Павел Северинец: Правительство для народа

И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Матвея 28:18

— Ну кто там еще… По какому вопросу? Не видите, я занят.

Общая цифра занятых в органах государственного управления РБ — 170 тысяч человек, из них до 60 тысяч — государственных служащих (это без «силовых ведомств», а таких, конечно, львиная доля). На каждого чиновника — несколько человек обслуги. С семьями — целый класс. Райисполкомы уже не вмещаются в предназначенные здания: бумагооборот растет, отделы и службы расползаются по райцентрам… и одновременно понемногу растут, хорошеют «царские села».

А кто тысячами скупает квартиры в Минске? Россияне? Нет, прежде всего — районная и областная номенклатура — на детей, жен, зятьев…

Корявые дяди колхозного вида с цепкими жирными пальцами, носом-картофелиной и каменным выражением лица, рожденные при Сталине, или тетушки неопределенного возраста с металлом в голосе и великолепной копной цвета ржавой проволоки на голове.

Назначены. Разумеется — если бы их выбирали люди, людям и служить бы старались. А если назначают — служат тому, кто назначает. Насколько же глубока она здесь, в белорусской глубинке, пропасть: ответственные за деревню, поселок, город высасывают из подотчетного куска земли столько, сколько есть сил…

Нынешнее обещанное сокращение 13 тысяч государственных служащих (объявленное как «оптимизация») обречено остаться на бумаге: ставки и полставки для родственников, штатные единицы в кабинетах или фикции «кадровиков», «экономистов» и даже «психологов» в провластных бизнес-наперстках, в которые местная бюрократия за время правления Лукашенко научилась играть с закрытыми глазами.

Для Беларуси реальная реформа власти означает не перемещение из кресла в кресло, а серьезную операцию на сердцах.

Внешне все просто. Выборы войтов, уездных старост и каштелянов, резкое сокращение штатов — и обеспечение самоуправлений деньгами. Ведь самоуправление — это ответственность, подкрепленная бюджетом.

Сейчас налоги собираются на местах, идут в центр, министерства и ведомства… Выплаты распределяются — и обратно, через ту же длиннющую кишку: центр-область-райисполком-предприятие… Человеку со уплаченных налогов после кругосветной поездки по стране возвращаются копейки. А зачем множество промежуточных степеней? Правильно, чтобы легче было отщипнуть или урвать. Соответственно, «на местах» остаются с пустыми карманами.

Нужна децентрализация, которая коррупцию уничтожает. По большому счету, налоги делятся на трети. Треть остается на местном уровне — в деревне, муниципалитете местечка или микрорайона. Треть — на регион (не на советскую область, рассчитанную из соображений имперского администрирования и ВПК, а на исторический, экономически емкий регион — Оршанщину, Полотчину, Пинщину и т.д.). Треть — на общенациональные нужды.

С наворованным новой власти придется разбираться круто. Миллиарды, награбленные и вложенные чиновничеством прежде всего в недвижимость, придется возвращать государству. Тем, кто вернет добровольно — амнистия. Не вернет, не раскается — следствие. Суд, конфискация и далее по кодексу.

Что поможет?.. «Закон Линкольна». В свое время в Штатах ввели закон: гражданин, доказывает факт коррупции, получает 25% от суммы украденного. Как будто нашел человек клад — и сдал государству. Аналоги «Закона Линкольна» сохраняют в западных странах десятки миллиардов в год — ведь чиновники боятся воровать. Знают: бдительные граждане с удовольствием сообщат куда надо и не бояться.

Пора, пора белорусам избавляться и от колхозного «все вокруг ничье, все вокруг мое», и от счастья «воровать, воровать, воровать». И от ложной стыдливости, будто разоблачение вора тождественное понятию «стучать».

Ясно, что все не так просто — ведь зависит от человека.

Таким образом, кто там еще? По какому вопросу?..

И в этот момент выясняется: начальник сидит в каждом из нас. Сидит крепко, всем корнями, за тем же родным советским дубовым столом… И соблазн властью, пусть небольшой, вечное эхо третьего обольщения, которым испытывал Иисуса сатана, — живет, как и Беларусь, вечно.

Где же возьмутся десятки тысяч честных и ответственных белорусов, способных служить, а не воровать, лгать, давит и не пускать?..

В Беларуси есть только одно массовое сообщество людей, которые учатся, стараются и умеют такие искушения преодолевать. Церкви. Верующие — православные, католики, протестанты.

В разрушенных войной, с сожженным фашизмом и нацизмом совестью Германии и Италии именно верующие, каявшиеся или освобождавшиеся из концлагерей, стали моральной базой для возрождения — и дали начало мощного течения христианской демократии, и подняли народы из руин.

В сегодняшней Беларуси мораль разрушена в еще большей степени, чем старинные замки и усадьбы. А значит, пора вспомнить: во времена ВКЛ страна руководствовалась радами, магистратами, староствами верующих (где православные, католики и протестанты с общего согласия меняли друг друга ежегодно) — и честная власть утверждала верховенство закона и справедливости.

Ведь там, на небе, за белорусские местечки, города и регионы спросят не с сегодняшних председателей райисполкомов или заместителей начальников по идеологической работе: боюсь, там мы их не увидим.

Спросят с нас — тех, кто любит Беларусь и верит в Бога.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».