"Тунеядка": В Беларуси осталось только концлагерь организовать 8

Минчанка Людмила вернулась в страну после нескольких лет работы за рубежом и возмущена, что из-за того, что задержалась на родине и не пошла мести улицы, вынуждена платить государству, которому ничего не должна.

"Тунеядка": В Беларуси осталось только концлагерь организовать
Письмо минчанки публикует "Наша нива".

"Хотела бы высказаться по поводу так называемого «тунеядства».

Я работала за рубежом с зарплатой в 2000 долларов США, но там можно и больше. Не удивительно, что многие белорусы стараются вырваться за границу: «уехать» воспринимается как верх успеваемости. Между прочим, мне пришлось учиться специальности в полевых условиях. Белорусское образование оказалось бесполезным.

Поработала за рубежом и вернулась сюда: к близким, к родной земле. У нас уютный климат, не так как в жарких южных странах. Здесь и своя земля, друзья, открытые люди, понятные привычки и ассортимент в магазинах. Задержалась — и теперь за это приходится расплачиваться.

Со временем стало бросаться в глаза и все остальное. Закрытые заводы или убыточные, неконкурентоспособные предприятия. Другие — прибыльные, но фактически захваченные иностранными гражданами. Временные руководители, пользующиеся моментом до тех пор, пока их не посадят в тюрьму. Все только и говорят о деньгах. 

А самое для меня грустное — это обычные люди, угнетенные, измученные люди, живущие буквально в нищете, лихорадочно кидающиеся на акции в магазинах, люди, одетые в секонд-хэнд. И эта страна когда-то была флагманом легкой промышленности! И вот так живет большинство, и это вам никакая не Африка, а страна в центре Европы.

Красивые девушки — это уже на сегодняшний день чуть ли не единственный, если так можно сказать, «капитал». Причем, к сожалению. Девушек показывают, и их забирают из страны вообще. 

Я переводчица — и у меня хотя бы есть соответствующая специальность, которая позволяет достаточно независимо устроиться на работу за рубежом. А что им в большинстве своем остается? 

Остаться здесь с весьма туманными перспективами по крайней мере полноценно растить и воспитывать детей? Либо уезжать, либо надеяться, что уедешь, коротая время в минских кафе, иногда забывая о гордости.

И что наши власти мне предлагают? Устроиться здесь за 300 долларов? Ходить двор подметать, бумажки разносить, названивать с рекламами и выполнять другую подобную неквалифицированную работу?

Образование? Они говорят часто об образовании. Какое образование? Оно нигде не имеет практического приложения? Я знаю достаточно об образовании. Есть, безусловно, единичные экземпляры, согласны работать на голом энтузиазме… 

Но лучшие кадры обычно уходят в поисках лучшей доли, те, кто остается, — хорошо, если учат. Я училась на педагога, поэтому знаю, о чем говорю. Я свидетель того, как тащили от сессии к сессии не только абсолютно слабых, но учились и те, кто вообще не находился в стране в течение учебного года. 

Да и по каким программам учат? На останках советской науки? Я уже не говорю о программах обмена. Лишь конкурсы красоты — на радость стареющим преподавателям. Позор!

Нас, «тунеядцев», попрекают и бесплатной медициной. Какая медицина? Неужели никто не сталкивался с тем, что в лечебных учреждениях просят оплачивать услуги. Или что врачи вообще не способны помочь. А где, кстати, учатся и лечатся семьи наших законодателей?

Да и где та система здравоохранения и социальная стабильность, которая помогает людям заботиться о своем здоровье? Почему все везде курят? Почему нация спивается? Мне лично противно проходить вечером по своему району и зайти даже в свой подъезд. По моему мнению, это ужас, что творится.

И почему об этом не говорим? Безусловно, не у каждого есть с чем сравнивать, на радость властей. Но даже те, у кого нет, все равно понимают: что-то здесь не то.

Гости из России или Украины подтверждают, что у нас какой-то законсервированный Советский Союз. И сложно не согласиться. Вот и законы даже такие же вводят, осталось только концлагерь организовать — и есть уже на то соответствующие законы. 

И вспоминаются строки из песни NRM: «Толькi дыхаць мне з кожным днём цяжэй…». Прошло почти два десятилетия, а что изменилось?

И все вместе страдаем от того, что происходит. От бедного до богатого, все страдаем, но соглашаемся. Мы все просто терпим эту власть. Но все мы составляем единый народ.

Мне кажется важным не уподобляться этим людям, в чьих руках сейчас наша страна, которые могут противопоставить себя народу. В то время как они живут недальновидно, нерачительно и придумывают себе врагов… короче, по каким-то причинам ведут деконструктивную политику прежде всего для самих себя, мне кажется критически важным оставаться в первую очередь теми, кто мы есть — людьми, с нашими исконными ценностями, обществом, единым народом, белорусами.

Все то время, что я была в стране, я помогала родственникам, моя мать всю жизнь работает, мой папа на сегодняшний день работу найти не может. И что они за жизнь свою видели? Советский режим, девяностые и вот то, что сейчас. 

Но в конце концов, какая власти разница, чем я занимаюсь, я закон не нарушаю, живу на свои собственные средства. Пусть я даже здесь просто бы детей родила, я буду еду покупать, лекарства, коляску — это им не деньги? Им население не нужно? 

Мои предки работали на своей земле. Пока не пришла советская власть, для женщин было всегда естественно оставаться дома.

Так что же, они вынуждают меня уехать? Уехать не сложно. Только что же от нашей «блакітнавокай» останется в ближайшем будущем?", - написала Людмила.

15:32 20/03/2017




Загрузка...
Загрузка...
ссылки по теме
Борис Желиба: Трудоустроить всех "тунеядцев" - абсолютно пропагандистский лозунг
Белорусы не верят, что им вернут выплаченный "налог на тунеядство"
Политолог: Лукашенко не хочет показаться слабаком


загружаются комментарии