Украина – это Европа: безжалостный убийца, приговоренный к пожизненному заключению, пожаловался на правительство в ЕСПЧ и выиграл дело

Почему белорусский режим как черт ладана боится отмены смертной казни? Ответ на этот вопрос содержится в недавнем решении Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), рассмотревшего жалобу гражданина Украины Кирилла Ткачева.

Украина – это Европа: безжалостный убийца, приговоренный к пожизненному заключению, пожаловался на правительство в ЕСПЧ и выиграл дело
25 декабря 2001 года Черкасский областной суд приговорил ранее судимых 24-летнего Ткачева и его подельника к пожизненному заключению за два убийства и другие преступления.  В 1999 году ими были жестоко убиты и ограблены 20-летняя девушка и 26-летний бизнесмен. Убивали их топором и ножом, а девушке, возможно, еще живой, отрубили пальцы, чтобы проще было снимать золотые кольца. 

До сентября 2004 года Ткачев содержался в черкасском СИЗО.  В октябре 2004 его перевели в Сокальскую ИК-47 (Львовская область), где имеется специальный блок для пожизненно осужденных. Там он находился до ноября 2007 года. Именно на условия содержания в этих местах лишения свободы и пожаловался Ткачев, в ЕСПЧ он обратился в марте 2006 года. 

В своем заявлении убийца ссылался на статью 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая гласит: «Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

По его словам, камеры в СИЗО, где он находился, были переполнены и не имели базовых удобств. В Сокальской колонии заявитель также содержался в камере без удобств. В частности, для хранения вещей не было полки или другой мебели. Личные вещи, включая продукты питания, хранились на полу. Стол был рассчитан на двух человек, и, поскольку в камере находилось от четырех до пяти заключенных, некоторые из них ждали своей очереди. Контейнера для вывоза мусора не было и задержанным приходилось покупать мешки для мусора на свои личные средства. Им также приходилось оплачивать другие предметы первой необходимости, такие как туалетные дезинфицирующие средства и фильтры для воды.  Вода была ржавой и имела  запах гнили. Отопление зимой практически не было, воздух был влажным и холодным, а на стенах образовывалась плесень.

Заключенного смущало и то, что когда он мылся, на него смотрели одетые охранники. Он брился ржавыми бритвами. Арестанты, страдающие туберкулезом, мылись в тех же помещениях, что и здоровые. На прогулку Ткачева выводили всегда в наручниках, от постоянной боли его руки скривились. «А наручники никогда не дезинфицировались, что вызвало дальнейшее распространение инфекционных заболеваний среди заключенных», -- сообщал судьям Ткачев. Жаловался он и на плохое медобслуживание и жестоких охранников.

В итоге отбывающий пожизненное заключение заявитель потребовал от правительства Украины выплатить ему за перенесенные им страдания в качестве компенсации морального вреда 50 тысяч евро. Правительство же сочло, что в данном деле нарушений не было, сумма морального вреда чрезмерная и предложило Европейскому суду ее отклонить.

19 текущего года ЕСПЧ принял решение по делу «Ткачев против Украины». 


Часть жалобы суд признал неприемлемой. В частности, риск заражения туберкулезом и отсутствие мер дезинфекции были признаны «недостаточно обоснованными». Однако суд признал правоту заявителя в части условий  его содержания под стражей в Сокальской колонии, где в течение трех лет Ткачев находился в камере с другими заключенными, при этом на каждого из них приходилось менее 3 кв. м площади. В этом ЕСПЧ усмотрел нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

За что по решению суда Украина обязана выплатить заявителю 7500 евро в качестве компенсации морального вреда. Государству-ответчику надлежит исполнить это решение в течение трех месяцев. Украина является членов Совета Европы и решения ЕСПЧ для нее обязательны.

В этом и есть ответ на вопрос, почему власти Беларуси много говорят, но практически ничего не делают для отмены смертной казни или введения моратория. Отмена смертной казни или мораторий автоматически приведут  к вхождению Беларуси в Совет Европы (СЕ) с ратификацией ряда важнейших документов, в их числе и Конвенция о защите прав человека и основных свобод. А это значит, что белорусы получат право обращаться в ЕСПЧ,  где можно обжаловать любые нарушения властями прав и свобод с получением соответствующей материальной компенсации от правительства. Рискнет ли белорусский режим сделать первый шаг для вступления в СЕ, зная, чем для него это может обернуться? Вопрос риторический. 

19:29 23/04/2018






‡агрузка...


cashback