ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО ТЕРРОРА

По Витебску упорно гуляют слухи, что во время второго взрыва были погибшие. Их подогревает и тот факт, что уголовное дело возбуждено по статье “Убийство”. Тем не менее официально по-прежнему сообщается: погибших не было…

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО ТЕРРОРА
История белорусского терроризма

Первым известным белорусским террористом был представитель партии эсеров Иван Петрович Пулихов, 27 января 1906 года бросивший бомбу под ноги Минскому губернатору Курлову и полицмейстеру Норову, когда они выходили из церкви. Бомба не взорвалась. Пулихов был повешен во дворе Минской тюрьмы (теперь СИЗО на улице Володарского). Именем террориста названа улица в Минске.


Во время фашисткой оккупации шедевром террора по отношению к фашистам стал взрыв гауляйтера (мэра) г. Минска Вилгельма Кубе, который организовали белорусские подпольщики 22 сентября 1943г. Самый охраняемый на то время человек в Беларуси был взорван миной английского производства с бесшумным химическим замедлителем подрыва прямо в собственной постели. Причем, его жена, спавшая рядом, не пострадала. Исполнителям взрыва удалось благополучно скрыться. По этим событиям снят фильм “Часы остановились в полночь”.     


Минирование автомобилей, офисов, квартир, подъездов - настоящее и мнимое - стало обычным делом с конца восьмидесятых годов.


11 июля 1996 г. Александр Зюльков, угрожая самодельным взрывным устройством, взял в заложники группу из 15 детей в детском саду №511 г. Минска и стал выдвигать требования встречи с московским адвокатом, Генеральным прокурором Беларуси, съемочной группой российского телевидения. Взрывное устройство находилось в дипломате, который Зюльков постоянно держал в руке, и было расчитанно на срабатывание при полном разгибе или сгибании пальца руки. То есть, при потере над собой контроля Зюльков автоматически приводил в действие взрывное устройство. Те, кто освобождал детей, об этом не знали. В результате переговоров с Зюльковым удалось освободить детей и после было принято решение о его ликвидации. Бойцом подразделения МВД “Алмаз” Зюльков был смертельно ранен двумя выстрелами в голову, и лишь ошибка в расчетах конструкции взрывного устройства предотвратила подрыв всего заряда.


Пик взрывов в Беларуси был в 1997 году. Тогда впервые заявила о себе таинственная “Белорусская освободительная армия”, не согласная с курсом интеграции Беларуси и России. Эта организация взяла ответственность за следующие взрывы:


28 апреля 1997 г. – взрыв на газокомпрессорной станции “Крупки” в Минской области;


30 апреля 1997 г. – взрыв на газопроводе “Торжок – Минск – Иванцевичи” неподалеку от г.Узда Минской области; 


10 сентября 1997г. – взрывом повреждены здания судов Советского района г. Минска и Минского района и г. Заславля. Суды находятся в одном здании на Логойском тракте белорусской столицы. Взрывное устройство мощностью 400 г. тротилового эквивалента было помещено в вентиляционную шахту на уровне первого этажа, где находится суд Минского района и г. Заславля, сработало в 5.50 утра, пробив в стене дыру диаметром примерно метр. Взрыв сильно повредил судебный архив. В то время в обоих судах не намечалось слушание важных дел и дел, связанных с оппозицией.


Во всех этих происшествиях человеческих жертв не было и организаторы взрывов до сих пор не найдены. Однако заявления, в котором “Белорусская освободительная армия” брала на себя ответственность за те происшествия, до сих пор хранятся в редакционных архивах.


В последующем эта организация о себе не заявляла.


4 апреля 1997г. случился взрыв в подъезде жилого дома в Минске на ул. Авакяна, в котором жили рабочие Минского авиаремонтного завода. Пострадавших нет. Средства массовой информации сообщили о взрыве 20 апреля. 24 апреля редакция “Белорусской деловой газеты” и газеты “Имя” получили по электронной почте письмо, подписанное организацией “Новый порядок”, в котором эта организация брала на себя ответственность за взрыв 4 апреля. Причиной взрыва называлась месть властям и милиции за проявляемую к оппозиции жестокость. Организаторы взрыва не найдены. “Новый порядок” в последующем о себе не заявлял.


1 октября 1997 года в Могилеве в подъезде своего дома с помощью радиоуправляемого устройства был взорван председатель Комитета государственного контроля по Могилевской области Евгений Миколуцкий. Взрывное устройство было заложено в шахту мусоропровода (что очень напоминало закладку мины в здание суда 10 сентября 1997г.).  Серьезные травмы получила находившаяся рядом жена Миколуцкого - Алла. По этому делу были осуждены к лишению свободы трое обвиняемых, а четвертый, бывший работник КГБ Валерий Ткачев, по официальной версии, еще до суда повесился в камере Следственного изолятора КГБ. 


21 октября 1997 г. А. Лукашенко издал декрет № 21 “О неотложных мерах по борьбе с терроризмом  и иными особо опасными насильственными преступлениями”, дающий большие полномочия милиции (Декрет был отменен 18 апреля 2001г.). А с 1998 года произошло существенное ужесточение наказания за тяжкие преступления. Появилось наказание в виде пожизненного заключения (при сохранении смертной казни), а максимальный срок лишения свободы увеличился с 15 до 25 лет. Милиция всерьез взялась за организованную преступность, исчез преступный авторитет Владимир Клещ, больше известный под кличкой “Щавлик”. Остальные преступные авторитеты поняли, что следует вести себя тише…


… 3 апреля 1998 г. Григорий Бенчук перед резиденцией президента Беларуси, угрожая подорвать себя самодельным безоболочечным взрывным устройством из 370 граммов тротила, требовал пропустить его на прием к Александру Лукашенко. Сотрудниками Главного управления государственной охраны (позже ведомство передали в Службу безопасности президента), охранявшими резиденцию, с риском для жизни удалось предотвратить взрыв. Согласно заключению стационарной психиатрической экспертизы Г. Бенчук был признан страдающим психическим расстройством и направлен на принудительное лечение в больницу открытого типа.


31мая – 1 июня 2001г. в Минске намечалась встреча президентов 12 стран СНГ. А 30 мая  в 23. 37  на территорию российского посольство в Минске взорвалась брошенная через забор граната РГД-5. На месте взрыва осталась воронка диаметром 17 см, да на стене забора - следы осколков. Пострадавших при взрыве не было. Встреча президентов прошла без происшествий. Организаторы взрыва не найдены. Однако в 2003 году белорусский поэт-оппозиционер Славомир Адамович, будучи в Норвегии и прося там политическое убежище, через газету “Наша нiва” (№42 от 14.09.2003 г). признал свою причастность к этому взрыву. Убежище он получил. По признанию к взрыву белорусские власти Славомира Адамовича не беспокоили.


Это наиболее известные происшествия с использованием взрывчатых веществ. Если описывать применение взрывчатки при выяснении отношений между бандитами, то тему мы неимоверно затянем. Однако на постсоветском пространстве, да и в мире, Беларусь считается благополучной спокойной страной. Тут нет ни религиозных, ни межнациональных конфликтов, практически сохранены структуры бывшего союзного МВД и КГБ, к которым добавилась мощная Служба безопасности президента; фактически покончено с организованной преступностью, существующая оппозиция безобидна и полностью контролируема. Однако все это имеет и обратную сторону. Белорусское общество пребывает в расслабленном состоянии перед угрозой террористических взрывов. Недавние события в Витебске подтвердили это.



Полезные ископаемые военного периода


Беларуси легче, чем в других странах собрать мощное взрывное устройство. После Второй мировой войны одним из полезных ископаемых Беларуси являются оставшиеся с войны неразорвавшиеся бомбы, мины и снаряды. Несмотря на прошедшие 60 лет взрывчатка из старых боеприпасов пригодна к применению. Добывают ее из боеприпасов весьма опасным способом: первым делом осторожно выкручивают взрыватель. При этом существует риск подрыва. Корпуса минометных мин, изготовленных из хрупкого чугуна, раскалывают как орехи. Снаряды ударом не расколешь, поэтому взрывчатку из них выплавляют. Главное, чтобы внутри снаряда не оказалось дополнительного, промежуточного взрывателя. Иначе – гарантированный подрыв. Из “лимонок” тротил просто выковыривают. Некоторые любители экстрима умудряются даже разбирать взрыватели с очень мощной и чувствительной взрывчаткой. Особенно много "эха войны" в Витебской области, где в 1944 году началась операция “Багратион” по освобождению Беларуси. Там уже не один десяток лет копаются следопыты, да и некоторые жители местных деревень зарабатывают на жизнь раскопками. В Витебской области среди копателей знаменита Коптевская гора рядом с одноименной деревней: около железной дороги Орша – Смоленск , в районе станции Осиновка из-за обилия в почве металла невозможно вести полевые работы. Даже после работы специального батальона по разминированию земля преподносит множество сюрпризов военного времени. Из-за обилия в земле металлических осколков работа обычными армейскими металлоискателями малоэффективна. Разминируется только поверхностный слой земли глубиной около 50 см, а взрывоопасные предметы могут находиться на глубине до двух метров. Земля со временем выталкивает эти “начинки” на поверхность, и потому никого не удивляет, что на разминированной территории через несколько лет временами вновь появляются мины и снаряды. 


К тому же, в  Интернете легко найти советы по сборке взрывных устройств из подручных материалов. Однако я бы советовал, прочитав в Интернете совет по сборке взрывного устройства, посетить форум, где часто встречаются невеселые рассказы тех, кто уже пытался собрать такое устройство. К советам из Интернета следует относиться очень осторожно. К примеру, если пользоваться рецептам приготовления взрывчатых веществ по “Поваренной книге террориста”, которую легко найти в Интернете, то больше чем в 50% опыты закончатся трагически. В случае следования советам “Книги” по приготовлению инициирующих взрывчатых веществ, которые используются в детонаторах,  опыты прервутся взрывом практически в 100%.



Витебск взорвался


Теперь попробуем разобраться в том, что же произошло в Витебске. Первый взрыв прогремел 14 сентября около семи часов вечера в центре города, на ул. Фрунзе, рядом с остановкой общественного транспорта "Площадь Свободы". Кстати, это ближайшая остановка от амфитеатра, где проводится "Славянский базар". Взрывное устройство было спрятано под тонким слоем грунта в цветочной клумбе рядом с пешеходной дорожкой и представляло металлическую банку (типа пивной), снаряженную взрывчатым веществом и осколками из шурупов, гаек и т. п. В тот вечер осколками были легко ранены два человека.


Официальные органы прокомментировали происшедшее в обычном порядке. По факту взрыва было возбуждено уголовное дело по статье "Особо злостное хулиганство" (ч.3 ст. 339 УК РБ).


Ближайшим к месту закладки взрывного устройства строением является павильон остановки общественного транспорта (примерно в 15 метрах). По бокам – киоски. Один - по продаже проездных билетов, другой - обычный коммерческий со стандартным набором мелочей. Взрывной волной в обоих киосках выбило стекла. Причем больше пострадал тот, в котором торговали проездными и талончиками.


Ближайшее административное строение находится в 50 м от взрыва, оно не пострадало.


Ближайшие жилые дома - в нескольких сотнях метрах.


В общем, судя по месту закладки взрывного устройства (удаленность от строений и близость к пешеходной дорожке) и времени (вечер, конец рабочего дня) взрыв планировался в отношении случайных людей, проходящих рядом с остановкой общественного транспорта.


Второй взрыв произошел 22 сентября в 22.17 на площадке по ул. Ленина, примерно в километре от первого. Это место больше известно в Витебске под названием "Три тетки" – так нарекли недействующий фонтан длинной около 50 м со скульптурной композицией в виде трех девушек, которые символизируют месторасположение, где небольшие реки Витьба и Лучеса впадают в Двину.


Место взрыва – самый центр города. Через дорогу - здание городской ратуши, которое, собственно и является символом Витебска, рядом - пешеходный мостик в парк, где, собственно и находится Культурно-деловой центр – место проведения концертов. (Кстати в тот день тут тоже был концерт, но по непредвиденным обстоятельствам он затянулся. Таким образом, только по чистой случайности в эпицентре взрыва не оказалось около тысячи поклонников заезжих звезд).


Итак, площадь в центре города, на которой расположено летнее кафе, состоящее из киоска и большой палатки со столиками.


Ближайшее здание находится примерно в 100 метрах - небольшой торговый центр с круглосуточным продуктовым магазином.


Ближайшие жилые дома - примерно в трехстах метрах по другой стороне улицы.


Так же, как и в прошлый раз, взрывное устройство было спрятано в клумбе рядом с оживленной пешеходной дорожкой. На высоком парапете цветочной клумбы любили сидеть люди. Время взрыва, как и в прошлый раз, было выбрано вечернее.


По всем признакам, в данном случае целью взрыва были случайные люди, отдыхающие.


Предположительно мощность взрыва составляла 200- 400 г. в тротиловом эквиваленте. Как и в предыдущий раз, взрывное устройство находилось в банке из тонкостенного металла. Основной поражающий фактор – осколки из шурупов, гаек, болтов… 


По данным Совета безопасности Беларуси (официальные данные разных ведомств немного отличаются), в тот день за медицинской помощью в Витебске обратилось 43 человека. 8 из них госпитализированы, трое - в тяжелом состоянии. Однако, как сообщил Совбез, опасности для их жизни не было. (По другим данным, было госпитализировано 6 человек с проникающими осколочными ранениями груди и брюшной полости). Все пострадавшие получили осколочные ранения, те, кто находился ближе к взрыву, получили еще и легкую контузию.


Милиция, МЧС, скорая медицинская помощь быстро прибыли к месту происшествия. Все пострадавшие получили помощь. Это официальные данные. Они же гласят: по факту второго взрыва было возбуждено уголовное дело по статьям “Покушение на преступление” (ст. 14 УК РБ)  и “Убийство” (ч. 2 ст. 139 УК РБ).


После взрыва в городе были закрыты палатки-кафе, были убраны скамейки, стоявшие у монумента “Трём теткам”. В помощь витебским спецслужбам прибыло усиление из Минска, начались обыски и проверки всех, кто мог вызвать хоть какое-то подозрение. Само собой разумеется, что в первую очередь под подозрение попали оппозиционные организации, ранее судимые граждане, коллекционеры военной атрибутики, проводившие раскопки на местах боев, военнослужащие (действующие и бывшие), имевшие доступ к взрывчатым веществам, охотники и их дети. А Александр Лукашенко на проходившем в те дни в Минске съезде Белорусского республиканского союза молодежи выразил обеспокоенность происшедшим. А редакции независимых газет получили уведомление, что ответственность за взрывы берет “Белорусская народно-освободительная армия”, которая (как и “Белорусская освободительная армия” в 1997-м) не согласна с действующей властью. В общем, некой национальной особенностью местных “подпольщиков” являетсяч делать громкие заявления после происшедшего. Хотя уважающие себя боевики еще со времен Российской империи заранее предупреждали власти о проведении своих акций.


… Почти два месяца прошло со времени Витебских взрывов. Попытаемся узнать, что же там произошло. Просмотрим государственные газеты.


Официальная газета Витебска “Витебский рабочий” о первом взрыве, в результате которого незначительно пострадало 2 человека, дала небольшую заметку. О втором взрыве, при котором пострадало значительно больше людей, – полная тишина. Тоже самое – в самой главной газете Беларуси “Советская Белоруссия”: о маленьком происшествии есть заметка, о большом – информация отсутствует. Отсутствие информации в главном государственном издании о серьезном происшествии настораживает, так как выдает растерянность органов власти. Подобное поведение официальных средств массовой информации напоминает времена развитого социализма, когда считалось, что в Советском Союзе не бывает природных и техногенных катастроф, дескать, такое может быть только в “загнивающем капитализме”. Но времена немного изменилось и официальным органам надо говорить хоть что-то.


Уже на следующий день после взрыва, 23 сентября первый заместитель председателя КГБ Василий Дементей сообщил, что "с места  происшествия, как раз с места взрыва — есть свидетели — убегала группа молодежи. В настоящее время есть и задержанные, есть и подозреваемые (интересно, чем задержанные по этому делу отличаются от подозреваемых? – Авт.).  Говорить и называть их, я думаю, пока преждевременно — в интересах   следствия. Но правоохранительными органами приняты все необходимые меры, чтобы обеспечить безопасность граждан, и сомнений нет, что данное преступление будет раскрыто". 


По его словам, самодельное взрывное устройство взорвано в месте


традиционного сбора витебской молодежи: "Ранее здесь отмечались хулиганские выходки, разборки между отдельными молодежными группами. Естественно, это дает основание проверять одну из версий о хулиганской направленности взрыва. Подтверждение этому — и характер самого взрывного устройства. Оно сделано, по заключению экспертов, кустарным способом, на основе пороха. Взрывчатка отсутствует. Взрывное устройство маломощное. При взрыве у людей пострадали те части тела, которые были открыты. Тот, кто был одет потеплее, в пиджаках или в другой одежде, — практически не пострадали". Оперативно-следственная группа не исключает и другие версии произошедшего. В частности, как сообщил Дементей, "в разработке находятся ранее судимые за подобные происшествия душевнобольные". Внимательно прочитаем эту информацию и увидим кое-что необычное.



Позвольте усомниться 


Взрыв произошел поздно вечером в 22.17. Взрывное устройство было заложено в клумбе. Взрывом вместе с осколками выбросило массу грунта. Пока приехала милиция, пока оказывали помощь раненым, пока при свете фонарей тщательно собирали малейшие следы взрыва, фиксируя местонахождение каждого предмета. А следы взрыва были частично затоптаны разбегавшимися людьми, прибывшими врачами. Найти осколки, раздробленные взрывом частички взрывного механизма среди остального мусора, да еще ночью – задача не из легких. Проще оцепить местность и отложить поиск до утра. По логике, с наступлением дня необходимо было еще раз тщательно прочесать место взрыва.


Далее. Проведение экспертизы по взрыву – процесс не скорый. Химическая экспертиза, трассологоическая, баллистическая, экспертиза ранений и многое другое. Что-то можно провести в Витебске, а что-то – только в Минске. Для того чтобы доставить собранные образцы на экспертизу, их необходимо правильно упаковать. Упаковка, доставка, распаковка требует времени. После проведения экспертизы эксперт пишет экспертное заключение, в котором подробно излагает свои выводы. Чем ответственнее дело, тем больше пишет эксперт в своем заключении. Как правило, за один день подобные экспертизы не проводятся.


Обычно, при сообщении о взрыве первым делом сообщают его мощность в тротиловом эквиваленте. Тротил – наиболее распространенное взрывчатое вещество. В выводах эксперта мощность взрывного устройства стоит на главном месте. Но руководящий сотрудник КГБ, словно ребенок, сообщает журналистам, что оно было “маломощное”. И все. Но ведь бывают и ядерные устройства “маломощные” (в сравнении с водородными). А порохом раньше взрывали крепостные стены. Да и сотрудники Октябрьского РОВД г. Витебска, которые находится в нескольких минутах хотьбы от места взрыва, почувствовали, что их здание как будто слегка тряхнуло. 


Таким образом, можно констатировать, что скорость проведения экспертизы невероятная, а та информацию, что получают от КГБ журналисты, больше напоминает рассказ дилетанта.  


Теперь представим себе взрыв. Сидят люди на парапете клумбы, чуть дальше – на скамеечках, другие – прогуливаются неподалеку. При взрыве множество людей сидело на мраморном парапете длинной клумбы (на фотоснимках заметна вытоптанная трава в этом месте). Они приняли на себя мощь ударной волны и большинство осколков. Мощность взрыва была такова, что сорвало положенные на раствор гранитные плиты облицовки парапета (видно на фотоснимках).


Множество пострадавших людей до взрыва успели выпить пива и чего покрепче. А алкоголь снижает чувствительность организма. Если у выпившего человека будет пустяковая рана, т. е. ушиб, царапина, то в поздно вечером, в обстановке, когда другим людям требуется более срочная медпомошь, он не пойдет в больницу. Но ведь, по официальным данным, за помощью обратилось больше 40 человек. По первоначальным данным было госпитализировано 39 человек в двух больницах. Из них 11 было выписано на вторые-третьи сутки. Значит, 28 потребовалось более длительное лечение, из них 6 - 8 находились в состоянии угрожающем жизни. Если просто пробита верхняя одежда и осколок вошел в мягкие ткани, человека нет смысла держать в госпитале. Осколок достают, рану дезинфицируют, при необходимости накладывают швы и можно долечиваться дома, посещая поликлинику для перевязок. Для осколка, который вызывает ранения, опасные для жизни, пиджак и другая одежда не являются серьезной преградой. И чтобы раненого осколком человека оставили в больнице на четвертый день, ранения должны не напоминать царапины. А если людей доставляют в больницу в тяжелом состоянии с проникающими ранениями груди и брюшной полости в состоянии опасном для жизни, то будь на них зимняя одежда, она не сильно им помогла бы.


Так что понятие “маломощного” взрывного устройства весьма расплывчато. Равно как и то, “ПОЧТИ” не пострадали те, кто оказался около взрыва в пиджаках. Наверное, они “ПОЧТИ” не пострадали по сравнению с теми 6 - 8 людьми,  которые были доставлены в больницу в тяжелом состоянии.


В итоге, с одной стороны, мы знаем, что поздно вечером произошел взрыв, от которого содрогнулось здание, стоящее в нескольких сотнях метрах, вблизи взрыва сорваны с бетона гранитные плиты, пострадало более 40 человек, 28 из них остались в больнице на четвертый и больше день, для 6 – 8 существовала опасность жизни. С другой стороны, заместитель председателя КГБ  объявляет, что это был небольшой взрыв, при котором пострадали те, у кого не было пиджаков. Да еще упоминает про экспертизы, которые успели провести за день.


Также КГБ сообщило о “задержанных и подозреваемых”. О том, было ли им позже предъявлено какое-то обвинение – информация отсутствует. Скорее всего, их тихо отпустили, но об этом постеснялись сообщить. Вскоре появилась информация, что по подозрению в совершении взрывов разыскиваются два человека. Ориентировка составлена так, словно ее автор начитался романов Марининой или Незнанского. Дав молодых человека, один - славянской наружности, второй - напоминает чеченца (куда же без них!), передвигаются на машине (неужели уважающий себя диверсант ходит по городу пешком?), при себе могут иметь крупную сумму в долларах США ( Доллары США – святое для подрывника, а что за сумма является крупной для Беларуси – непонятно).


Дальше вновь задержали двух подозреваемых. Но в средствах массовой информации сообщили об этом через несколько дней, когда после допросов задержанные во всем сознались. Зная, какие славные традиции признания в преступлениях существуют в Витебске на примере Витебского дела конца 1980- ых, понимаю, что в течение нескольких дней допросов признаешься во всем. Вот только о мотивах, по которым обвиняемые сделали эти взрывы, не сообщается. Наверное, в мотивах задержанные еще не признались.


Немного вызывает удивление, что по уличному взрыву, по которому, согласно официальным заверениям, нет погибших, Беларусь просит помощи у российских специалистов. Ну, взорвалось, со слов заместителя председателя КГБ, примитивное устройство малой мощности, в котором-то даже нормальной взрывчатки не было, пострадало несколько человек, которые от осколков под пиджаками не спрятались, так зачем российских специалистов беспокоить? Тем более, двое уже признались в совершенном злодеянии.


А теперь попробуем оценить происшедшее немного иначе. И так, произошел первый взрыв. Пострадало 2 человека. Происшествие, но не значительное. Как обычно, пресс-центр МВД разослал информацию, которую тут же напечатали многие издания. В общем, обычное происшествие из криминальной хроники, которую каждый день пресс-центры силовых ведомств подают общественности.


Почти через неделю произошел второй взрыв. Если организаторы взрыва ставили цель запугать городское население, то со своей задачей они справились идеально. Все сделали очень профессионально. Более удобного места и времени в Витебске не найти. Центр города, рядом – Ратуша – символ Витебска, площадка, где собирается небогатая молодежь попить разливного пива, место встреч и знакомств. Рядом – центральная улица и остановка общественного транспорта. Тут же – проход в городской парк. В парке – Культурно-деловой центр с концертным залом, в котором за несколько минут до взрыв должен был закончится концерт, на котором присутствовала в основном молодежь и основной поток зрителей оказался в зоне поражения взрыва. Вот только с концертом вышла у организаторов взрыва промашка.


В Минске в это времени проходил съезд Белорусского республиканского союза молодежи – организации, активно поддерживающей действующую власть. Съезд молодежи и взрыв против молодежи в одно время.


Сила взрыва была такова, что сорвала с парапета клумбы гранитную облицовку. При такой мощности взрыва сидевших на парапете людей отбрасывает взрывной волной на несколько метров, причиняя им в лучшем случае контузию. В такой ситуации люди погибают от взрывной волны. Но взрыв в Витебске был осколочным. Чтобы проще было понять разницу между действием осколочного и безосколочного взрывного устройства, сравним поражающую мощность двух гранат. Зона поражения осколочной Ф-1 – 200 метров, а безосколочной РГД-5 – 25 м. Если взрывом за несколько метров была сорвана с бетона облицовка, то сидевших в этом месте людей, помимо действия взрывной волны, должно было просто нашпиговать смертельными осколками.


После первого взрыва на уровне слухов прошла информация, что были погибшие. Сразу погибло 5 человек, немного позже – еще 6. После того, как были погружены лежащие тела в машины скорой помощи, окружающим было объявлено, что эти люди находились в шоковом состоянии, поэтому были неподвижны. В больнице погибшие были оформлены как жертвы дорожно-транспортных происшествий (выпившего человека сбила машина). Врачи дали подписку о неразглашении информации, после беседы с родственниками погибших, они тоже предпочитают молчать.


Если негосударственные издания, проявляющие больше самостоятельности, отважились написать о происшедшем, то официальные – просто “не заметили этого”, поскольку не дождались высочайшего позволения сообщить о происшедшем. Ведь руководство Беларуси гордится тем, что в республике наиболее спокойная криминальная обстановка по отношению другим республикам бывшего СССР.


Уже на следующий день на месте происшествия побывал министр МВД Беларуси Владимир Наумов. В городе появилось множество работников спецслужб в штатском, начались тихие “зачистки” всех подозрительных. Официально было объявлено, что власти Беларуси обратятся к России за помощью в расследовании этого взрыва. Если были погибшие и тяжело раненые, то такое беспокойство вполне оправдано и логично.  



Но кто же нам скажет, это значит террор?


Официальные органы не склонны верить в существование “Белорусской народно-освободительной армии”. Оба взрыва в Витебске были направлены против случайных людей и не имеют к органам власти никакого отношения. Возможно, поэтому органы расследования не употребляют здесь понятие “Терроризм”. Власть не желает признавать существование террористов. Информационным агентствам при освещении витебских взрывов рекомендовано воздержаться от употребления понятий “Терроризм” и “Теракт”. Когда я разговаривал с работницей пресс-службы Республиканской Прокуратуры, то меня она предупредила об ответственности в случае, если я назову происшедшее в Витебске терактом.  Но прокуратура в дальнейшем не исключает присутствия в уголовном деле статьи “Терроризм”.


Для Украины требования белорусских властей не указ. Поэтому Председатель Верховной Рады Украины Василий Литвин в послании спикерам обеих палат Беларуси по этому случаю прямо назвали происшедшее терактом.


Уголовный Кодекс Республики Беларусь квалифицирует “Терроризм”, (Ст. 289 УК РБ), как “Совершение взрыва, … или иных действий, создающих опасность гибели людей, … или иных тяжких последствий, … в целях устрашения населения, либо оказания воздействия на принятие решений государственными органами, либо воспрепятствования политической или иной общественной деятельности (терроризм)”. Взрывы, создающие опасность гибели людей в целях устрашения населения и произошли в Витебске.


Для руководства правоохранительных органов происшедшее было неожиданностью. 5 октября 2005 г., выступая в Палате представителей Национального собрания Беларуси, министр МВД Владимир Наумов признался, что “Мы не знаем, как этому противостоять”.



И напоследок…


По Витебску упорно гуляет слух, что во время второго взрыва были погибшие. Об этом в интервью корреспонденту “Народной воли” говорили очевидцы происшедшего. Прямо указывая: я, такой-то такой-то, был на месте происшествия и видел, как упаковывали тела погибших в пакет. Слух этот подогревает и тот факт, что уголовное дело возбуждено по статье “Убийство”. Тем не менее официально по-прежнему сообщается: погибших не было…

05:36 11/11/2005




Loading...


загружаются комментарии