МИЛИЦИОНЕРЫ И ЧЕКИСТЫ НАЧАЛИ «МОЧИТЬ» ДРУГ ДРУГА


Совместная комиссия Прокуратуры Беларуси, Совета безопасности и МВД по поручению Александра Лукашенко приступила к изучению материалов о противоправных действиях теперь уже бывшего начальника 3-го управления КГБ РБ (по борьбе с организованной преступностью и коррупцией) полковника Михаила Михолапа. Его отставка была инициирована министром внутренних дел Владимиром Наумовым в качестве ответного удара за преследования высокопоставленных милиционеров.

МИЛИЦИОНЕРЫ И ЧЕКИСТЫ НАЧАЛИ «МОЧИТЬ» ДРУГ ДРУГА

Указ о назначении полковника КГБ Михаила Михолапа начальником 3-го управления КГБ, Александр Лукашеко подписал 2 декабря 2002 года. Спустя 2 года и 11 месяцев президент освободил его от занимаемой должности. За это время служба у М.Михолапа была не сахар, а его отставка стала результатом войны между министром внутренних дел Владимиром Наумовым и председателем КГБ Степаном Сухаренко. Именно по причине этой войны указ об отставке М.Михолапа не был опубликован и не получил огласки.


Боевые действия между главами двух силовых структур Беларуси начались летом нынешнего года, когда руководимое М.Михолапом 3-е управление КГБ Беларуси начало оперативную разработку первого заместителя начальника Управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД полковника Ивана Клименкова. Как говорят    в МВД, именно он, а не Анатолий Окуней (начальник УБЭП МВД) отвечал перед министром за борьбу с экономической преступностью. Окуней был фигурой публичной, а его первый заместитель делал всю работу. Поэтому нетрудно представить себе реакцию министра, когда сотрудники КГБ задержали Клименкова и возбудили в отношении его уголовное дело по подозрению в получении взятки в 150 тыс. долларов. Фактически чекисты свели на нет всю борьбу с экономическими преступления, которую вело МВД, нанеся удар в самое сердце.


Михолап инициировал силовую разработку полковника Клименкова вовсе не случайно. Дело в том, что еще в начале 2004 года под патронажем Совбеза КГБ подвергся небывалой за всю историю переаттестации своих сотрудников. Уже первые результаты этой аттестации были просто разгромными. Из девяти начальников управлений центрального аппарата КГБ экзамен на профпригодность выдержали лишь пятеро. Остальные стали кандидатами на вылет. Чекистам в некотором роде удалось смягчить нанесенный Совбезом удар, в результате чего своих должностей лишились лишь двое из не прошедших аттестацию. Михолап оказался в числе выживших, но положение его было незавидным. По результатам аттестации всех начальников управлений заново утверждали в должностях, а Михолапа так и не утвердили. С другой стороны, его и не освобождали от занимаемой должности. То есть положение у полковника было двойственное: он как бы продолжал оставаться начальником «троечки» и как бы лишился этой должности. В таком подвешенном состоянии он находился практически год, а потом Сухаренко пообещал ему решить вопрос, если управление покажет реальный результат своей деятельности, а не ту мелочевку, которой оно занималось в последнее время. Вот так и появилось дело Клименкова. За счет этого громкого разоблачения коррупции в стенах МВД Михолап хотел поправить собственное пошатнувшееся положение в Комитете.


Сначала министр внутренних дел пробовал договориться с председателем КГБ полюбовно. Говорят, сначала диалог налаживался и, вполне вероятно, дело удалось бы решить миром, но неожиданно благополучный ход переговоров нарушил сам Клименков. Будучи человеком довольно влиятельным, он решил действовать самостоятельно и, находясь в СИЗО, написал на имя А.Лукашенко письмо. Верные люди доставили письмо по адресу, и небольшое «недоразумение» между двумя силовыми ведомствами обрело совсем другой оборот. Суть обращения Клименкова к президенту заключалась в том, что его попросту подставили. Как сообщал главе государства полковник Клименков, он лично и его подчиненные вели бескомпромиссную борьбу с экономическими преступлениями в стране и в процессе этой борьбы перешли дорогу полковнику КГБ Михолапу. Не ему самому, а бизнесу, который тот якобы «крышевал». В письме излагались некоторые сведения относительно этого бизнеса, но в целом фактов для доказательства коррупции со стороны высокопоставленного чекиста было маловато. Поэтому Александр Лукашенко 25 августа провел совещание с силовиками, на котором не только поднял тему борьбы с экономическими преступлениями, но и велел разобраться, кто и кого в КГБ и в МВД «крышует». Мол, что за безобразие, КГБ обвиняет высокопоставленных сотрудников МВД, а те кроют на чем свет стоит своих гонителей. И первым, и вторым президент велел подготовить обстоятельные доклады по выявленным ими фактам коррупции. То есть КГБ должен был подготовить доклад по делу Клименкова, а МВД - по делам Михолапа. Государственному секретарю Совета безопасности Геннадию Невыгласу было приказано проследить за процессом подготовки компроматов и развести стороны по углам, если это потребуется. А МВД и КГБ действительно сцепились не на шутку.


Говорят, Наумов трижды приходил к Сухаренко, чтобы решить, как выйти из неприятной ситуации. Но решение проблемы так и не было найдено. Прекратить боевые действия можно было только одним способом: КГБ должен был признать, что его претензии к полковнику Клименкову безосновательны, а МВД, в свою очередь, – обелить перед президентом чекиста Михолапа и доложить, что арестованный полковник в своем письме несколько погорячился. Наумов готов был пойти на такой вариант договора, но Сухаренко категорически отказался. Ведь при подобном варианте развития событий президент непременно возмутился бы тем обстоятельством, что поднятая высокопоставленными чиновниками КГБ и МВД буря, оказалась бурей в стакане воды. Наумов как старый, проверенный и преданный служака в этой ситуации вполне мог рассчитывать на снисхождение главы государства, тем более что письмо находящегося в СИЗО КГБ  Клименкова чисто по-человечески можно было понять. Совсем по иному обстояло дело с Сухаренко. Он и года не успел просидеть в кресле председателя КГБ и, несмотря на все выверты в отношении независимой прессы и оппозиции, еще не успел доказать свою преданность президенту. Такой прокол с Клименковым мог весьма негативно сказаться на его дальнейшей карьере. Тем более.Сухаренко сам давал добро на разработку милицейского полковника и не в его характере было давать обратный ход. Тут уже было дело принципа, а Сухаренко очень принципиальный человек. Кроме того, как говорят в Комитете, Михолап убедил начальника, что чист как стеклышко и «менты» ничего на него не найдут.


Действительно, подготовленный МВД компрамат на Михолапа, оказался слабоват. Как удалось нам выяснить, самым сильным пунктом в нем были обвинения, что якобы полковник КГБ построил себе в Минске квартиру, за которую заплатила одна коммерческая фирма. Насколько это утверждение соответствует действительности и какие доказательства были представлены президенту, сказать сложно. Но видно в МВД и сами не рассчитывали на успех, поэтому нанесли еще один удар, причем ниже пояса – приложили доказательства нелояльности чекистского полковника к президенту. В качестве доказательств приводился факт тесных взаимоотношений полковника КГБ с одним из претендентов на президентский пост, бывшим ректором БГУ Александром Козулиным. Эта информация и оказала решающее действие Лукашенко. Кстати, Козулин подтвердил нам, что знаком с Михолапом, но отказался пояснить, какие у них были взаимоотношения.


Подписав указ об освобождении Михолапа от занимаемой должности, президент также дал распоряжение Прокуратуре, МВД и Совбезу разобраться во всех его делах и, если факты коррупции подтвердятся, принять самые жесткие меры. Учитывая ситуацию, информация наверняка подтвердится. Что же касается Клименкова, то ему дискредитация начальника «троечки» ничем не помогла. Материалы, которые КГБ предоставил президенту, оказались слишком красноречивыми.

16:52 17/11/2005






загружаются комментарии