НЕ ЗАБУДЬТЕ ВЫКЛЮЧИТЬ ТЕЛЕВИЗОР

Хорошо там, где нас нет. Справедливая поговорка, однако белорусская пропаганда все время пытается ее опровергнуть, забывая, что народная мудрость проверена временем. Например, посмотришь белорусское телевидение и страшно возвращаться в Россию. Кажется, что жизнь там – сплошная разруха.

НЕ ЗАБУДЬТЕ ВЫКЛЮЧИТЬ ТЕЛЕВИЗОР

На этой неделе пришлось мне по работе лететь в Ростов-на-Дону. Но в Ростове туман, аэропорт закрыт, приземлились в Краснодаре. Катастрофа, расстояние между городами – 300 километров. Как добираться? Дорог, как я помню из телевизора, в России нет, и люди кругом должны быть озлобленные.


Я вспомнил женщину, которую случайно встретил на Белорусском вокзале в Москве. Она стояла, прижавшись к колонне, опасливо озиралась и вся тряслась, похоже, от страха. Подошел, спрашиваю, что случилось. Оказалось, женщина приехала из Гомеля проведать дочерей, а те не успели ее встретить, адрес дали, а как ехать, толком не объяснили. Ну не бросишь же землячку посреди «ужасного» города. Позвонили дочерям, объяснили, откуда забрать мать, где она стоит и ждет. Дал ей свою визитную карточку и говорю, если что, сразу же звоните. Вечером звонок: «Ой, спасибо за помощь. Мне ж так страшно было, у нас же показывают, что в России одни убийства».


И вот я стою в аэропорту Краснодара и почти паникую, куда ехать понятно, но каким образом – не знаю. Ужас. Насмотрелся белорусского телевидения. Подошел такой же пролетевший мимо Ростова пассажир. Познакомились, оказался директором агрофирмы Александр Михайлович. Директор меня и выручил. Позвонил своему приятелю в Краснодар, такому же директору «колхоза», по нашим белорусским понятиям. Тот прислал машину, и мы двинули в Ростов.


Едем, дорога отличная. Каждый двадцать километров – заправки, кафе. Все культурно, чисто, прямо как в Беларуси, только жизнь кипит, а не только стерильность. Директор «колхоза» какой-то расслабленный, веселый, балагурит. Выпиваем. Банкрот, думаю, стопроцентно. Печали в глазах не хватает. Видимо, не переживает за родное хозяйство, не борется за урожай. А тут еще поля вдоль дороги, ну те не, что в Беларуси по телевизору, а такие же зеленые, ровненькие словно мы мчимся по трассе Москва-Брест. Я говорю, смотрите какая в этом году погода, даже трава еще зеленая у вас на юге. «Какая трава? – смеется. - Это же пшеница!» Не может быть, не должны в России ни сеять, ни убирать, только в Беларуси крестьяне остались. Я по телевизору сам видел. «Куска земли свободного в Краснодарском крае не найдешь, все перепахано»,- смотрит на меня Михалыч, как на иностранца. «Понятно, здесь же губернатор Ткачев, наследник батьки Кондратенко», - говорю со знанием предмета. Директор иронии не замечает, сам то он не местный, а ростовский. «Нет, у них здесь тяжелее, чем у нас. Хотя урожай хороший, по 46 центнеров с гектара в этом году собрали, но у нас работать спокойнее. Тоже землю найти свободную – целая проблема», - этот российский крестьянский генерал был очень спокойным и рассудительным. Я ему про белорусские центнеры давай рассказывать, про битву бесконечную на полях. Не верил, не могут, говорил, в Беларуси собирать больше, чем на Кубани, климат там, мол, не тот и земля беднее. Ну, что он понимает в сельском хозяйстве. На жизнь, правда, жаловался: работы много, цены на пшеницу упали, а на горючку выросли, работать разучились, тракториста нормального найти трудно и так далее.


Доехали до границы Краснодарского края и Ростовской области. Пересели с Тойоты друга в Тойоту уже моего попутчика. Тут  в России не поддерживают отечественного производителя. Горьковский автозавод объявил, что прекращает производство автомобилей «Волга», а Тойота строит завод под Питером. В Краснодарском крае американский гигант «Джон Дир» построил завод, трактора теперь и комбайны будут штамповать. Все равно тяжело, говорит мой попутчик, хорошо же только там, где нас нет.


А в Ростове меня ждал молодой предприниматель Анатолий из города Волгодонска. Бизнес начинал, заложив квартиру и на эти деньги покупал МАЗы в Минске. Вспоминал, как денег не хватало, экономил на всем и ел в Минске один раз в день в заводской столовой. Теперь у него своя телекомпания, фирма сотовой связи и еще турбаза. Веселый, жизнерадостный, хоть и критикует местного мэра в программах своего телеканала. Разъезжает на «БМВ» Х-5. Вы себе можете представить белорусского телемагната из Глубокого на новом джипе? При чем нефти в Волгодонске нет, газ – магистральный. В общем, типичный российский Голожопинск, как любовно его называют между собой местный жители. Но на жизнь жалуются.


Неужели, это все происходит в России. Здесь же порядка никогда не было, сейчас нет и неизвестно, когда будет. Но люди живут, работают, зарабатывают. Большинству жить тяжело, многим просто невыносимо. И зарплаты низкие. Сто-двести долларов в месяц – разве это зарплата. Так - денежное пособие, чтобы с голоду не умереть. Это в Беларуси у всех минимум по 250 – и это же ого-го какие деньги. Полдня, правда, хватило у меня заряда, полученного от белорусского телевидения. Не совпадают эти белорусские мифы с реальностью. Не буду больше смотреть телевизор, потому что как только выедешь за пределы железного белорусского занавеса, сразу теряешь ориентацию.   

10:03 08/12/2005




Loading...


загружаются комментарии