История белорусского борца с русским миром 15

"Белорусский партизан" разыскал в Киеве создателя скандального сайта, который больше года ведет непримиримую войну в интернете с российской пропагандой и адептами "русского мира". Пройдя в Беларуси через застенки КГБ и психушку молодой человек решил судьбу дальше не испытывать и временно покинул родину. Хотя свою священную борьбу не прекратил.

История  белорусского борца  с русским миром

Он до сих пор не называет свое настоящее имя. Вернее, нам он признался, как его зовут и как зовут его жену, откуда он родом и чем занимаются его родители, но попросил не писать. Он все еще пытается скрыться от публичности, хотя белорусские чекисты знают про него абсолютно все, и он уже вырвался из Беларуси. Угроза сесть в тюрьму по обвинению в распространении порнографии тоже позади, но наш собеседник хочет остаться анонимом.

Мы разговариваем поздно вечером в киевском кафе. Потом идем фотографироваться возле памятника писателю Короткевичу, прямо у ворот белорусского посольства в Украине.

Но все-таки сохраним его тайну, пока он сам так хочет. Поэтому и фотографируем его в маске Александра Лукашенко. В конце концов, наш Джон Сильвер (как он сам называет себя в интернете) делал и продолжает делать довольно провокационный сайт о белорусской истории и о российской империи.

Обычный белорусский парень, родом из небольшого городка. Историк по образованию и борец за независимость Беларуси по внутреннему мироощущению. Он подрабатывал репетиторством. Рассказывал школьникам каноническую историю, чтобы они могли сдать экзамены. Учил истории даже россиян. А по вечерам выкладывал на своем сайте собственную трактовку долгих и  кровавых отношений между белорусами и русскими.

Полтора года назад в интернете он начал свою войну с «русским миром» и добился определенного успеха.

В мае нашего белорусского «Джона Сильвера» захватили средь бела дня сотрудники спецслужб. Отправили сначала в изолятор на Окрестина. Потом - на месяц в психушку. Резонанс в медиа и президентские выборы помогли ему выбраться на свободу без больших последствий, но спокойно пожил он недолго. Вслед за одним уголовным делом о разжигании национальной розни открыли после одной из публикаций о «русском мире» новое - по обвинению в распространении порнографии. Нервы у парня не выдержали и он уехал в Украину.

«Джон Сильвер»,  он же - змагар, создатель сайта 1863х.com рассказал свою историю борьбы за родину  в интервью «Белорусскому партизану»

- Ты продолжаешь шифроваться и скрываешь от людей свое настоящее имя, хотя КГБ тебя вычислило и теперь точно знает, что ты уехал в Украину. Кого ты боишься?

- КГБ уже бояться бессмысленно. Но если раскрывать свою личность, то это уже переход в политику, и это не то, что мне надо. Я не хочу привлекать внимания к своей персоне. Я веду свой блог по идейным соображениям и мне важно внимание к моим статьям и текстам, а не ко мне лично. Худой я или жирный, женатый или нет – это все ие детали, которые отвлекают от главного.

- А как ты стал белорусским змагаром? Как ты дошел до жизни такой, что решился делать  сайт?

- Я был первым, кто стал использовать термин змагар в положительном контексте, потому что до этого змагарами издевательски называли тех, кто бессмысленно борется против Лукашенко или Путина. 

Я в этом термине ничего плохого не вижу. Это намного лучше, чем называться черносотенцем, как в России. Я абсолютно принимаю термин змагар и даже горжусь им. Змагар – это борец. Мне кажется, это отлично.

Я хочу отходить от термина "оппозиция", потому что в белорусском контексте понятие оппозиции извращено. 20 лет власть долбила по оппозиции из всех орудий. Я не оппозиция, я змагар, представляю ту часть общества, которая активно выступает за какие-то вещи, но не принадлежит к каким-то структурам. Змагаром может быть, кто угодно. Вплоть до того, что если он ретвитит определенные тексты, то он - диванный, но змагар.

Почему я стал делать сайт? С детства я увлекался историей, много читал, очень хорошо знаю историю России.

Когда начался Майдан, когда началась аннексия Крыма, я сразу понял, к чему идет этот процесс. Когда Меркель и западные лидеры считали, что Путин одумается и не станет забирать Крым, я уже точно знал, что будет война.

Я понимал, что следующими после Крыма можем быть мы и Прибалтика, потому что Украина – намного более тяжелая жертва для Путина, чем Беларусь. Нас он может захватить в пол пинка.

Что конкретно меня подтолкнуло делать сайт? Лукашенко приехал в Киев на инаугурацию Порошенко и сказал журналистам про то, что на востоке есть террористы и мол, вы защищайте свою страну. И я вдруг увидел, как включилась пропагандистская машина Кремля и управляемое общественное мнение в России. 

Стали сыпаться вещи, что «белорусы как хохлы», «мы вас придушим, размажем» и покатилось… Я увидел, как все эти кремлевские боты начали отрабатывать белорусскую тему. Начали выделяться бюджеты на белорусскую тему в таком негативном контексте, следовательно эту тему кто-то проталкивал уже наверху.

Я ожидал, что белорусы хотя бы в комментариях начнут посылать на хер всех этих российских ботов и российских империалистов. Может быть тогда я бы и не делал свой сайт. Однако началось нытье: «Боже мой, русские нас захватят, все погибло». По опросам социологов, только 17% готовы защищать Беларусь. Если уже в интернете сдаются, когда можно сидя в теплой квартире, на диване посражаться и потролить этих империалистов, но даже этого не делают. Все замолчали, государственная белорусская пресса тоже молчала. Все замерли перед ужасом гигантской машины российской пропаганды.

Тут меня бомбануло. Я стал думать, как на это отвечать. Я не журналист, но никто из блогеров и журналистов ничего не делали. Я стал узнавать, как делать сайты, как делать это анонимно.

Я не ожидал, что сайт станет популярным. Я не умел проводить журналистских расследований и прочее. Но я просто стал делать сайт и это выстрелило.

Я опубликовал текст про Вячеслава Дианова. У меня просто к нему лично были претензии. Я был на всех молчаливых акциях протеста, что он там пытался организовать. Я видел, как людей хватают. И когда сейчас этот говнюк пишет из Польши шизанутые коммунистическо-ватнические тексты, а из-за него людей били дубинками, травили в Жодино овчарками и так далее. Для меня это - зашквар (так называют что-то тупое, потерявшее актуальность - прим. БП), за который можно смело судить. Видя его прорусскость, я решил сделать провокацию. Сыграл на его самолюбии, написав, что Тина Канделаки прилетит к нему на самолете. Он повелся и сдал Партию зеленых, Калякина и прочее, что он может обеспечить с ними связь и все такое. Это заняло 5 минут. Я хохотал и писал ему, а он на все это повелся.

Потом когда стали отовсюду вылезать какие-то казаки, я начал их искать. Наугад залазил в группы «Новороссия», вводил страну - Беларусь, Минск. Находил белорусов, которые за Новороссию выступали, и начинал им механически писать: «Эй, привет. Ты за Новороссию?! Молодец! А кто ты?». И раскручивал их на информацию. И в ответ мне писали, что к казакам в Беларусь ездят представители ГРУ (главного разведывательного управления РФ – прим БП), «мы тренируемся и ждем момента». Я по ним отработал.

Все стали на меня смотреть и ждать новых публикаций. Ну и все, я стал регулярно писать на эти темы.

- Это была твоя одиночная борьба с русской империей в свободное от работы время. А чем ты занимался в Минске по жизни?

- Я делал небольшие проекты, связанные с историей. Работал репетитором по истории. В киносфере немного разбираюсь и помогал делать сайты, связанные с кино.

Разными проектами я зарабатывал на жизнь. Но я был в медийной сфере, поэтому я всегда наблюдал за медиа, следил за тенденциями и настроениями.

- Люди, которые тебя окружали в Минске, утомленные и осторожные белорусы, они не раздражали? Вечером, возвращаясь с работы, ты начинал свою священную борьбу, а днем тебя окружали забитые соотечественники. Как ты совмещал эти два пространства: дневной серости и яркой ночи?

- Белорусское серое оно очень обосновано. Когда на наших землях последние 300 лет ведутся все мировые войны, и когда ты пытаешься сделать что-то национальное и вывести страну из зоны влияния империй, то тебя вырезают. Единственный способ выжить – это быть серым и незаметным.

Но это не значит, что мы не люди, «недонация» и не народ. Я делал свой сайт в резком стиле, потому что понимал, что белорусов сможет пробудить угроза их благополучию. Сегодня они могут пойти в супермаркет, закупиться продуктами и сидеть дома и спокойно смотреть телек, а завтра это все исчезнет, потому что прилетит «Град» к тебе. И это обязательно произойдет, ведь с Россией мы воевали очень много раз, она захватывала и давила нас постоянно: что при империи, что при совке. Это настолько избитая история, что это уже скучно и никому не надо дополнительно объяснять.

Я конкретно объяснял людям, что вы можете сидеть на жопе, но потом не нойте, когда у вас «Грады» будут ложиться под окнами. Чеченцы приедут и начнут бизнес отжимать, как в Крыму или Донецке. И это может пробить белорусов. Это стало работать.

Посмотрите на заявления Лукашенко. Многие говорят, что он просто защищает свою власть. Другие настаивают на том, что у него есть патриотические мотивы. Но Лукашенко постоянно повторяет одну и туже мантру: кто бы не пришел, мы будет воевать. Звериная опасность она пробуждает всех: самых застабилов, лукашистов, змагаров и оппозиционеров.

- То есть ты поверил в разводку власти о том, что не стоит бороться с Лукашенко, потому что он - за независимость Беларуси, что если вы свергнете Лукашенко, то придет Россия и всех захватит, что если бы не Лукашенко, то русские уже давно бы захватили нас?

- До Крыма меня дико бесили разговоры о том, что не стоит ходить на Площадь, а надо эволюционно развиваться. Но что показал Майдан? Напали на Украину, где были миллионы бандеровцев, патриотов, Правый сектор и так далее. Если на Украину напали, то свергая Лукашенко, ты должен быть готов к войне с Россией. У тебя должны быть люди, готовые жертвовать собой и умеющие управлять в критической ситуации. В Украине не хватает людей, она скрепя,  с трудом идет вперед, а Беларусь в 50 раз проигрывает Украине, в 50 раз слабее.

Украина проигрывала информационная войну Москве, а Беларусь проиграет Украине информационную войну, не говоря уже про российскую пропаганду.

- Но ты же подыгрываешь Лукашенко. Он тоже постоянно повторяет: «Не трогайте меня, иначе будет еще хуже». 20 лет Беларусь жила с Лукашенко и постепенно деградировала и еще столько же должна с ним оставаться, лишь бы не было войны? «Лишь бы не было войны», - это ж его лозунг, его разводка последние 20 лет.

- Я вообще не зациклен на Лукашенко. Мне он был интересен до 2011 года, когда я устал читать про него и думать.

Я сейчас обращаю внимание на его дела. Вот он не признал Крым и Донбасс. Я не знаю его мотивы, что им двигало, но мне это выгодно. Я пытаюсь следить за реальной политикой. Разрешает власть Дни вышиванки, не разгоняет их дубинками, это  - отлично. Начинают гнобить Светлану Алексиевич, это - отвратительно. Ничего личного, только бизнес.

Когда начнут снаряды рваться, я не знаю, что там будет делать Лукашенко, но защищать Беларусь отправят ОМОН, и в окопах будут сидеть змагары и омоновцы, которых туда пошлют. Помните, как было в Украине: «Беркут» и Правый сектор вместе под Славянском в окопах оказались и очень быстро нашли общий язык.

- Несмотря на то, что ты работал ситуативно в том же идеологическом поле, как они работают сейчас, власти же все равно тебя закрыли, отправили в психушку и едва не засадили в тюрьму на несколько лет. Ты был ситуативным союзником Лукашенко и КГБ в российском вопросе, но тебя прихлопнули. Не сильно, но так, что ты решил сбежать.

- До какого-то года в официальной белорусской риторике преобладали только разговоры о славянском братстве. Потом стало что-то меняться. Я публиковал тексты о том, что если начнется обострения отношений с Москвой, то нам надо иметь союзников в силовых структурах, в армии и среди чиновников. Сейчас армии белорусской и силовикам доверять нельзя, придет фсбешник и даст миллион долларов, они сразу же продадут Беларусь.

- Все равно они тебя грохнули…

- Да.

- Почему?

- Честно говоря, у меня ответа. Возможно, пытались звездочки себе заработать. 

Поскольку я все писал анонимно, сыграла свою роль паранойя, что я агент ЦРУ, Мосада, Кремля. А это значит, что можно грохнуть и получить новые звездочки на погоны, пойти на повышение. 

Возможно, кому-то не понравились мои публикации про казаков в Беларуси. Это с меня все началось, начали скандалить и наезжать на этих казаков, задавали прямой вопрос Лукашенко. Но вместо разборок мы видим, что казаки эти никуда не делись. Не исключено, что там все повязаны-переповязаны с этими ГРУшниками и казаками, что решили прикрыть меня, чтобы я особо не будоражил людей этой темой.

Может, думали, что через интернет анонимно я буду координировать какую-то кампанию в интернете. В 2011 году молчаливые протесты тоже ведь через интернет всколыхнули людей.

Но я не хочу строить версии, потому что точно не знаю.

- Но ты испугался?

- Я боялся не за себя, а за родных. Хотя состояние шока было. Ты идешь в туалет и думаешь о рабочих проектах, а тут вламываются 6 человек, заведенные, с оружием, готовые сломать тебе руки и ноги. Поэтому ты испытываешь шок больше, а не страх.

Я за себя вообще не боялся. Конечно, я не исключал, что могут завести в лес и закопать, поэтому когда привезли в Следственный комитет, даже как-то отлегло.

Больше переживаешь, что можешь повредить близким.

- Они тебя отправили в Новинки на психиатрическую экспертизу, потому что думали, что ты сумасшедший?

- Они проследили за мной месяц. Поняли, что я не подхожу под их стандартные схемы: шпион, активист партии. Они перевернули всю квартиру. Искали биты, балаклавы, оружие. Нашли только сувенирный магнитик Яроша, который продается на Майдане. Даже портретов Яроша и плакатов не нашли. Они не нашли ничего, что могло позволить им меня к чему-то серьезному прикрепить.

- Они тебя отпустили, но дело не закрыли?

- Меня отпустили из больницы и из тюрьмы. Дали подписку о невыезде. Когда в интернете поползли слухи о моем исчезновении и стали активно это обсуждать, ко мне пришли следователи и дали бумагу о неразглашении. Пугали тем, что если я начну рассказывать, то опять меня посадят и так далее. Естественно, я хотел побыстрее выйти на волю, а там посмотрим. Поэтому я все подписал.

За русофобия я был готов страдать. Давайте за русофобию отвечу, перед судом я хотел все это выложить и устроить цирк. Я был готов даже сесть в тюрьму за это. Это была бы честная борьба.

Я кое-как оклемался после ареста. Снова стал обновлять сайт, размещать исторические статьи. В конце июля возбудили второе уголовное дело. На этом раз уже обвинили в распространении порнографии. За статью «Рвота, мерзость и понос – я вам русский мир принес». В чем там был смысл? В социальной сети Вконтакте я нашел клоаку дегенератов, которые постят жуткую политизированную чернуху, отвратную. Я показал, что они постят, привлек к этому ужасу внимание. И мне их творчество приписали как распространение порнографии. При этом, они продолжают писать, недавно разместили там картинку, как из огнемета или гранатомета сжигают людей с бело-красно-белыми флагами и с подписью «А пойдемте сжигать биомусор». То есть на них уголовных дел нет. Они добрые, а я человеконенавистник. Создатели этих мракобесных пабликов свободно гуляют, а дела возбуждают против меня. Но тогда давайте возбуждать дела на всех: на меня и на казаков, чтобы мы в соседних камерах сидели и перестукивались.

- И ты решил судьбу не испытывать и прервать свою белорусскую прописку?

- Чтобы получить минимальное наказание, то надо признавать вину и каяться. Если еще можно покаяться за оскорбление русского народа, хотя я всегда оскорблял ватников и сторонников Путина. Но признавать распространение порнографии я бы уже не стал.

- Родные пытались тебя отговорить от борьбы?

- С родными все в порядке. Мои родители - простые люди. Конечно, они были шокированы, когда меня арестовали.

- Ты когда увлекся политикой и что повлияло на формирование твоих политических взглядов? На белорусском языке не разговариваешь. Ты русскоязычный белорусский националист?

- Да. Я разговариваю по-белоруски, только очень медленно перестраиваюсь. Но я пишу на русском, потому что 80% аудитории - русскоязычная. Сейчас я вынужден писать на русском, чтобы донести свои мысли до максимального числа людей. Я постоянно читаю на белорусском, прекрасно понимаю и даже говорю, но чтобы писать на белорусском – надо потренироваться, никогда не писал.

Политикой я увлекаюсь в ранних лет, когда я стал читать исторические книги.

- Во время президентских выборов ты был за бойкот или за участие в выборах?

- Я был за позицию игнора. Я игнорировал выборы, чтобы не отвлекаться.

Я видел, что есть более полезные вещи, чем участие в выборах. Сейчас полезнее сделать отличные исторические сайты и ресурсы, чем тратить деньги и силы на листовки Лебедько про миллион рабочих мест. Те сотни тысяч долларов, что они получают от фондов, лучше потратить на маечки, ленточки, раздать это молодежи, пусть они тусят с ними в клубах. Это даст в 500 раз больше эффекта положительного, чем все листовки оппозиционных партий.

Посмотрите на курсы белорусского языка, Дни вышиванки. Это не радикально, это вписывается во все законодательные рамки и дает большой эффект в воспитании любви ко всему белорусскому. Люди в комментариях пишут, что вышиванки дали больше любви к белорусскости, чем манифесты оппозиции и митинги.

Я хотел, чтобы люди не подставлялись под удар. Если бы опять призывали всех на Площадь, люди бы пришли и их отфигачили дубинками. И опять тысячи людей выехали бы из Беларуси. После выборов 2010 года тысячи молодых людей покинули Беларусь. А после нынешней кампании почти никто и не уехал.

- Ну а что ты теперь будешь делать, ты же выехал из Беларуси?

- Ну я выехал, но не уехал! То есть мы знаем яркий и хитрый пример Михалевича. Просто когда возбудили второе уголовное дело, у меня закончилось терпение. Вместо терпения у меня включилась ярость. Если будут социальные или культурные изменения в положительную сторону, то я вернусь. Даже если меня попытаются засудить, но это уже будет все открыто и прикрыться статьями про порнографию у спецслужб уже не получится втихую. Но если все будет очень плохо и «зеленые человечки» придут, «русские у ворот», то поеду в надежде, что меня не закроют и на месте буду делать что-то полезное.

- А если Лукашенко – это еще 10 лет, и твоя эмиграция на годы?

- Я надеюсь, что все пережить можно, я не так стар. Буду заниматься спортом и есть витамины. Как говорил Михалок: «Мы победим, потому что мы их переживем». Это так и есть.


15:04 09/11/2015




Загрузка...
Загрузка...
ссылки по теме
Кремль начал операцию по "усмирению" Беларуси
За лагерь боевиков выдают легальный патриотический лагерь. Задержаны силовики-патриоты
Эксперт: Кремль хочет контролировать Беларусь и в военном смысле


загружаются комментарии