АБСОЛЮТНОЕ ОРУЖИЕ - 2


В начале 2005 года белорусские власти заявили, что в стране выявляется большое количество оружия, которое оппозиция якобы готовит для захвата власти. Тогда все посмеялись над этой глупостью. Но в начале декабря в Минском межгарнизонном военном суде закончились слушания уголовного дела, возбужденного по факту обнаруждения одного из таких складов. Но, странное дело, вместо того, чтобы предать факт огласке, слушания сделали закрытыми, сами материалы дела засекретили. Как сегодня выясняется, было отчего.

АБСОЛЮТНОЕ ОРУЖИЕ - 2

Опасные захоронения


В сентябре 2004 года у механика по ремонту и обслуживанию оборудования ООО “Калі ласка” Владимира Марусина была изъята большая партия оружия: пулемет Калашникова, два автомата АКС-74, три автомата АКС-74У, карабин СКС-45, винтовка Мосина, автоматический пистолет Стечкина, 32 пистолета ТТ, 5 пистолетов Макарова, 4 куска тротила, гранта РГ-42 и более 2,5 тысяч патронов. Сотрудники правоохранительных органов даже не могли вспомнить, когда еще в Беларуси обнаруживался такой арсенал. Понятно, что шуму было много. Особенно всех интересовало, откуда все это “добро” взялось. 


На первых допросах В.Марусин чистосердечно признался, что выкопал оружие на территории одной из воинских частей, которая была расформирована в 1990-е годы. Он также пояснил, что работает на военную контразведку КГБ и давно занимается выкапыванием захороненного оружия, после чего сдает его своим кураторам. Найденную партию, по словам В.Марусина, он якобы не успел отдать.


Кроме последнего утверждения, все остальное сказанное Марусиным, очень походило на правду. В процессе расформирования некоторых советских частей на территории Беларуси, а так же вывода советских войск из стран бывшего соцлагеря, на белорусской земле оказалось огромное количество неучтенного, брошенного оружия. Тогда, чтобы не разбираться, откуда оно, и кто его бросил, оружие с ведома МО закапывали. Хоронили все: от пистолетов и автоматов, до авиационных снарядов. Об этом процессе мы уже подробно писали, поэтому напомним лишь, что места захоронения никем не охраняются, но держатся на контроле военной контразведкой КГБ. Только это ведомство бладает наиболее полной информацией, где и сколько оружия лежит в белорусской земле. Некоторые места знают и офицеры МО, но они боятся даже приблизиться к ним. Как заявил нам один из таких офицеров, военная контразведка периодически проверяет места захоронения и, если заметит раскопки, то впервую очередь начнет тормошить тех офицеров МО, которые занимались “утилизацией” оружия. Именно поэтому офицеры обходят эти места десятой дорогой, чтобы, не приведи господь, их не увидели рядом с ним.


Сам факт, что Марусин долгое время выкапывал захороненное оружие, а военная контразведка ничего об этом не знала, по мнению нашего экперта из МО, выглядит абсурдным. Поэтому с большой долей вероятности можно предположить, что оружие действительно изымалось из мест захоронения с ведома, если не по поручению, военных контразведчиков. Другой вопрос, зачем?



Главное - напугать


Возможно, если бы расследование проводилось действительно независимым органом, правда о тайных операциях с оружием, проводимых военной контразведкой, вышла бы наружу. Но механизм работы правоохранительной системы Беларуси настолько извращен, что вряд ли уже найдется хоть один следователь, который вспомнит, что следствие нужно проводить объективно, а не так как велели. Если же дело стоит на контроле главы государства, то тут следователь самостоятельно даже в туалет во время допроса не выйдет. Мало ли... Нечто похожее произошло и с данным делом.


Александр Лукашенко на своей вотчине знает если не все, то почти все – то, что ему докладывают из “близкого круга”. О найденом арсенале тоже доложили. Случай, учитывая количество оружия, был вопиющий, и президент потребовал выяснить, кто и для чего под Минском вооружается. Так как белорусский президент страдает манией преследования, военная контразведка КГБ Беларуси не растерялась и тут же доложила главе государства, что, по их сведениям, оружие заготавливалось для боевых групп оппозиции, которая готовится к перевороту - если не выиграет президентские выборы. Главе государства также намекнули, что это не первый случай, и где-то существует утечка оружия, вероятнее всего, в какой-то из воинских частей. Реакция “батьки” на такое сообщение была достаточно предсказуема. Президент так прямо и заявил министру внутренних дел Владимиру Наумову: мол, по его информации, обнаруженное милицией оружие похищалось в одной из воинских частей для боевых групп оппозиции. Глава государства взял дело под собственный контроль и велел передать материалы на расследование в военную прокуратуру. Куратором же рассследования стала военная контрразведка, которая получила от президента особо важное задание: продолжить работу по выявлению оружейных складов оппозиции. Даже в самом КГБ мало кто понял, почему вдруг военная контразведка оказалась у президента в таком почете.


Вскоре нашлась и подходящая воинская часть, на которую можно было списать утечку. В.Марусин был хорошо знаком с известным белорусским оружейником майором Сергеем Титовым, проходившим службу в/ч 63755. Ничего удивительного в этом не было, так как оба фактически занимались одним и тем же делом и часто пересекались по работе: Марусин ремонтировал охотничье оружие, а Титова все знали как лучшего в республике специалиста по всем видам стрелкового оружия. Он ремонтировал и пристреливал оружие всем высокопоставленным силовикам и был в дружеских отношениях с Владимиром Наумовым. Но Титова не спасли даже его связи. В глазах президента он стал человеком, который снабжает оппозицию оружием. И это решило его судьбу.


После установления факта знакомства Титова и Марусина в в/ч 63755 была направлена ревизия. Вскоре выяснилось, что номера отдельных деталей оружия, изъятого у Марусина, частично совпадают с номерами оружия, которое проходило как уничтоженное в в/ч 63755. Вслед за этим и В.Марусин неожиданно признался, что изъятое у него оружие было похищено из в/ч 63755 и передано ему именно Титовым. И расследование твердо встало на нужные рельсы.



Официальная версия


Следственный паровоз рванул вперед на всех парах, хотя рельсы под его колесами очень часто были плохо стыкованы и грозили пустить под откос все дело. Но над составом постоянно простиралась длань того, кто в Беларуси чуть-чуть выше Бога, и это спасло расследование от краха. В результате перед судом предстали четыре человека: начальник учетно-операционного отдела в/ч 637555 майор Сергей Титов, начальник цеха по ремонту стрелкового вооружения этой же части капитан Юрий Загдай, уже упоминавшийся Владимир Марусин и работник лако-красочного завода г.Фаниполь Игорь Слуховский, который купил у Марусина два пистолета.


Согласно официальной версии, в 2002 году Титов, желая заработать на продаже оружия, организовал преступную группу, которая занималась хищением оружия из в/ч 63755 и его последующей продажей. С этой целью в группу Титов вовлек Загдая и Марусина. Следствие и суд сошлись во мнении, что Титов, выполняя функции организатора, руководил всем процессом и распределял роли каждого участника ОПГ. Самое странное, что руководство части и коллеги Титова однозначно говорят, что он вовсе не обладал лидерскими качествами, чтобы все это затеять. Мало того, как и все талантливые люди, он был абсолютно неорганизован и к нему часто возникали претензии по выполнению тех или иных поручений. Его ценили только как высококлассного оружейника, в остальном же он был весьма никудышным офицером. Но факт остается фактом, Титов был знаком с Марусиным. Другое дело, что он не имел к разделке оружия никакого отношения и, значит, не мог его похищать. Вот тут-то и пригодился Загдай.


По версии следствия, начальник цеха похищал отдельные части разобранного оружия и через окно учетно-операционного отдела передавал их Титову, который уже выносил оружие из части. Все просто, нет только доказательств. На момент ареста Загдая у следствия были лишь результаты ревизии части. Согласно выводам проверяющих, номера некоторых автоматов из обнаруженной партии оружия частично совпали с номерами того оружия, которое разделывалось в цеху в/ч 63755. Отсюда последовал соответствующий вывод, что оружие похищал Загдай. На первый взгляд, кажется, что все правильно, но это только если не знать всей технологии разделывания оружия и мер безопасности, принимаемых для его охраны, а также некоторых подробностей расследования уголовного дела.



Вооружайся, кто хочет


Как выяснилось в ходе судебного разбирательства, доставка оружия для разборки и его последующее уничтожение были организованы так, что похитить автоматы и пистолеты не составляло особого труда. Схема работала следующим образом. Оружие в часть поступало в ящиках без номерного учета, только по количеству штук. Непосредственно в цеху разделки переписывались его номера, после начинался сам процесс разбора: отсоединялись и повреждались сваркой ствол, ствольная коробка и затвор. Поврежденные части в присутствии начальника цеха по ремонту оружия Загдая, а также ответственных из отдела техконтроля (ОТК) и отдела хранения (ОХ) осматривались, описывались и укладывались обратно в ящики, которые опечатывались двумя печатями – ОТК и ОХ. После этого ящики с разделанным оружием передавались на сохранность в ОХ. Там иногда они накапливались, хранясь по полтора года,а потом грузились в машину и отвозились на Минский автомобильный завод, где все оружие переплавлялось. Как показал в суде один из работников МАЗа, на предприятии никто комплектность ящиков не проверял, как и никто не проверял, все ли части оружия были уничтожены. Мало того, ящики из части иногда и вовсе прибывали с сорванными пломбами, на что также никто внимания не обращал.


Как видно из описанного выше механизма уничтожения оружия, похитить пистолет, автомат или какие-то части к ним не составляло особого труда. Наиболее удобно и безопасно это можно было сделать до поставки оружия на номерной учет, подменив, например, хороший пистолет на негодный, найденный где-нибудь в поле. Отдельные части можно было спокойно похищать и во время транспортировки их на переплавку, где тоже не было никакого контроля. Все достаточно просто и подобным образом при желании за пару лет можно было бы вооружить целую роту. Но следствие намудрило какую-то непонятную схему. Якобы Загдай намеренно не повреждал некоторые части оружия, а после их упаковки похищал из ящиков, после чего вновь опечатывал их. То есть, по мнению следствия, оружие похищалось в самом неудобном месте, в самое неудобное время и после того, как ставилось на учет. Ах да, он еще с похищенных деталей прямо в цеху удалял номера, рискуя, что его в любой момент могут увидеть за этим занятием. К чему было придумывать такие сложности, когда Загдай имел реальную возможность похищать оружие до постановки его на учет. Но следствие этого выяснять не стало. Кроме того, Загдай и Титов заявили в суде, что являлись достаточно квалифицированными оружейниками и вполне могли отдавать себе отчет в том, что восстановить уничтоженный при помощи шлифовального круга номер достаточно легко. Как заявил в суде Титов, похитив по схеме следствия оружие, ему следовало тут же включить секундомер и ждать, когда за ним придут. А получается, что он таким мудреным и опасным способом на виду у всех воровал пистолеты и автоматы целых три года.



Нестыковки


Версия следствия о происхождении найденного оружия и о способе его хищения не выдерживает никакой критики. Во время проведения следственного эксперимента, когда оружие передавалось через окно, было столько шума, что все служащие части только смеялись над представителем военной прокуратуры, который упорно твердил, что оружие похищалось именно таким способом. Не обратила прокуратура внимания и на то обстоятельство, что территория части, куда выходит окно, хорошо просматривается с вышек, потому передачу оружия обязательно заметили бы часовые. А над окном учетно-операционного отдела, куда Титову якобы передавалось оружие, находится караульное помещение. И только полный идиот мог бы идти на такой риск, когда имелось множество других способов для хищения. Кроме того, в узкие ячейки решетки, находящейся на окне, просто не могли пролезть цинковые ящики с патронами, найденные у Марусина даже не распечатанными. Непонятно также, как Загдай мог похищать из ящиков опечатанное оружие, если оно после разделки хранилось в ОХ, а у самого Загдая просто не было печати, чтобы вскрывать эти ящики, а затем опять опечатывать. Впрочем, по мере возникновения нестыковок, следствие быстро корректировало обвинение и процесс этот продолжался даже во время суда.


Первоначально следствие утверждало, что весь изъятый у Марусина арсенал был похищен в в/ч 63755, но затем начали выясняться довольно интересные вещи, и обвинение было пересмотрено. Так, номера с уничтоженными в цеху частями оружия совпали только у 6 стволов пистолетов ТТ, двух ствольных коробок автоматов, двух затворных рам автоматов и стебля затвора винтовки «Мосина». Спрашивается, а остальное оружие откуда?


Совпадение номеров весомая улика, но такие совпадения не редкость на постсоветском пространстве. Например, в той же в/ч 63755 при компьютеризации номерного учета оружия было установлено совпадение номеров 104 (!) пистолетов выпуска 1952-1953 годов. Именно поэтому оружие идентифицируется не только по номеру, но и по году выпуска, чего в рамках данного уголовного дела почему-то вообще не было сделано. Впрочем, совпасть могут все номера, в том числе и по году выпуска, что хорошо видно на примере 104-х пистолетов. По мнению криминалистов, однозначно идентифицировать оружие можно лишь по рисунку, который остается на пуле в момент прохождения через ствол. И только в этом случае оно воспринимается как улика. Такая практика, например, действует по делам об убийствах. Почему же здесь сделали исключение?


Выяснилось также, что пулеметы Калашникова, тротил, гранаты и вовсе никогда не поступали в цех и, значит, не могли быть похищены из части ни Загдаем, ни Титовым. Сам Марусин, когда это стало очевидным, вынужден был признать, что нашел данное оружие на территории расформированной части в г.Поставы. Там же, по его словам, он нашел и нераспечатанные цинковые ящики с патронами – их на поставскую часть пришлось списать после того, как стало очевидным, что они не проходят через решетку на окне.



Невидимки


После пересмотра обвинения на Загдае и Титове, тем не менее, оставили практически все оружие, в том числе и то, номера которого не совпадали с уничтоженным. Сняли лишь пулемет, гранату, тротил и нераспечатанные ящики с патронами. Но возникает вполне резонный вопрос: если ни один из номеров частей 30 пистолетов не совпал с теми, что числились за в/ч 63755, то откуда они?


Возможно, следствие вынуждено было бы найти ответ на этот вопрос, если бы в процессе судебного разбирательства дело развалилось. Но оно было вовремя укреплено двумя интересными свидетелями, в целях защиты которых суд и объявил заседание закрытым. Непонятно, правда, зачем, так как сами свидетели показали, что им никто никогда не угрожал, да и допрашивались они в суде по телефону под вымышленными фамилиями. Даже сами обвиняемые терялись в догадках, кто эти свидетели и, в конце концов, сошлись во мнении, что их в реальности не существует. А вместо их выступают сотрудники военной контразведки КГБ, которые прокладывают делу нужный путь.


Так, один из свидетелей, заявил, что во время следствия якобы находился с Загдаем в одной камере и, войдя к нему в доверие, узнал все о способе хищения оружия. Капитан попробовал опровергнуть данное утверждение, заявив, что в камере всем и всегда говорил, что невиновен и не похищал никакого оружия. Загдай даже заявил ходатайство о вызове в суд и допросе всех сокамерников, но суд отказал обвиняемому в возможности защититься. Даже когда защита нашла вышедшего на свободу одного из бывших сокамерников, его все равно не стали допрашивать. В то же время показания таинственного свидетеля были полностью приняты на веру. Хотя человек-невидимка, несмотря на свои якобы доверительные отношения с обвиняемым, не смог даже сказать женат ли тот, имеет детей или нет, где проживает. Он даже не смог описать, как выглядит Загдай! Кстати, еще одна любопытная деталь. Три года воруя и продавая оружие, (покупателя, правда, нашли только одного) обвиняемые так и остались практически нищими. Мало того, что при обыске у них не нашли никаких денег, Загдай с семьей, несмотря на выгодный бизнес, вообще в общежитии ютился.


Второй свидетель-невидимка показал, что, якобы, состоит в доверительных отношениях с Марусиным, и тот в порыве откровения как-то признался, что Титов передавал ему похищенные пистолеты, автоматы и части к ним. Этим показаниям суд тоже поверил, хотя по делу проходили в качестве свидетелей знакомые Марусина, которые по его просьбе помогали ему прятать арсенал. Уж им-то обвиняемый должен был верить как самому себе, но несмотря на это ни разу даже словом не обмолвился о Титове или хотя бы о том, что кто-то поставляет ему оружие.


Вообще же свидетели-невидимки - довольно уникальная категория. Рассуждая логически, если Загдай по глупости с кем-то разоткровенничался в камере, то наверняка запомнил его лицо. Но тогда зачем этого человека прятать? Вывод напрашивается только один и этот вывод был озвучен в суде защитой и самим обвиняемыми: никаких свидетелей в природе нет. На их месте выступают подставные лица. Скорее всего, - сотрудники военной контрразведки, которые делают все возможное, чтобы никто не заинтересовался, откуда на самом деле появилось изъятое у Марусина оружие.



Наши версии


Исходя из всех имеющихся у нас данных, думаю, вряд ли можно сомневаться, что сотрудники военной контрразведки при помощи так называемых черных копателей вскрывают тайники с оружием. Непонятно только зачем? Мы смогли выдвинуть только две версии.


Первая: кто-то из военной контрразведки организовал выгодный бизнес по продаже оружия.


Вторая: оружие выкапывается с ведома руководства КГБ и складывается в тайники, чтобы затем в нужное время его изъять и объявить, что оно готовилось оппозицией.


Наиболее вероятной нам кажется именно вторая версия, которая хорошо стыкуется с поведением президента. Ведь он не только взял под личный контроль расследование данного уголовного дела, но даже, как говорят в Военном суде, сам же определил сроки наказания обвиняемым. Значит, президент действительно верит, что изъятое оружие готовилось для оппозиции, иначе зачем ему вмешиваться в какой-то грязный криминал? А ведь, действительно, хорошо «батьке» на уши навешали.

13:40 15/12/2005




Loading...


загружаются комментарии