, выиграл у сокамерника партию в домино, ставкой в которой была жизнь проигравшего.

На данный момент Беларусь остается единственной страной Европы и СНГ, в которой применяется смертная казнь. Власти оправдывают это ссылками на общественное мнение, но общественное мнение по этому вопросу резко изменилось после вынесения смертных приговоров обвиненным в теракте в минском метро 11 апреля 2011 года Дмитрию Коновалову и Владиславу Ковалева.

Скоротечный процесс и быстрое приведение приговора в исполнение, несмотря на протесты правозащитников, сомневавшихся в объективности следствия и суда, заставили многих простых белорусов по-иному взглянуть на проблему смертной казни и начать добиваться ее отмены.

Тем временем эксперты склонны полагать, что вопрос отмены смертной казни или хотя бы введения моратория становится главным козырем белорусских властей в диалоге с Евросоюзом. Отменить смертную казнь для режима Лукашенко куда проще и безопаснее, чем освобождать политзаключенных и идти на уступки в вопросах политической либерализации. Тем более, что в данном случае у властей будет "железный" аргумент: что там несколько политзаключенных, когда речь идет о десятках и сотнях человеческих жизней.

Например, такого мнения придерживается политолог Александр Класковский. "Если начнется оттепель, то такой мораторий может стать одной из уступок с белорусской стороны, поскольку не грозит внутренними волнениями, в отличие от послаблений в избирательном законодательстве или при регистрации партий. А время политического торга еще не пришло", - сказал в комментарии "Немецкой волне" Класковский.

По оценкам организации Amnesty International, с 1991 года в Беларуси было приведено в исполнение в районе 400 смертных приговоров, но точное число убитых государством белорусов неизевстно - официальных данных власти не предоставляют.
15:11 14/06/2013




Loading...
ссылки по теме
Совет Европы проведет в Минске конференцию по отмене смертной казни
ООН осудила смертные приговоры в Беларуси
Последний приговоренный к смерти - в ожидании расстрела


загружаются комментарии