Обманутый 5

Белорусский военный пенсионер Геннадий Верхотуров захотел вернуть себе российское гражданство. И не смог.

Обманутый
О том, что произошло, и почему он решил искать защиты в посольстве России Геннадий Верхотуров рассказал "Белорусскому партизану".

-- Вырос я в Забайкалье, -- начинает рассказ Геннадий Петрович. – Воспитывался в читинском детском доме, был сиротой при живых родителях. В выпускной год меня вызвал к себе директор детдома и показал письмо. В детдом писала даже не мать, а ее сожитель, который очень хотел со мной познакомиться. А на носу у меня было поступление – я мечтал стать лётчиком, хотя директор детдома настаивал на том, чтобы я поступал в педагогический институт, были у меня к этому задатки.

Короче говоря, я поехал домой к матери. О поступлении в ВУЗ на какое-то время пришлось забыть, я остался у матери на год. Оказалось, что она злоупотребляла спиртным, а я очень надеялся ее отучить от пагубного пристрастия.… Ничего у меня из этого не вышло, только время потерял…

Через год я собрался поступать в лётное. И все было бы хорошо, если бы не мой дефект речи. Я с рождения немного шепелявлю, с трудом выговариваю цифру «шестьсот шестьдесят шесть». Из-за этих трех шестерок на карьере лётчика в моей жизни был поставлен крест. На комиссии объяснили: всё бы хорошо, но не дай Бог, эти три цифры будут моим позывным – завернули. Поступил я в Иркутское военно-авиационное техническое училище. На специальность «инженер авиации». Думал, что после окончания этого учебного заведения подучусь и сяду за штурвал.

-- Не оставляли мечту?

-- Ни в коем случае. Но и в училище меня разочаровали: «Будешь ты Гена, не лётчиком, а лёДчиком, после этого образования. Поедешь в Североморск» и будешь шасси ото льда чистить». Так меня эта новость тогда расстроила, я решил «вылететь» из учебного заведения. Пришел к командиру и прямо спросил: «Сколько мне выпить нужно, чтоб выгнали?». «Опытный» командир дал совет – с тебя и бутылки хватит. Сказано – сделано. Напился. Однокурсники меня принесли в училище. Я считал, что дело сделано – выгонят. Но не тут-то было. Увидел меня командир роты, я ему говорю: «Товарищ майор, я напился – выгоняйте». Собрался педсовет. Там решили мне – детдомовцу, отличнику училища жизнь не ломать – оставили: «У нас план по отличникам, мы не будем такими кадрами разбрасываться». Так я и получил специальность – «техник-инженер авиации».

-- Куда попали на службу?

-- В Североморск. Был инструктором тамошнего Дома офицеров. Потолок, при котором я мог выйти на пенсию – звание старшего лейтенанта. Так было до развала Союза, это потом в России, после прихода Ельцина к власти ситуация изменилась – «технар » стали к итанов присваивать. Но я службу свою раньше закончил – попал на винт самолета. Мне еще повезло – выжил, а вот начальника моего – Эдуарда Нконечного рассекло на кусочки. Собирать было нечего…

После того случая я попал в госпиталь. Стоял вопрос об ампутации руки и ноги. Приехал замкомандующего по медицине. На то чтобы мне отрезали ногу, я, кстати, по глупости согласился. А руку, говорю, не дам, я без руки на баяне играть не смогу. Дали мне два дня, если бы на ноге образовалась гангрена – отрезали бы. Повезло мне, поправился. О дальнейшей службе не могло быть и речи – меня комиссовали. За год до развала СССР.

-- Как вы оказались в Минске?

-- В начале 90-х я оказался в Беларуси – у родителей жены. На руках советский паспорт, военный билет, по которому мне назначена пенсия в 200 советских рублей и справка на получение квартиры. Жильё по этой справке нам с женой, кстати, дали. А вот с работой в начале становления независимой Беларуси была беда. Появилось распоряжение Вячеслава Кебича, в котором говорилось: «лиц без белорусского гражданства на работу не принимать». На работу я бы, может быть, и не пошел, -- военной пенсии вполне хватало бы, если бы в Минске мне ее не пересчитали в сторону уменьшения. Вместо 200 рублей начислили 56. А у меня семья – жена и трое детей. Ничего я толком не добился, ответ был один: «Не нравиться – уезжайте обратно в свою Россию». В Россию мы не вернулись, я начал искать работу в Минске. В столичный Дом офицеров меня на работу не взяли. Решил пойти работать хоть куда. На Бельского в 90-е была столовая. На дверях висело объявление: «Требуется сторож». Пришел я в отдел кадров, оделся в парадную форму для солидности. Там о
брадовались, мол, такие люди нам очень нужны, достали эти алкоголики. Но и «ночным директором», как я называю эту работу меня не взяли – все уперлось в отсутствие белорусского гражданства. Пришлось делать белорусский паспорт.

-- Впоследствии пожалели?

-- Нет. Я очень полюбил Беларусь, но и вы поймите, в России я провел большую часть жизни. Я был вынужден получить белорусское гражданство – как по юридическим, так и по финансовым причинам. Я был лишен всех своих военных льгот. Белорусское гражданство я получил в конце 90-х. До этого возил из Москвы книги. Все было нормально – работал и днем и ночью. Все чинно, все законно. Но однажды я попал под «налоговый рейд». По чьей-то наводке приехали налоговики, думали, что я «порнухой» торгую, хотя продавал я художественную и учебную литературу. Налетели с оружием, всем лежать! Я в армии под дулом оружия никогда не был, а вот на «гражданке» довелось,…Ошиблись налоговики, конечно, но так меня это обидело, так покоробило, что пошел я на следующий день в налоговую и закрыл свое «предпринимательство». Меня в налоговой уговаривали этого не делать – все сборы я платил вовремя, короче говоря, был прилежным в этом смысле. Но не уговорили. И ушел я на вольные хлеба…

-- Куда устроились?

-- Работал в разных организациях -- в охране. Последним местом моей работы была строительная компания «Эльвира». Сейчас эта организация называется «РосЕврогрупп» Туда я пришел в 2007-м. И поначалу всё было «шоколаде» -- фирма получала шикарные заказы. Например, участвовала в реконструкции минского Оперного театра. Я работал в охране. Я вам скажу, там, где стройка – там всегда воруют. Машинами. Я лично пресекал попытки вывоза машин с мрамором со стройки Оперного. За это, конечно, премировали. Платили неплохо. После Оперного театра фирма занималась реконструкцией «Белгосцирка». О том, что финансовые дела фирмы пошли, не очень стало понятно в 2010-м. Стали задерживать зарплату – на месяц-два. Дальше – больше – за неуплату стали регулярно отключать служебный телефон…

Последнюю зарплату я получил в феврале 2015- го. Уволился, правда, только осенью прошлого года. Почему так долго работал бесплатно? Не поверите, я- с детства привык верить людям. Нас успокаивали, подождите-потерпите, рассчитаемся… Я ждал, надеялся и верил. Молодые, которым семьи кормить нужно уходили, а мы, пенсионеры, а было нас там трое, ждали до последнего… Не дождались и были оттуда официально уволены осенью прошлого года – «по соглашению сторон».

-- Но зарплату свою до сих пор так и не увидели?

-- Было судебное разбирательство в экономическом суде. Руководство организации в лице гендиректора Поткина свои долги перед нами признает, не отказывается. Правда, когда рассчитаются – непонятно. В этой жизни это случится или нет – тоже неясно. Ну, я не стал ждать милости от природы и пошел добиваться правды…

-- Адрес, вы надо признать выбрали странный. Почему вы пошли со своей бедой в посольство России?

-- Пришел туда и попросил защиты. Но в посольстве ответили, что не могут вмешиваться в судебные процессы и вообще в дела иностранного государства. Тогда я стал узнавать, почему, меня, россиянина, не защищает страна, которой я отдал полжизни? Ответ был такой: «Вы находитесь под юрисдикцией другого государства». Моя попытка вернуться к российскому гражданству успехом тоже не увенчалась – если бы я уволился из армии на год позже, когда Россия стала независимой, тогда этот вопрос решился бы положительно… А так – никаких вариантов.

Россия – бессильна. Белорусский суд – пока бессилен. На кого надеяться?

10:52 02/07/2017









Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...
ссылки по теме
Биатлон: белоруска Блашко перешла в сборную Украины
Никита Комаров: если в федерации что-то поменяется, дадут разрешение играть, то буду рад приехать в сборную Беларуси
Российские лыжники, выступающие за Беларусь, получили белорусские паспорта


загружаются комментарии