СНГ: 14 ЛЕТ ЦИВИЛИЗОВАННОГО РАЗВОДА

Восьмого декабря 1991 года главы государств Республики Беларусь, РСФСР и Украины подписали два исторических документа: заявление о выходе из состава Союза ССР и соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ).

СНГ: 14 ЛЕТ ЦИВИЛИЗОВАННОГО РАЗВОДА

Советский Союз как единое государство в результате окончательно распался, СНГ же исполняется в эти дни 14 лет, и в связи с этой датой вновь оживает дискуссия о том, чем оно является на самом деле, чего ему удалось достичь за годы своего существования и каковы его перспективы.


Современный российский взгляд на причины возникновения и задачи СНГ предельно ясно обозначил президент Путин, заявивший в начале этого года во время визита в Армению, что Содружество создавалось для того чтобы процесс распада СССР проходил более цивилизованно, с меньшими потерями в экономической и гуманитарной сферах. И с этим СНГ справилось. По большому счету, благодаря Содружеству бывшие соседи по Советскому Союзу не втянулись в ожесточенные «горячие» конфликты, как это произошло, например, в бывшей Югославии, где не был создан балканский аналог СНГ.


Правда, сразу после распада СССР задачи Содружества виделись иначе. От него ждали в первую очередь экономической интеграции. Однако действительность эти ожидания не подтверждала. Новые независимые государства прежде всего стремились состояться в государственном качестве, утвердить свой государственный суверенитет. Сначала – в том, что касалось государственной атрибутики, внешних признаков суверенитета, затем – в укреплении собственных властных «вертикалей», достижении экономической независимости. Именно на это ориентируется национальная элита в постсоветских странах, этот же вектор движения поддерживает подавляющее большинство их населения.


Интересы СНГ как самостоятельного образования с собственной логикой развития оказываются в этих условиях глубоко вторичными. Не случайно в республиках бывшего СССР так и не возникла активная и сплоченная, наднациональная группа политических лоббистов экономической и политической интеграции в рамках СНГ. Содружество независимых государств часто сравнивают с Европейским Союзом, так вот там кроме объективных экономических предпосылок интеграции с самого начала существовала (а сейчас уже и окончательно оформилась в виде могущественной евробюрократии) группа политиков, чьей главной целью было создание единой Европы. Они шли к этому десятилетиями, вели активную политическую борьбу, убеждая колеблющихся и побеждая несогласных. В конце концов они стали в Европе самостоятельной и весомой политической силой, создали то, что можно назвать «партией единой Европы».


Ни о какой «партии СНГ» в Евразии сейчас, конечно, говорить нельзя. Единого политического вектора развития стран Содружества не существует. В одних странах побеждают «цветные революции», другие ведут против них профилактическую работу. Но дело не только в «цветных революциях». Российско-украинские отношения, например, периодически обостряются из-за неурегулированности газовых проблем (в России прямо заявляют, что Украина ворует российский газ, предназначенный Западной Европе) настолько, что российские политики, отчаявшись добиться понимания украинских коллег, призывают страны Европейского Союза «надавить» на официальный Киев. В последнее время несколько спала напряженность вокруг газопровода Баку – Джейхан, идущего от берегов Каспия в Турцию в обход России. Однако нет сомнений, что этот проект нанес серьезный удар по экономической интеграции в рамках СНГ. Во всяком случае, единой энергетической политики, несмотря на все старания, здесь пока не получилось.


Проблемы непризнанных автономий (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Приднестровье), где удалось погасить войну, но окончательный мир так и не достигнут, периодически превращают постсоветское пространство в ринг, разводя политиков из разных стран по его углам. Президент Азербайджана Ильхам Алиев заявляет, что Баку никогда не допустит ни независимости Нагорного Карабаха, ни его присоединения к Армении, «даже если конфликт затянется на десять или на сто лет». В свою очередь президент Армении Роберт Кочарян не исключает возможности признания Нагорного Карабаха Арменией или даже его присоединения к Армении, «если давно идущие переговоры по нагорно-карабахской проблеме не дадут результата». Российско-молдавские отношения едва не обернулись разрывом после того как зашли в тупик переговоры по приднестровскому урегулированию, а российских наблюдателей не пустили на молдавские парламентские выборы. Теперь депутаты Госдумы требуют бойкотировать молдавские вина и депортировать из России на родину молдавских нелегальных гастарбайтеров, которых здесь, по минимальным оценкам 200 – 300 тысяч человек. Пикировки между российскими думцами и грузинскими парламентариями по поводу Абхазии, Южной Осетии, российских военных баз в Грузии и многого другого, стали обыденностью.


В дополнение ко всему этому западных членов СНГ постоянно возбуждает соблазн евроинтеграции, что не может не беспокоить Россию, которая хотела бы быть ядром постсоветской интеграции. Хотя реальные шансы Украины или Молдовы войти когда-нибудь в Европейский Союз невелики (во всяком случае, не больше чем у Турции, которая, если ей не надоест, может стоять на пороге ЕС десятилетиями), ориентация на Запад создает здесь такое массовое политическое настроение, при котором объединение в рамках СНГ просто не воспринимают всерьез.


Безусловно, Содружество независимых государств оказывается слишком большим для того чтобы в его рамках могла бы происходить экономическая интеграция всех со всеми. Если на этот счет сначала и были какие-то иллюзии, то к середине 90-х годов они полностью исчезли: в центр идеологии Содружества выдвинулся принцип «разноскоростной интеграции», а важнейшие вопросы своих отношений новые независимые государства стали решать на двусторонней основе. Разумеется, сотрудничество продолжалось. Поскольку стремление к экономической интеграции никогда не умирало, то вскоре возникла идея Единого экономического пространства, объединяющего Россию, Украину, Белоруссию и Казахстан, образовались конкурирующие друг с другом ЕвразЭС и ГУАМ (сюда вошли Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова). Но СНГ здесь не при чем. Новые интеграционные объединения – это то, что, возможно, через какое-то время придет ему на смену. И это будет совершенно новая реальность, которую можно будет назвать пост-СНГ, так же как СНГ стало пост-СССР.


Тем не менее организация Содружества независимых государств выполняла и продолжает выполнять важную работу по решению совместных проблем, которые всегда будут возникать в постсоветской Евразии. Когда президенты стран СНГ встречаются на своих саммитах, им, как правило, удается снять или как минимум смягчить остроту межгосударственных отношений там, где она есть, а там, где ее нет – добиться продвижения сотрудничества. По этой причине Содружество, конечно же, продолжит свое существование, пусть даже всего лишь как «клуб президентов», политическая площадка высокого уровня. Общее историческое прошлое оставило постсоветским странам огромное поле для совместной деятельности, с которого не так-то просто уйти. Кроме того, возникают новые проблемы – такие как взаимодействие в борьбе с международным терроризмом, пресечение евразийского наркотрафика, борьба с распространением СПИДа и масса других. Не использовать для всего этого механизмы СНГ было бы недальновидно.

13:27 08/12/2005






загружаются комментарии