“Наш дом” против ГОНГО: симулякры активности на конкретных примерах

Как власть пытается бороться с «Нашим Домом», используя симулякры – ГОНГО (государственные негосударственные организации), которые создают «нужную картинку» для белорусских властей и опровергают заявления гражданского общества.

“Наш дом” против ГОНГО: симулякры активности на конкретных примерах
Характерная черта любого ГОНГО в том, что они стараются выглядеть как настоящие общественные организации, мимикрируя под них. Методика борьбы не новая. Во время любых выборов активно используются прогосударственные общественные организации (БРСМ, женсоветы, профсоюзы, ветеранские организации), которые на любое замечание и протокол представителя гражданского общества или оппозиционной демократической партии составляют свои протоколы, о том, что выборы прошли честно и подсчет был честный.

Поскольку в таком качестве, на нашей памяти, ГОНГО в правозащитной деятельности используются впервые, nash-dom.info решил подробно проанализировать и разобрать этот кейс.

Итак, предыстория вопроса первая: в 2014 году сотрудница организации по защите прав заключенных «Платформа» Алена Касперович-Красовская дала обвинительные ложные показания против своего бывшего руководителя и лидера «Платформы» Андрея Бондаренко и, по сути,стала единственным доказательством его «виновности» (до ее показаний в возбуждении уголовного дела было отказано), а после его ареста возглавила организацию «Платформа». В мае 2015 Беларусь отчитывалась в Совете ООН по правам человека и представитель ДИН (Департамента исполнения наказаний) сослался на мониторинг «обновленной» «Платформы» под руководством Алены Касперович, о том, что в белорусских местах лишения свободы соблюдаются все права и никаких нарушений нет, а также в Беларуси нет политзаключенных. Возник большой скандал и протест со стороны других правозащитных организаций.

В итоге после критики поступков этой женщины и официальных извинений Андрея Бондаренко из тюрьмы, Алена Касперович-Красовская создала и возглавила организацию «Регион 119», которая была зарегистрирована в Литве как VŠI «Regionas 119» (юридический номер 304167665). Налоги в Литве этой организацией не платились, официально работающих сотрудников в ней нет.


Насколько активна организация, всегда можно судить по ее сайту. Так вот, на сайте «Регион 119» новости не публиковались БОЛЬШЕ ГОДА (последняя статья за 27.09.2016). Затем появляется несколько перепечаток за 27-е и 28-е ноября 2017 года.

А далее статья-«разоблачение»«Нашего Дома», еще одна перепечатка и все… сайт опять умер. Больше месяца он не обновляется.

Для сравнения: за этот же период (27 сентября 2016-27 ноября 2017 (это 14 месяцев)) на сайте «Нашего Дома» было опубликовано 555 статей, и все они, за и лючением нескольких перепечаток с упоминанием активистов «Нашего Дома», посвящены ельности НД.

Предысто я вопроса вторая. В мае 2017 года был создан Оргкомитет общественной организации «Гражданское согласие», который сразу же взялся за очень амбициозный проект – создание общественной платформы «Диалог».

«Наш Дом» был приглашен, но категорически отказался участвовать в связи с тем, что в «Диалог» был также приглашен Олег Гайдукевич и ЛДПБ. Это по его приказу 19 апреля 2011 года было задержано 18 активистов «Нашего Дома», на 4-х составлены протоколы по подозрению в «терроризме» (в Беларуси это – «расстрельная» статья). Ольга Карач была избита, заместитель Гайдукевича угрожал ей изнасилованием, Валерия Щукина держали на бетонном полу в наручниках 8 часов, следы от наручников на руках остались навсегда. Трое активистов «Нашего Дома» сидели по 10 суток в тюрьме, ожидая своей судьбы.

У «Нашего Дома» простая и очень четкая позиция: мы не ведем диалог с теми, кто надевал на нас наручники. Это мы объяснили всем организаторам, которые попытались фальсифицировать участие «Нашего Дома» в круглых столах. В частности, один из лидеров, Артем Агафонов, пригласил бывшего члена «Нашего Дома» и дал в прессу информацию о том, что «представитель «Нашего Дома» присутствовал круглых столах».

Однако, Артем забыл, что, во-первых, представитель «Нашего Дома» – это человек, которого делегировал Совет или общее Собрание «Нашего Дома». Совет «Нашего Дома» никого на эти круглые столы не делегировал. Во-вторых, бывшие члены «Нашего Дома» не могут представлять «Наш Дом». Вопрос остался открытым: зачем «Гражданскому Согласию» так жизненно необходимо было наше участие в «диалоге», что они даже пошли на фальсификации в ущерб собственной репутации? Возник скандал, во время которого выяснилось, что на круглом столе не было и заявленного «представителя от БНФ».

Предыстория вопроса третья. Активисты, правозащитники и просто волонтеры «Нашего Дома» побывали в маленьком городе Славгороде, где наблюдали за судебным процессом между органами власти и одной активной женщиной, которая по вине медиков стала инвалидом 1-й группы. Наталья Горячко-Басалыга, правозащитница (и учредитель, по сути, альтернативного Комитета солдатских матерей в Беларуси) обратила внимание на факт самоубийства молодой матери-одиночки в деревне Кабина гора под Славгородом, а затем написала про это статью. Статья называлась «Трагедия в Славгородском районе». Там не было нарушения прав молодой матери и травли со стороны государственных органов, поэтому данное самоубийство на бытовой почве ранее не попало в наши правозащитные мониторинги.

Но то, что возмутило «Наш Дом», – это «перекос» всей системы социальной защиты матерей и детей. В случаях, где семьи максимально полноценные и работящие, а вмешательства государства совершенно не требуется, чиновники вмешиваются и разрушают семьи, забирая детей в детские дома. В этом же шокирующем случае молодая мама, оказалась в сложной жизненной ситуации, когда ей остро была нужна помощь и активное участие государственных органов, но никто из государственных институций в упор не заметил назревающей беды и случилось то, что случилось.

Отметим, что материал «Нашего Дома» составлялся по свидетельствам местных жителей, тех людей, на глазах которых росла погибшая Маришка Соколова. На тот момент прошло слишком мало времени после случившегося. Эмоции были свежи и захлестывали наших собеседников. И вдруг, неожиданно «проснулись» Артем Агафонов и Алена Красовская-Касперович, обвинив нас в излишней «зацикленности» на фото местного «истеблишмента». В своём месте вы увидите, для чего это было необходимо.


Чиновники всполошились и решили использовать ГОНГО

Сайт Алены Касперович проснулся после годовой спячки и выдал статью под названием «Трагедия в Кабиной горе. Или чего не заметил “Наш Дом”». Мало того, Алена Касперович-Красовская не поленилась обзвонить все медиа и потребовала напечатать свою статью. Нам об этом рассказали многие редакторы.

Подчеркнем, что Артем Агафонов – юрист по образованию и работе. Алена Касперович – правозащитница. Это важно для понимания, что «доказательства якобы вранья Нашего Дома» собирали люди, которые должны знать цену документам, фотографиям и т.д.

«Наш Дом» провел новое расследование. И теперь можно со 100% уверенностью говорить, что статья-«опровержение»– лжива от самой первой буквы. Т.е. любое медиа, связываясь с Агафоновым и Касперович, гарантированно бы попало под судебный иск.

Итак, разбираем по полочкам.

Утверждение Артема Агафонова и Алены Касперович первое: они собрались и поехали общаться с местными жителями.


Доказательства обратного:

1. По метаданным (техническая информация о снимке: дата, время съемки, и т.д., её можно проверить в «свойствах» файла) фото, размещенных на сайте, можно узнать, что промежуток времени между снимками на въезде в Кабину гору и выезде из деревни составляет немногим более полутора часов.



Неужели этого времени достаточно, чтобы объехать «большую, по современным меркам, деревню», найти и опросить нужных людей? Можно допустить, что после того, как были отсняты эти кадры, авторы вернулись в деревню и могли находиться там любое количество времени. Но мы в этом сомневаемся, и вот почему:

2. В статье нет ни одной фотографии с местными жителями. Только дома, дорожные знаки и автобусная остановка. При этом, как мы убедились, многие кабиногорцы совершенно не против рассказать о своей деревне и её проблемах на камеру.

3. Для того, чтобы сделать снимки с местными жителями, очевидно, с ними нужно встретиться. И тут загвоздка. Агафонов и Касперович пишут, что и встречались, и общались, а местные – утверждают обратное. При повторном визите «Нашего Дома» в Кабину гору, жители согласились повторить ранее сказанное нам – на камеру. Также на видео они подтвердили, что Агафонова и Касперович в деревне не видели. Ниже ссылка на видео с кабиногорцами (соседями Колосовых-Соколовых). Если вы хотите досконально разобраться в этой ситуации, внимательно послушайте все, что говорят интервьюируемые:


Утверждение Артема Агафонова и Алены Касперович второе: «Наш Дом» представил Наталью Колосову, мать Маришки Соколовой, «алкоголичкой». «… внешне Наталья совсем не похожа на опустившуюся алкоголичку – растерянная, убитая горем мать…» – пишут авторы.

Далее происходит интересное. На своей странице в соцсети Артем Агафонов утверждает, что фото матери сделала Алена Красовская и это единственное фото женщины, размещенное в СМИ.

«Как оно могло попасть к ней, если не при личной встрече?»– удивляется Артем.


Мы удивим вас еще больше, господин Агафонов. Вероятно, вы не слишком внимательно читали свою же статью-«опровержение». В подписи к фото Натальи Колосовой указано, что оно сделано в 2016-м году. Задолго до трагедии. И уж точно не Аленой Красовской, с которой Наталья даже не виделась. Это фото со страницы женщины в «Одноклассниках»:


Опубликовать архивный жизнерадостный снимок из соцсети под словами об «убитой горем матери»– это верх цинизма. Верх наглости утверждать, что это фото было сделано во время приезда “ревизоров” в Кабину гору в ноябре текущего года (это просто нелогично – на фото женщина в летней одежде).

Актуальное фото:


Видео дома у Натальи: 


Думаем, что продолжать не имеет смысла. В своих «разоблачительных» постах в соцсети Артем Агафонов утверждает, что хорошо знает Славгородский район и местных чиновников. И этому мы верим! Мы уже выяснили, что с местными жителями, соседями и близкими ни он, ни Алена Красовская не общались. Так откуда «дровишки»? Не от хороших ли «знакомых»?

Ведь кому, как не местным чиновникам петь дифирамбы «вверенной им» территории. Её транспортной инфраструктуре, рабочим местам и прочему, и прочему. Внимательный читатель уже ознакомился с видео, на котором кабиногорцы рассказывают о своем быте – сравните описанные ими детали с тем, что написано в статье-«опровержении». Много совпадений?

А ниже вы можете ознакомиться с другим видео. Соседка Колосовых-Соколовых рассказывает, что произошло в день трагедии. Все детали она не могла рассказать на камеру, но самое важное вы услышите:


П.С. Вот еще один пример манипуляций. Статья называется «А Наш Дом, к сожалению, оказался с плесенью» (http://bramaby.com/ls/blog/bel/8296.html, https://politring.com/articles/10129-yuliya-semenova-a-nash-dom-k-sozhaleniyu-okazalsya-s-plesenyu.html), подписана она некой «матерью будущего солдата», которая зарегистрировалась на ресурсе ровно в тот день, когда был опубликован данный материал. Статья – про «Правовую помощь населению», которую возглавляет Олег Волчек, и к которой «Наш Дом» не имеет никакого отношения… При этом «Наш Дом» фигурирует только в заголовке, а далее – в конце статьи, где упоминается статья на сайте НД о награждении офицеров из Печей. Автор возмущается, что из «учебки», где погиб солдат Александр Коржич, никого не награждали. Спасибо за «ликбез» и перечитайте нашу публикацию еще раз – внимательно. Вы хотите опровергнуть то, о чем и речи не шло на нашем сайте.

19:53 03/01/2018

ссылки по теме
Проплаченная массовка, белорусское быдло и умирающая мова: как в Гродно "диалог" вели
Случак не принял вызов на дуэль: На Агафонова реагировать не буду, есть дела поважнее
Сначала у активистки хотели отобрать дочь, теперь угрожают реальным сроком
Комментарий - 0




лента
Вся лента