Константин Скуратович: В споре о тенденциях 1

Опубликованный Белстатом в конце декабря бюллетень "Социально-экономическое положение Республики Беларусь в январе-ноябре 2016 года" можно считать тенденциозным.

В том смысле, что представленные результаты различных отраслей оправдали ожидания как адептов официальной экономической политики, так и ее критиков. С одной стороны, народное хозяйство избежало краха, с другой, оно вступает в новый год, сохранив в себе ранее сложившиеся тенденции, которые необходимо сломать. Чтобы выжить.

К тому же показатели 11 месяцев позволяют квалифицированно судить о том, как завершился год в целом. В декабре возможны количественные изменения, на качество развития они не влияют.

В финансовой сфере, например, статистики «подбивают бабки» через 1 месяц после других результатов. Но трудно предположить, что финансовые результаты деятельности организаций сельского хозяйства, полученные в январе-октябре, окажутся принципиально отличными от годовой цифири. Возможно, той или иной организации за два предновогодних месяца получится выйти из убыточности в прибыльность, но не десяткам, не сотням. 

Тем более, что сотням «убыточнников» в соответствии с указом «О мерах по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций» предстоит по установленному правительством списку процедуру досудебной санации (323 предприятия) и банкротства (102 предприятия). 

Среди них присутствуют организации всех правовых и организационных форм, ведомственной подчиненности: ЗАО, ОАО, ООО, коммунальные и государственные унитарные предприятия, СПК, частные сельскохозяйственные унитарные предприятия и даже фермерские хозяйства.

Такая вот тенденция сложилось в сельском хозяйстве, в соответствии количество убыточных хозяйств постоянно растет. Так, по сравнению с январем-октябрем 2015 года за 10 месяцев прошлого года численность убыточных хозяйств увеличилась с 958 до 999 и достигла 24,3% общего количества. 

При этом сумма чистого убытка убыточных организаций выросла до 234 млн. рублей (в 1,48 раза), а чистая прибыль остальных составила только 251,6 млн. рублей (86,1% от прошлого года). 

Как следствие, сохраняется высокой суммарная задолженность сельскохозяйственных организаций (3.041,1 млрд. рублей) по кредитам и займам, за потребленные топливно-энергетические ресурсы, по налогам и сборам, социальному страхованию и обеспечению.
Иными словами, многие сельскохозяйственные организации, мягко говоря, уклоняются от финансирования государственных программ. У них (так уж карта легла) денег для этого нет.


А если денег нет, то и перспективы нет. С этой тенденцией не поспоришь. Но в наших условиях даже наличие денег не гарантирует успех. Недавно сообщили, что перечень сельскохозяйственных организаций, у которых возникла задолженность перед МНС, пополнился за счет компаний, созданных иностранными инвесторами вместо разорившихся белорусских колхозов и совхозов.

Едва ли не самой известной в этом ряду стала фирма «Штотц-Агросервис», которую в 2000 году организовали немецкие бизнесмены Лоренц-Петером Штотц и Вальтрауд Шустак, купившие в Смолевичском районе колхозы «Ленинский путь» и «Пекалин». 

Это была очень интересная сделка по разным причинам. В отличие от всех иных вариантов реформирования хозяйств, немцы покупали себе колхозы по их реальной стоимости, принимали на себя обязательства прежних хозяев и даже (чего никогда не было), выплачивали «отступные» колхозникам. Каждый из них в зависимости от стажа и прежних заработков, получил определенную сумму денег.

Процедура санации была публичной и прозрачной — все решилось на общем собрании бывших артельцев, которые пробовали добиться от новых хозяев большего, упирая на свои прежние трудовые заслуги. 

Немцы же козыряли глубокой убыточностью, можно сказать, порочностью их хозяйствования. Говорили, так вести производство нельзя. И обещали, что на бывших колхозных землях за счет передовых немецких технологий, немецкой организации и европейского менеджмента, наладят эффективное производство.

Колхозники, в общем, с этим согласились, поверили, а местные власти даже обрадовались. Мол, «с глаз долой, из сердца вон». Пускай теперь господин Штотц сам решает и экономические проблемы, и социальные: обеспечивает налоги, занятость, выплачивает зарплаты и участвует в правительственной программа возрождения села.

Так оно, в общем, и случилось. Но определенные трудности в отношениях партнеров начались уже через несколько месяцев. Например, «Штотц-Агросервис», проведя показательный весенний сев (здесь, например, проводили семинары для специалистов, приглашали журналистов для освещения передового опыта), неожиданно затормозил выполнение утвержденных ему плановых показателей. 

Немцы не спешили с заготовкой сена и сенажа, не спешили с уборкой зерновых в утвержденные сверху оптимальные сроки, выбирали лучшие дни для заготовки прочих сочных и грубых кормов.

В общем, «Щтотц-Агросервис» не спешил возглавлять первые строчки районной рапортички о ходе трудового соревнования, а прочно укрепился в группе середняков. Его пробовали стимулировать, поправлять, критиковать, поскольку отставая, допустим в темпах посадки-уборки, не демонстрируя европейские надои и привесы, «Штотц-Агросервис» начал тянуть район с его передовых позиций на менее передовые.

Возникали и другие осложнения, вызываемые нарушениями в расчетах «Штотц-Агросервис» с другими партнерами. Кто-то получил от немцев продукцию, не рассчитался вовремя за поставки, в итоге у немцев тоже возникли трудности. Короче, будь ты немец, голландец, француз или китаец, но твоя компания, действуя в окружение колхозов, подчиняется ее правилам и в своих возможностях ограничена давно сложившейся системой хозяйствования.

Или ты с ними, или ты против себя. Дело житейское. Как говорится, подписывая договор, обращай особое внимание на пункты, набранные самым маленьким шрифтом. 

В то время белорусские власти агрессивно рекламировали свою аграрную политику, обещали хозяйствам большую и разнообразную помощь. Но в это же время зарубежные специалисты, например, Всемирного банка, предупреждали, что в Беларуси прибыльно не сможет работать ни одно предприятие – ни колхозы-совхозы, ни кооперативы, ни унитарные государственные предприятия, ни зарубежные. 

При наличии множество льгот и преференций, всегда найдется мелочь, которая все проекты сведет к абсолютному нулю.

Зачем, например, господин Штотц покупал «Ленинcкий путь»? Затем, чтобы образцово обрабатывать колхозные поля по современным технологиям и техникой самими белорусами, демонстративно получать высокие урожаи, чтобы, в свою очередь, хозяйства покупали технологии и технику, обеспечивая ему высокие и стабильные прибыли. 

Но европейская техника на белорусские поля не пошла. Правительство Беларуси однажды обязало предприятия приобретать за бюджетные деньги только белорусскую технику.

Нечестная конкуренция, скажет кто-то. А я утверждаю, что это такая промышленно-аграрная политика. Она реализуется в системе неэффективности, убыточности, банкротства.

Дойдет ли дело до банкротства «Штотц-Агросервис», неизвестно. Скорее всего — нет. Но если да, то это будет показательное банкротство. Ведь его образование тоже было показательным.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».

загружаются комментарии