"Зерна не будет ни на госзаказ, ни на продажу". Небывалая засуха губит урожай, реки, леса и огороды

По последним данным, в Брестской области повреждено 52 тыс. га посевов, в Гомельской от засухи погибло 63,5 тыс. га сельхозкультур, в Гродненской области 38 тыс. га зерновых планируется убирать на сенаж, 30 тыс. га посевов сельхозкультур повреждено в Могилевской области, в Минской области — около 40 тыс. га посевов зерновых, сообщала БЕЛТА со ссылкой на министра сельского хозяйства и продовольствия Леонида Зайца. И специалисты уверены: это не окончательная цифра.

"Зерна не будет ни на госзаказ, ни на продажу". Небывалая засуха губит урожай, реки, леса и огороды
 «С начала апреля не было дождя. Это что же получается, два с половиной месяца!» — прикидывают жители Рогачевщины, и сами удивляются таким подсчетам, пишет tut.by. Беда сейчас на Гродненщине: такой засухи, как в 2018-м, в регионе не было уже 70 лет! И если на огородах спасти урожай пока можно ежедневным щедрым поливом, то для полей небывалая засуха обещает обернуться катастрофой. Да она уже наделала бед!

«30 лет не видел такой засухи»
Директор КСУП «Красная армия», что на Рогачевщине, Юрий Васильцов ведет нас по выжженному беспощадным солнцем колючему ковру. Засуха превратила 70 гектаров озимых в пыль, все колоски до одного пустые.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Всего, по предварительным данным, в хозяйстве погибло почти 20% зерновых. Или 500 гектаров.

— Убытки подсчитаем позже, но уже и так понятно, что затраты понесли серьезные, а зерна получим мало. Не будет ни на госзаказ, ни на продажу. Хоть бы себе осталось, для нужд, — констатирует руководитель.

Теперь неурожай надо убрать хотя бы на сенаж, а поля пересеять однолетними травами, за свой счет, разумеется. А это снова затраты: зарплаты механизаторов, топливо, семена… В общем, сплошные убытки.

На другом поле хозяйства трактора спешно дискуют выжженные площади и засевают их однолетними травами и кукурузой. Бригадир Александр Иванович говорит, что такое в хозяйстве впервые за 30 лет.

— Самое обидное, что к нам только пришел толковый директор, порядок навел: удобрения внесли, сеялки все отремонтировали, подкормили озимые, были уверены на 200% — урожай будет. А видите что в результате? Страх божий! В общем, если небо не поможет — капут всему!

Надежда только на небо — уже и у ученых. Больше урожай спасти не может никто: чай, не огород, ведрами не наносишь.

— Поливать озимые и яровые? О-о-о, так это будет золотой урожай! — улыбается директор Гомельской областной сельскохозяйственной опытной станции НАН Беларуси Сергей Кравцов и приводит цифры: для полива 1 квадратного метра пшеничного поля необходимо 60 ведер воды в месяц. Только в Гомельской области сотни тысяч гектаров таких полей, конечно, все их не польешь. Например, чтобы спасти погибшие на 60 тысячах гектарах посевы, пришлось бы за полтора месяца засухи вылить в землю 54 миллиарда (!!!) ведер воды!

Мелеют реки и колодцы
В деревне Марусино Рогачевского района с десяток жителей и нет водопровода. Поливка огорода превращается здесь в ежедневный нелегкий труд: воду нужно носить из колодца, а ее уже осталось на полкольца. Есть еще копанка в конце деревни, но еще пару недель без дождя — и на нее надежды никакой.

Гидрологи говорят, если так дело пойдет и дальше — пересохнет не только копанка в Марусино, но и реки. На Гомельщине, к примеру, уровень некоторых из них падает до 9 сантиметров в сутки. Обмеление достигло опасных значений на Днепре у Жлобина, Речицы и Лоева, а также на Березине у Светлогорска и на Соже у Гомеля. Серьезные проблемы с реками и в Гродненской области: опасно обмелел Неман, остановлено судоходство.

В агрогородке Поболово на Гомельщине есть водопровод, а значит, местным огородникам засуха не страшна. Здесь другая беда, которую обсуждают на улицах уже неделю: закрыли местный пожарный пост. «В связи с неудовлетворительным техническим состоянием и несоответствием современным требованиям», — объяснили решение деревенским жителям в Рогачевском районном отделе по ЧС. Поболовчане негодуют, ведь ближайшая пожарная часть теперь в 15 километрах. Это, говорят, далеко.

— Вы посмотрите, какая сухмень! А тут еще из тюрьмы освобождается Коля! — повышает голос на последнем слове местная жительница.

Коля — это, оказывается, местный поджигатель. Три года назад парень держал в страхе всю деревню: горели хата за хатой, сарай за сараем. За поджоги Коля сел.

— Он вменяемый, его проверяли, но вот такая странность. Только ложишься спать — и слышишь треск: ой-ёй, снова что-нибудь горит. Бачыце вун тую хату? Если бы не пожарная часть под боком, то и она бы сгорела, а так отбили, сгорели только хлев и кобыла, а у Миши — сарай и три поросенка. Ой, да богато тут пострадавших от Коли нашего. А сейчас вот-вот выйдет, а МЧС нет — страшно, — переживает Николай Андреевич.


В лес нельзя даже за ягодами для внуков
Вдоль трассы М5 — баночки с черникой. А возле ягод — никого. Оказывается, так продавцы прячутся от ответственности. Выходят из тени, лишь когда уверены, что перед ними покупатель, а не какой-нибудь проверяющий. Ягодники знают: по всей территории Гомельской области введен тотальный запрет на посещение лесов, ослушавшихся ждет штраф до 25 базовых — поэтому и прячутся. И переживают, что ягоды в этом году мало, да и за той нельзя. Ученые предупреждают: ягод и грибов летом и осенью действительно будет немного — все из-за той же засухи. В Гомельской, например, области, катастрофически понизился уровень грунтовых вод, и это отрицательно сказалось на плодоношении ягодников и грибов.

Все работники лесхозов региона сейчас переведены на усиленный режим работы и проводят ежедневные патрулирования, поэтому шанс заработать административное наказание достаточно велик, предупреждает директор Рогачевского лесхоза Павел Дементей. Никакие возмущения нарушителей не принимаются.

— В лес нельзя категорически, даже за ягодами для внука. Слышите, как хрустит? Любая неосторожность может привести к пожару. И не обязательно для этого бросать непотушенную сигарету. Бутылку оставили в лесу, луч солнца преломился на сухой лист или искра от автомобиля отлетела — все, пожар.

С начала весны в области произошло уже 89 пожаров. Чтобы пожарная опасность отступила, говорят специалисты, хороший дождь должен идти хотя бы раз в трое суток. Но пока синоптики таких прогнозов не дают.

Поможет молитва?
В сельских храмах по просьбе верующих сейчас молятся о дожде, рассказал «Радыё Свабода» начальник информационного отдела Белорусской православной церкви протоирей Сергей Лепин.

По его словам, есть богослужения обязательные, а есть специальные — их служат, когда есть какая-то необходимость, потребность.

— Потому и называются они «требы». Молебен о дожде — как раз одно из ситуативных богослужений, которые служатся, когда нужно, когда есть запрос верующих. Есть молебен о дожде — и наоборот, есть молитвы во время пожаров, эпидемий…

Официальный представитель католической церкви Юрий Санько сообщил, что в католических парафиях тоже молятся о дожде.

… Но засуха продолжается, и остановить ее, например, на Гомельщине не в силах ни высокие технологии, ни усилия аграриев, ни молитвы, ни даже приказ губернатора. Спасти остатки урожая-2018 может только небо. Кто даст нам дождь?


22:14 22/06/2018






‡агрузка...


cashback