Андрей Поротников: Минск ищет ключи от Кремля

Последние годы белорусско-российские отношения ухудшаются настолько очевидно, что даже официальная пропаганда этого не скрывает.

Андрей Поротников
Андрей Поротников
И если для России эти отношения важны, но не критичны, то для официального Минска возможность «решать вопросы» в Кремле — залог внутренней и внешней устойчивости.

В течение долгого времени у Александра Лукашенко были сильные лоббистские позиции в России: генералитет, ВПК, Русская православная церковь, компартия Геннадия Зюганова и часть региональных элит. Каждая группа по отдельности и все вместе продвигали идею тесного белорусско-российского сотрудничества. Что подразумевало и финансово-экономическую поддержку партнера. 

Многие годы Россия выступала донором, щитом и опорой для официального Минска. За спиной Москвы можно было смело выселять иностранных послов из Дроздов, а шведского и американского вообще отправить восвояси, обзывать высокопоставленных чиновников Евросоюза «козлами» (Ж.М. Баррозу). Досталось на орехи даже экс-президенту Украины Виктору Януковичу...

И так могло бы продолжаться бесконечно долго, если бы не развязанная война в Украине со всеми вытекающими последствиями для России (санкции, политическая изоляция, военное противостояние в регионе). В Минске такой оборот событий энтузиазма не вызвал. Как, впрочем, и во всех автократиях СНГ. 

Вопрос «Кто следующий после Украины?» заставил белорусские власти, насколько возможно, дистанцироваться от кремлевской политики. Этого в России не поняли и искренне обиделись. Некогда мощное кремлевское лобби испарилось. Владимир Путин демонстративно избегает встреч с Александром Лукашенко. А следом за российским руководителем — и деятели рангом пониже.

«Священной коровой» белорусско-российской интеграции всегда были вопросы безопасности. Сейчас это единственный «товар на продажу» для России. Белорусские власти рассчитывали, что где-где, а в вопросах совместной обороны наши отношения устойчивы. И, отталкиваясь от этой базы, можно поэтапно решить большинство имеющихся проблем двусторонних отношений, напрямую с безопасностью и не связанных. 

Но все разбилось о совместное белорусско-российское военное учение «Запад-2017». Напомню, что по сложившейся традиции руководители двух стран совместно инспектируют маневры на полигонах обеих стран. В этот же раз каждый остался у себя дома: на приглашение В. Путину посетить Беларусь ответа не последовало, а сам российский лидер не счел необходимым приглашать белорусского коллегу на свои полигоны.

«Запад-2017» закончился 21 сентября. А уже 25 числа в Минск совершенно неожиданно пожаловал руководитель Чечни Рамзан Кадыров. Его принимали с распростертыми объятиями и плохо скрываемой надеждой. Формально, на развитие торгово-экономического сотрудничества. Но экономический потенциал Чечни невелик. Главный чеченский актив — это сам Рамзан Кадыров. 

Он единственный из глав российских регионов имеет статус политика общероссийского масштаба. И сумел выстроить отношения с Кремлем таким образом, что временами создается впечатление, что это не Чечня при России, а уже Россия при Чечне. 

По моему мнению, Р. Кадырова экстренно пригласили в Минск именно с целью использовать его вес в российских властных коридорах, хотелось, чтобы он выступил посредником при разрешении проблемных вопросов с Кремлем. Для чеченского руководителя это означает выход на международно-политический уровень. А то, что амбиции Кадырова превосходят масштабы Чечни, — очевидно.

С сентября минувшего года особого прогресса в белорусско-российских отношениях не наблюдается.

Судя по скупому освещению недавней встречи А. Лукашенко и В. Путина, белорусская сторона итогами не удовлетворена. Последовало широко растиражированное заявление А. Лукашенко перед региональными чиновниками, что Беларусь находится чуть ли не в окопах, и вообще, судьба Родины решается сейчас.

И вот уже в Чечню с формально частным визитом направляется старший сын А. Лукашенко Виктор. Если бы о событии не сообщил сам Р. Кадыров, то широкая общественность об этом и не узнала бы. 

Статус самого В. Лукашенко (помощник президента) и непубличный формат визита свидетельствуют о том, что белорусская сторона планировала обсудить вопросы щекотливые и крайне важные. А то, что мероприятие прошло практически сразу после белорусско-российского саммита, как бы намек. Выше уже было сказано, что Р. Кадыров больше чем просто руководитель российского региона.

Официальный Минск стремится найти подходы к Кремлю для решения наиболее острых вопросов двусторонних отношений. Р. Кадыров интересен белорусским властям не только в силу своего политического потенциала: похоже, он единственный российский политик, который в принципе готов замолвить словечко. 

Даже бывшие московские друзья предпочитают держаться от Минска на удалении. И это плохой знак. Особенно в преддверии президентских выборов, которые весьма вероятно пройдут в Беларуси уже в следующем году.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».