ПАМЯТЬ, СОВЕСТЬ И СВЕЧА

В Беларуси раз в месяц 16 числа люди зажигают свечи в память о похищенных и пропавших без вести четырех известных гражданах страны. Я сам свечу не зажег, целый день суетился, до позднего вечера сидел на работе, потом поехал на одну встречу, потом - еще куда-то. Про акцию и про свечу забыл. А сегодня  целый день думаю, стоила ли моя суета одного простого человеческого поступка?

ПАМЯТЬ, СОВЕСТЬ И СВЕЧА

Я лично хорошо знал и Юрия Захаренко, и Виктора Гончара, а тем более – Дмитрия Завадского. Но про свечу у окна забыл. А сотни и тысячи людей, далеких и от политики, и от оппозиции, их, может быть, в глаза ни разу не видели, но свечу памяти поставили.  Этот простой шаг будит во мне стыд за мою суетливость.


Пусть «16 число» - это политическая акция с психотерапевтическим уклоном. Кто-то считает, что это политтехнологический ход, направленный на то, чтобы белорусы перестали бояться совершать поступки, которые не нравятся власти. Возможно, это не самое эффективное средство борьбы с оборзевшим режимом, и, конечно же, это само по себе не приведет к революции. Однако не имеет принципиального значения, кто и какой смысл вкладывает в эту гражданскую акцию. Главное, она будоражит нашу совесть и сохраняет память о невинных жертвах политического фашизма.


Последнее время часто можно услышать, что пора перестать поднимать тему похищенных политиков, что она изжила себя, не актуальна и так далее. Умников хватает. Только вы спросите у матерей и родственников пропавших, не знающих судьбы и не видевших даже могил своих близких, актуальна ли для них трагическая история сына, отца и мужа. Скажите в глаза матери Димы Завадского Ольге Григорьевне, что пора перестать стучаться во все двери и добиваться правды. Расскажите Юре Завадскому, что искать его отца уже политически не целесообразно. Я уверен,  вам  доходчиво объяснят, куда следует пойти с подобными советами и таким отношением к людям. Представьте, что этого вашего мужа, отца, сына или просто близкого человека похитили, убили или бросили в тюрьму. Вы останетесь наедине со своим горем, и некому будет  помочь, и никто не станет сочувствовать вашему горю.


И когда люди зажигают свечи, я уверен, что Зине Гончар, Ольге Григорьевне, Свете Завадской становится на мгновение легче, а Александр Лукашенко вздрагивает и потеет, потому что знает:  рано или поздно с него спросят не за проваленную экономическую политику или задушенную свободу средств массовой информации, но за пропавших и невинно убиенных белорусов.  

18:31 17/11/2005






загружаются комментарии