ОЛЕГ АЛКАЕВ: "У СТРАХА ГЛАЗА ВЕЛИКИ"


Узнал о новых успехах родного КГБ на ниве законотворчества, прочел комментарии по этому поводу и задумался. Поскольку я не являюсь ни народным избранником, ни народным любимцем, ни политиком, a потому вещать от имени народа не имею права, то задумался я естественно о себе -то есть о том, каким боком этот новый закон о дискредитации коснется лично меня и таких как я.

ОЛЕГ АЛКАЕВ: "У СТРАХА ГЛАЗА ВЕЛИКИ"

Анализ статей и их правовая оценка - это удел юристов и политиков. Тем более я уверен, что над проектом поправок в УК трудилось немало высококвалифицированных юристов и, конечно же, они сумели придать им необходимое внешнее приличие, а так же заручиться ссылками на прецедент. Меня интересует процесс возникновения самой идеи возврата в средневековье. В чьей очумелой голове она зародилась? Сегодня уже не важно, в какую обертку завернута эта конфета из дерьма, именуемая поправками к Уголовному кодексу республики и названная красивым и малопонятным нормальному человеку словом – «дискредитация». По смыслу этого слова и сложившейся в нашей стране практике за дискредитацию наказывались (и то в дисциплинарном порядке) только носители властных полномочий. И это было абсолютно правильно, потому что дискредитировать власть может только сама власть. А что стало теперь? Что будет с критикой, сатирой, эстрадой, КВН, в конце концов? Непонятно многое. 


Как-то по российским телеканалам «прошёл» видеоролик, где человек, похожий на генерального прокурора Скуратова, в обнаженном виде отдыхал в обществе двух тоже обнаженных прекрасных дам. Казалось бы, какие "мелочи". Но Президент России усмотрел в этой абсолютно безвредной для безопасности государства "акции" признаки дискредитации высокого звания госчиновника и уволил "шалунишку". Наверное, он поступил правильно. Уязвимый для шантажа прокурор никому не нужен. С этим никто не спорит. Но по закону, принятому в Беларуси, теперь нужно будет привлекать к ответственности не генерального прокурора, а всех лиц, принимавших участие в съемке, и телепоказе человека, похожего на Скуратова, то есть не чиновника или политика, дискредитирующего власть, а лицо, разоблачающее "дискредитанта." А если проступок, дискредитирующий власть, граничит с преступлением? Как быть? Закрывать на все глаза? Тогда целый социальный пласт общества, к тому же наделенный огромной властью, становится вне критики и превращается в когорту неприкасаемых. А куда девать из Уголовного кодекса статьи о должностных преступлениях? Ведь нередко возбуждению уголовного дела в отношении должностных лиц предшествуют критические публикации в средствах массовой информации. А как будут расцениваться жалобы обвиняемых на следователя? Ведь почти в каждой из них излагаются промахи или недостатки следственной работы, которые очень легко безо всякой натяжки можно теперь представить либо как клевету на следователя, либо как дискредитацию государства в целом.


Судя по всему, изобретен универсальный закон. Не нужно ломать голову, подыскивая для неугодного человека нужную статью. Теперь все аккумулировано в одном емком слове «дискредитация». А кого или чего - не важно. Подходит решительно все. Отозвался плохо о корове - значит, оскорбил председателя колхоза, а в его лице и все правительство. Пожаловался на милиционера - клевета на МВД и вообще на правосудие.
В общем-то, ситуация не нова. Вспомним декреты Ленинского СОВНАРКОМА о "красном терроре". Поэтому в данном случае, как говорится, история повторилась вновь. Как водится, - в виде фарса. И вот почему.Применен старый чекистский метод: «если врага нет, его нужно придумать». При патологической подозрительности и, мягко говоря, боязливости всенародно избранного, сделать это не трудно. Ему сейчас и пионерский отряд можно представить как источник повышенной опасности. У страха, как известно, глаза велики. Понятно, что по тем же причинам, то есть под воздействием такого же страха, но уже перед батькой, проект закона "одобрен" депутатами. Понятно и то, что запуганные следователи и судьи, проклиная того же батьку, будут вершить своё черное дело, подгоняя какой-нибудь анекдот под указанную им схему опаснейшего государственного преступления. Понятно, что дурить народ – днло для власти тоже привычное. Непонятно только одно: как господин Сухаренко осмелился вводить в уши главы государства откровенно лживую информацию. Неужели совсем, как бы это помягче выразиться, за не совсем здорового его принимает. Тогда крепко рискует парень. А вдруг у батьки наступит просветление и он затребует конкретные сведенья. Подай-ка мне, скажет, фамилии этих диверсантов-террористов. Тут уж секретностью не прикроешься. Придется что-то показывать, что-то пояснять. Ну, с большой натяжкой можно "зубрят" подсунуть. Дескать, опаснейшее военное формирование. Предварительно для убедительности можно "Неуловимых мстителей" прокрутить. И все? Думаю, что нет. Конечно же, для этой цели уже давно КГБ создал определенные провокационные структуры, которые в нужный момент и покажут, и озвучат, и распишут происки вражьих сил. Для этого и приняты законы о предоставлении президенту права прощения "оступившихся и заблудших". Я думаю, что уже скоро звонкие голоса "глубоко раскаявшихся" "революционеров" зазвучат в эфире, потрясая умы граждан Беларуси невиданными и неслыханными фактами вторжения мировой буржуазии в мирную и счастливую жизнь белорусского народа, и попытками отрешения от власти, а может, и лишения жизни вождя всего славянского народа и руководителя будущего СССР.
10:14 12/12/2005






загружаются комментарии