ЧТО СВЯЗЫВАЛО БЕЛОРУССКУЮ ОППОЗИЦИЮ И МИР ВЫСОКОЙ МОДЫ?

Часть минского бомонда уверена, что Ирина Лозовская – это человек, открывший для Минска одежду всемирно известных фирм и первые дорогие бутики. Другая часть упорно не видела в Лазовской бизнес-вумен.
Сегодня и те, и другие обсуждают ее неожиданный арест.

ЧТО СВЯЗЫВАЛО БЕЛОРУССКУЮ ОППОЗИЦИЮ И МИР ВЫСОКОЙ МОДЫ?

…Конец 80-х. Партийная пресса слюной заходится, обличая «неформалов», появившихся в молодежной среде. Это время, когда на филологическом факультете БГУ появилось неформальное молодежное объединение «Талака», где все говорили по-белорусски, о суверенной Беларуси, о ее самодостаточности… Все – это Винцук Вечорка, Алесь Суша, Сергей Дубовец (формально в «Талаке» не состоял, но был к ней весьма близок), Сергей Островцов, Ирина Лозовская, Наталья Шевко. Потом «Талака» призвала в интеллектуальные лидеры Зенона Позняка (хотя не секрет и то, что к Позняку большинство «талакоуцау» относилось с некоторой долей иронии и прозвали его «Палец»)… Потом появился оргкомитет по созданию Белорусского народного фронта. Согласно легенде, Вечорка и Суша в это время были на военных сборах и бежали из-под Слонима, чтобы присутствовать в Красном костеле и поддержать Позняка. Согласно другой легенде, Алесь Суша уже тогда никак не хотел походить на Позняка-аскета, тем более что для этого и оснований не было: между Сушей и Лозовской уже проскочила та самая «искра» (или назовите, как хотите).


А дальше был БНФ, Куропаты, «Чернобыльский шлях», объявление суверенитета… Алесь Суша и Ирина Лозовская вместе издавали газету «Навины БНФ», временами именно их голосом вещала белорусская служба Радио «Свабода». Поженились…


Как и положено бизнесмену, Лазовская имела выверенную легенду о появлении собственного бизнеса.


«—Как вы научились зарабатывать деньги?


- Первую зарплату я получила на летних каникулах после восьмого класса: мыла посуду в кафе «Пингвин». Пошла в посудомойки не потому, что остро понадобились деньги – просто поняла, что пора учиться зарабатывать. Потом, правда, лет десять не могла есть мороженое. Каждый раз вспоминалась картина: уборщица собирает совком упавшее на пол мороженое и закладывает обратно в аппарат. «Совковые» времена были, знаете ли…


- А как вы попали на Радио «Свобода»? Несмотря на «ветры перестройки» сотрудничество с этой радиостанцией в те годы могло обернуться для журналиста неприятностями…


- Я поставила перед собой цель -  работать на «Свободе», еще когда поступила на журфак. Иллюзий по поводу того, что я живу в самой счастливой стране в мире, у меня не было: уже в юности я была достаточно информированным человеком. И вот моему знакомому предложили работу на «Свободе». В силу личных причин он отказался, и порекомендовал меня. Я с удовольствием согласилась и не пожалела.


- Много вы тогда получали, если не секрет?


- Много. В тот момент это было самое высокооплачиваемое радио в мире.


- И тем не менее вы его покинули. Почему?


- Стало скучно Передо мной стояла дилемма: либо всерьез заняться бизнесом в Беларуси, либо переехать в Мюнхен, где редакция «Свободы» предлагала мне контракт и квартиру. Но я уже знала, что радиостанция со временем переберется из Мюнхена в Прагу. И значит, придется менять квартиру, окружение. Чехия мне была не столь интересна. И я решила попытать счастья в бизнесе. На родине.


- Где нашли деньги?


- В тумбочке! Повторюсь: я на «Свободе» зарабатывала достаточно хорошо, так что влезать в долги не пришлось».


Красивая история. Но другая сторона правды в том, что в то самое время, когда Суша и Лозовская занялись созданием магазинов одежды, деньги на издание газеты «Навины БНФ» закончились. И свое существование она прекратила. Само собой, последовал и их разрыв с БНФ.


Понятно, что первые «коллекции» были не первой и даже не второй свежести, часто «с браком» («незаметным для глаза» – неизменно уточнила бы Ирина). Понятно и то, что бизнес начинался сложно: иногда исчезали целые партии; однажды, например, у них украли партию шуб на 70 тысяч долларов… 


Бывших друзей-товарищей Суша и Лозовская не забывали и наиболее респектабельных из них неизменно приглашали на свои вечеринки. После таких светских раутов негосударственная пресса, имеющая большой дефицит информации для разделов светской хроники, неизменно рассказывала о «сказке», устроенной хозяевами бутика «Камила».


А они тем временем от женской линии перешли к мужской: так в Минске появился магазин «Босс Хьюго Босс». Ирина уже старательно не вспоминала о своем «БНФовском прошлом»: она уже не босячка, а «бизнес-вумен», коллекционирующая кошек и имеющая в своей коллекции статуэток уникальные экземпляры. «Например, фарфоровую кошечку, которая является 59-й копией кошки из коллекции королевы Дании. И дело в том, что каждая кошка из датской королевской коллекции имеет строгое количество копий, иметь которые – большая удача для коллекционера…»


В конечном итоге Суша и Лозовская развелись. Развелись не красиво, а с дележом имущества и, главное, - бизнеса. Все чаще (теперь уже между совладельцами) стали возникать конфликты на денежной почве. Лозовская категорически не одобряла меценатства бывшего супруга, который из памяти к своему «босяцкому» прошлому помогал белорусским музыкантам… «Я не вижу у таких проектов коммерческих перспектив. Кроме того, меня не устраивает образ жизни некоторых наших музыкантов, их отношение к окружающим», - признавалась Лозовская.


Она всерьез начала думать о том, чтобы уехать из страны. И, как сейчас выясняется, накапливала долги.


Люди осведомленные говорят, что никакой политики в ее аресте нет. Вероятно, кредиторы, отчаявшись вернуть свои деньги, рассказали правоохранительным органам о некоторых хитростях «индустрии высокой моды» по-белорусски. Сказка окончилась…

09:03 11/11/2005






загружаются комментарии