Семь часов без права выхода

О предстоящем съезде учёных в официальных кругах говорят лишь возвышенные вещи. О переходе на цифровую экономику, например, о развитии облачных технологий, об интеллектуализации  общества, о громадном вкладе учёных в  четвертую промышленную революцию. Но приходиться уделять внимание и более прозаическим деталям.


Семь часов без права выхода
Как сообщалось, съезд будет проходить в течение двух дней. И первый – с участием Александра Лукашенко.

Именно это обстоятельство вызывает в кулуарах научных учреждений при выборе делегатов не только деловой резонанс, но и нервную реакцию. Без письменных предписаний, но внятно и вслух ставится условие, что каждый из делегатов должен быть готов высидеть на пленарном заседании семь часов без перерыва, без выхода из зала. 

Эта новость для нас, в общем, не в диковинку. Александр Григорьевич уже не один раз демонстрировал чудеса выносливости, выдержки во время проведения массовых мероприятий. Не устаёт он – будьте бодрыми и остальные.  Удастся ли вытерпеть без приключений академикам, немолодым уже людям? Это обстоятельство вызывает, по крайней мере, недоумение. Известны случаи, когда учёные отказались от участия в съезде, именно из-за условия подвергнуть организм семичасовой изоляции.

Есть и другие пикантные, но более серьёзные  обстоятельства. Не так давно председатель президиума Национальной академии наук Владимир Гусаков рассуждал  о том, почему среди белорусских учёных нет нобелевских лауреатов: «Когда мы анализируем труды, то видим, что у нас есть значительно лучшие». Вся проблема в скромности белорусов, считает Владимир Гусаков.

В любом случае руководителю президиума Национальной академии наук  необходимо держать ответ. О чьей скромности говорил он? И уместно ли вообще говорить о скромности, если работы, которые по анализу сильнее  отмеченных нобелевскими премиями, остаются в тени, неизвестны мировому сообществу? Не вина ли в этом руководства Академии?

Если же это, деликатно выражаясь, преувеличение, то за него также надо отвечать. 

Попытки найти желающих  в академической среде прокомментировать заявление Владимира Гусакова, увы, завели в тупик. Без микрофона, анонимно, пожалуйста, а в открытую – желающих не нашлось. Суть же негласных комментариев сводится определенно к одному: есть работы мирового уровня – предъявите их, зачем держите в тени. При этом часто вспоминают, что за всю историю существования Академии было два достижения на уровне открытий.

Дилетанту трудно судить, насколько современны, актуальны, например, такие работы белорусских учёных, как «новый метод локализации квантовых состояний света», «предсказание и реализация нового типа световых полей», «новый метод анализа сложных изображений больших размеров», «механизмы массопереноса в процессах спекания кремния и углерода с нанодобавками». Но эти и другие специальные темы рекламируются в числе наиболее важных.

В то же время научная пропаганда рядом с такими былыми достижениями белорусских учёных – твердотельным лазером с усилителем и искусственной почвой «Биона» - ставит  крупноплодную клюкву  американской селекции и минеральную воду «Минская, номер 4». Именно эти экспонаты демонстрируют посетителям музея Национальной академии наук. Достоинства клюквы в том, что ее можно выращивать на болотах искусственным методом, эта ягода способна связывать и выводить из организма радионуклиды и соединения тяжёлых металлов, а вода «Минская-4» помогает подавлять очаги внутренних патологий в организме. Хотя клюква выведена американскими селекционерами, а воду создала природа.

Невольно улыбнёшься, хотя тема науки очень серьёзная и жизненно важная. Но до улыбок ли, когда по словам   бывшего руководителя Академии наук Александра Войтовича  в профильном институте не хватает даже спектрометров, не говоря уже о лазерных микроскопах.
 



19:42 09/10/2017






Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии