Борис Желиба: Оттолкнёмся от… дна?

На волне некоторого оживления экономики правительство с оптимизмом смотрит в наступающий 2018 год. Оно желает существенно ускорить темпы роста экономики и повысить доходы населения. Есть ли для этого оптимизма основания?

В январе–ноябре ВВП Беларуси вырос на 2,2% в годовом измерении. Объем промышленного производства увеличился на 6,3%, объем сельхозпроизводства возрос на 4,1%. Производительность труда – на 3,4%. Более скромно увеличились инвестиции в основной капитал – на 3,6%. Ввод в эксплуатацию жилья снизился на 13%. Но снизилась до рекордно низкого уровня инфляция. На 2018 год правительство намечает добиться роста ВВП на 3,4%.

Вселяет оптимизм и пакет либеральных документов по поддержке предпринимательства во главе с декретом №7, который был обнародован в преддверии наступающего нового года. Он открывает новые возможности для самозанятости населения и ведения малого и микробизнеса.  Упрощается техническое  регулирование предпринимательской деятельности, отменены многочисленные санитарные и пожарные требования. Экономика прошла этап рецессии, казалось бы, достигла дна. Уходящий год прошел под знаком ростовых показателей. Однако аналитики отмечают, что рост белорусской экономики в основном обусловлен  благоприятными внешними факторами. В частности, возросшими мировыми ценами на нефть, нефтепродукты и минеральные удобрения, некоторым увеличением покупательной способности российского рынка. Но самое главное – внутренних структурных изменений в экономике Беларуси в 2017 году мы по-настоящему так и не увидели. Следовательно, не увидели масштабного притока прямых иностранных инвестиций.

Более того, конь не валялся в решении проблем реформирования корпоративного управления государственными предприятиями, вопросов «утилизации» хронически неэффективных субъектов хозяйствования, которые поглощают ресурсы и не будут прибыльными без бюджетной поддержки. В очередной раз прозвучали угрозы главы государства отлучить госиждивенцев от бюджетных дотаций. Но многие из них слишком крупные, если они разорятся, без работы останутся тысячи людей, с которыми власти не будут знать, что делать. На это и рассчитывает их директорат, не без основания думая, что все как было, так и останется. Реформы государственного сектора, судя по всему, не представляются властям насущной задачей, поскольку правительство разжилось валютой из внешних источников, поэтому никаких серьезных преобразований в инфраструктуре экономики мы, скорее всего, не увидим и в 2018 году. В Беларуси две трети субъектов хозяйствования или убыточны, или работают с нулевой рентабельностью или с рентабельностью до 5%. Такие финансовые результаты не позволяют развиваться и «живым» предприятиям, так как происходит перераспределение через бюджет и другие механизмы их доходов в пользу нежизнеспособных.

В правительстве сохраняется вера в то, что существующая система управления госсектором, когда государство выступает собственником и менеджером в одном лице, может еще быть жизнеспособной. По этой причине в том числе и отложены в долгий ящик переговоры с МВФ. Фонд предлагает менять ситуацию двумя путями: через приватизацию или через повышение эффективности корпоративного управления.

2018 год сулит населению стопроцентную оплату энергетических услуг и услуг ЖКХ. А как же с ростом зарплаты и реально располагаемых доходов населения? Министр труда утешила, что реально 1000-рублевой средней зарплаты не будет и в следующем году, а пенсии будут повышаться только раз в год. 2017 год показал, что, если административными усилиями официальная статистика и выведет «всем па пиццот», три четверти занятого населения этого не увидят.

Отрицательный итог уходящего года – медленное движение по пути структурных реформ. Не может отдельный IT-декрет вытащить всю экономику страны. Надо иметь в виду, что нынешний небольшой рост – это восстановительный рост. За два предыдущих года наш ВВП упал более чем на 30%: с 76 млрд долларов в 2014-м до 47,8 млрд в 2016 году. Если мы будем прирастать даже на 3–4% ежегодно,  то нетрудно подсчитать, сколько лет понадобится экономике, чтобы только выйти на прежние рубежи. Увы, эксперты скромно оценивают рост белорусского ВВП в последующие годы: на 2–2,5%. Хотя бы потому, что настолько же предполагается и рост российской экономики. Надо учесть и тот факт, что с февраля 2018 года США накладывают на Россию дополнительные экономические санкции, а белорусская экономика с каждым годом все больше обременяется растущим внутренним и внешним госдолгом.  Страна вышла из рецессии, но качественно новых источников экономического роста пока не появилось. Задача правительства в следующем году и в последующие годы – искать новые точки роста. Во что бы то ни стало, нужно оттолкнуться от… дна.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».

cashback