Маргарита Акулич: Лукашенко и кризис: лодочка качается 2

Авторитарная ”лукашенковская” система (назовем ее “лодочкой”)  является наиболее консолидированной и адаптированной  на постсоветском пространстве и, возможно, даже во всем мире.

Маргарита Акулич
Маргарита Акулич, кандидат экономических наук, доцент
Система держится на фундаменте  глубоко укоренившегося советского народного сознания,  почти полного отсутствия демократии, зависимости судов, государственной экономики и слишком большой зависимости от России.  Эту систему А. Лукашенко бережет как зеницу ока и  всеми силами противодействует ее расшатыванию с помощью недопущения/ торможения   процесса раскачки.

Раскачка “лодочки” идет медленно  из-за:

выверенного подбора чиновников;

несменяемости образа самого А. Лукашенко;

слабости и разрозненности беларуской оппозиции;

борьбы против  противостоящего “лукашенковскому” режиму народа благодаря механизму демотивации вероятных протестующих,  подавлению или срыву организованных акций против режима, прежде всего с помощью милиции.

Выверенный подбор чиновников, разумеется, есть. Однако нельзя сказать, что все чиновники будут верны А. Лукашенко и его системе при соответствующих обстоятельствах.  В тихом болоте, как говорится, черти водятся. Тем более в условиях, когда вертикальщикам приходится сегодня умерять свои аппетиты, особенно на фоне частого «раскулачивания».   Число “раскулаченных” чиновников будет расти, так как  “раскулачивание” – один из путей пополнения казны и один из инструментов достижения повиновения чиновничьей братии вышестоящей власти.

Образ Александра Лукашенко сменился – в последнее время он заметно потускнел. Если раньше Лукашенко вроде бы в определенной мере помогал народу жить, к примеру, повышая пенсии и зарплаты,  не допуская закрытия предприятий, закрывая глаза на коррупционность чиновников, сдерживая рост цен на товары и услуги,  не повышая пенсионный возраст, то сейчас все это уже в прошлом. Народ все больше понимает, что обещания Лукашенко и его дела – это чаще всего две разные вещи.  Люди становятся все  беднее и социально менее защищенными.

Народ не осознавал раньше причин “лукашенковской помощи”  (это отдельная история). Поэтому было немало его сторонников. Сейчас народ не хочет понимать объяснений Лукашенко  причин кризиса. Народу нужны не объяснения, а  нормальные деньги для жизни,  нужны достойные заработки  и работа.  Нужна социальная защита. А где это в Беларуси сегодня?  Сколько бы ни говорил Лукашенко о  “ленивых беларусах”,  симпатия к нему со стороны народа не просто не вырастет, она  упадет, она  неуклонно падает на самом деле.

Причину  кризиса большинство беларусов видят в самом Лукашенко. Некоторые люди делают свои выводы, наблюдая за ростом благосостояния граждан других стран, к примеру, Польши или Эстонии.

Если судить о народных разговорах (в том числе в социальных сетях),  то можно сделать вывод, что народ раздражен деятельностью А. Лукашенко, которого, похоже, больше всего беспокоят спортивные события и иностранные поездки с сыном Колей, нежели судьбы беларусов и Беларуси.

Беларуская оппозиция является на сегодняшний день слабой и разрозненной. При этом определенные ее представители (как правило, “зарегистрированные”)  отличаются  заметной провластностью.  Такая оппозиция, если брать усреднено, работает в режиме  балансирования между выживанием и деградацией. Поэтому в целом нет резона рассматривать ее в качестве реальной политической альтернативы существующей “лукашенковской” власти.  Она не располагает  для борьбы с властью  достаточными человеческими и материальными ресурсами. Ее поддержка обществом  невелика.  Власти выгодно иметь такую  оппозицию  –   для своей легитимизации и для выхода народного “пара”, состоящего  из  возмущения, недовольства и злобы.

Сегодня нельзя особо надеяться на то, что оппозиция быстро поменяется. В принципе, для ее качественного стремительного роста больших предпосылок не наблюдается.

Однако есть один момент. На фоне ухудшающегося экономического положения страны и снижения уровня жизни народа оппозиция может укрепиться. Многие люди, отвернувшиеся от власти,  обиженные ею, начинают искать у оппозиции защиту. Оппозиции нельзя это обстоятельство упускать из виду.  Нужно помогать людям, попавшим, благодаря власти, в трудную ситуацию, чтобы обернуть их в свою веру.  Если оппозиция это поймет, она может укрепиться.

Кроме того, в роли оппозиции может выступать самоорганизующийся народ.  Протестная весна  2017 года это четко показала. Оппозиционный народ по мере ухудшения качества и уровня  жизни  будет непременно расти по численности. В ряды недовольных   работников и безработных  станут вливаться те, у кого понизится зарплата, повысится пенсионный возраст,  кто лишится рабочего места и не сможет найти новую устраивающую его работу.  Это будет происходить всенепременно. Ведь  ожидать улучшения социально-экономической ситуации в Беларуси не приходится. Оппозиционное количество, не исключено, в итоге перерастет в оппозиционное качество.

Лукашенко обычно надеется на помощь Кремля.  Кремль посильно ему помогает, и помогать, скорее всего, продолжит. Только при имеющихся у государства  долгах эта помощь не будет достаточной. Россия, думаю, уже не станет особо раскошеливаться на ненасытный,  безалаберный,  не вполне грамотный и  бесхозяйственный беларуский режим.   Не стоит ожидать действенной помощи также от Китая и Запада. Нужна своя сильная экономика. Но при Лукашенко ее не только, полагаю, не увидеть, но даже и не стоит о ней мечтать.

Еще одна подпорка “лукашенковской лодочки” – милиция, призванная защищать ее.  В этой милиции вагон и маленькая тележка проблем,  связанных:

с командным стилем управления,  с грубостью по отношению к подчиненным и оскорбительными выпадами;

с закрытостью милиции для гражданского общества, с ее кастовостью,  с регулированием работы и отношений с помощью внутриведомственных актов;

с “палочной” системой показателей,  при которой каждому из сотрудников, чтобы обеспечить плановые показатели, следует “отлавливать” определенное количество хулиганов и пьяниц, если “отлова” нет – работай внеурочно;

с “укоренением”  милицейского руководства на местах:   обычно начальники “крышуются”  на районном либо областном уровне. При этом если руководители жалуются,  они, как правило, натыкаются на  «разбор полетов»;

с воровством государственных средств, предназначенных для премирования милицейского персонала;

с неприятностью заданий, имеющих отношение к  задержаниям людей, которые неугодны системе (не всем милиционерам это по душе);

с недостаточным материальным вознаграждением милиционеров;

с необходимостью носить милицейскую форму, которую многие граждане Беларуси  считают некрасивой, и от которой у ряда граждан появляются неприятные позывы;

с недружелюбным отношением многих беларусов к профессии “милиционер” и к ее представителям;

с неблаговидным имиджем беларуской милиции.

Перечислены далеко не все милицейские проблемы. При наличии этих проблем не стоит думать, что милиция может быть надежной опорой “лукашенковской” системе. В то же время, вероятно, проблемы эти будут все более усугубляться.

Таким образом, “лукашенковская лодочка” все больше раскачивается, и надеяться на торможение этого процесса не представляется реальным.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected]gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».

загружаются комментарии