Александр Федута: Кто увидит суслика?

Перемены в отношениях между государством и зарубежной диаспорой напоминают  суслика из памятного анекдота.

15–16 июля в Минске прошел седьмой Съезд белорусов мира. Ознаменован он был тем, что на нем впервые за долгие годы – практически после первого такого съезда, сопредседателем оргкомитета которого был еще Петр Кравченко, – выступил министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей.

Речь Владимира Владимировича (Макея), скромно названная «приветственным словом», на самом деле носила характер своеобразного манифеста – так сказать, манифеста очередной «лукашенковской оттепели». В ней содержалось несколько существенных моментов.

Во-первых, министр констатировал пребывание за рубежом более четырех миллионов белорусов – тех, кого судьба занесла далеко от родины. По его словам, это огромная сила, обладающая несомненным лоббистским потенциалом, который необходимо использовать ради будущего Беларуси. Нужно отметить – да, впрочем, читатели и так увидели, без моих отметок, – насколько этот тезис отличается от привычной риторики государственных пропагандистов: обычно старшее поколение наших соотечественников, живущих за границей, у нас именуется «наследниками полицаев», а младшее обвиняется в подыгрывании политической оппозиции. Здесь же тон был даже не нейтральным, а вполне доброжелательным.

Во-вторых, опираясь на цитаты президента (который, вероятно, 15 июля мог стать заикой, настолько часто его цитировали), Владимир Макей провозгласил высшую ценность суверенитета Беларуси и необходимость – во имя защиты этой ценности – консолидировать усилия и сплотиться, забыв политические, религиозные и иные противоречия. При этом в качестве главного аргумента приводились перемены, происходящие в обществе и государстве. В кулуарах потом, правда, некоторые остряки сравнивали эти перемены с сусликом из памятного анекдота: суслика никто не видел, но он есть. Вот так и перемены в отношениях между государством и зарубежной диаспорой, по мнению министра, существуют, причем они весьма ощутимы.

Но лично я обратил внимание еще на одно обстоятельство.

Съезд не носил политического характера, несмотря на присутствие ряда оппозиционных деятелей, и в итоговых документах не было даже призыва прекратить строительство АЭС: идею строительства неожиданно поддержал член-корреспондент НАН РБ Станислав Шушкевич, заявивший, что идея энергетической независимости Беларуси должна взять верх над радиофобией. Пожалуй, лишь выступление делегатки из Канады акцентировало внимание собравшихся на арестах, случившихся весной, на отсутствии реального прогресса в вопросе соблюдения прав человека и т.д. Нужно отметить, что Владимир Макей принял вызов Валентины Шевченко и дал развернутый комментарий в духе «нужно видеть прогресс, который есть» – и дальше перечислял все, что, с его точки зрения, свидетельствует о прогрессе, а также нарисовал картину светлого будущего страны и людей. Разумеется, говорил он и о постоянном расширении сферы употребления белорусского языка, интереса к белорусской культуре, обещал максимальную поддержку белорусским организациям за пределами страны.

Правда, во втором его выступлении я насчитал примерно шесть раз употребленное выражение «по моему мнению» (вариант: «с моей точки зрения», «я думаю» и т.д.). То есть министр, как можно понять, высказал на хорошем белорусском языке частное мнение, а вовсе не концепцию государственной политики.

И от этого ощущение, что нам пытаются предложить не реальный прогресс, а уже упомянутого суслика, почти незаметного для глаз персон, не работающих министрами, усилилось. Уже после съезда один из делегатов разочарованно написал на странице в «Фейсбуке»: «Пообещал много, а сделает ли? Был ведь уже Латушко, тоже на белорусском говорил, мы ему поверили, а его и услали послом. Может, лучше русскоязычный министр, но чтобы слово сдержал?»

Не соглашусь со скептиком. Лучше как раз, чтобы и белорусскоязычных министров было больше, и чтобы слово они могли сдержать. Однако нужно признать, что отвечают они за свои слова лишь в пределах полномочий своего ведомства и лишь до той поры, пока занимают соответствующий пост. Поэтому, вероятно, Владимир Макей и осторожничал, отмежевываясь от внутренней политики, при этом – как и положено вполне лояльному к руководству страны чиновнику – защищая эту политику всеми имеющимися в его арсенале способами. Тем не менее будем считать, что суслик из норки высунулся и надежда на прогресс действительно есть.

Обращу внимание на еще один факт. В добровольной дружине, обеспечивавшей порядок на съезде, было много знакомых лиц, совсем недавно еще находившихся за решеткой по так называемому «делу патриотов». Вы знаете, не только Макей не испугался, но и они не пытались устроить массовые беспорядки. Что в данном случае свидетельствует о разумной позиции обеих сторон.

Осталось лишь начать диалог официального Минска не только с зарубежными белорусами, но и с собственными гражданами. Жаль, что это решение принимают не мидовские суслики. Не их полномочия.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».

загружаются комментарии