ГАЗОВОЕ ПЕРЕМИРИЕ 2

Историческое значение российско–украинской газовой войны 2005-го - начала 2006 гг. для судеб трех тесно связанных между собой исторически и пока экономически стран – России, Украины и Беларуси, проявится не сразу, но определенные выводы, основанные на пока косвенных свидетельствах вхождения постсоветского пространства в новую эпоху всеобщего распада, можно сделать уже сейчас.

Косвенные последствия российско – украинской газовой войны


Первое наиболее яркое последствие газовой войны мы обнаружим в Москве. Безусловным свидетельством полного «поражения» России, а в ее лице и ОАО «Газпром» в газовой войне между Киевом и Москвой (так сказать, «Москва села в газовую лужу» - термин из белорусской политической публицистики) стал феноменальный рост капитализации российского газового монополиста с 1 по 13 января на 22 % (!) и достижение «Газпромом» уровня капитализации в 200 млрд USD (12 годовых ВВП Беларуси). Фактически каждые пять дней капитализация концерна росла на один белорусский ВВП. Всем бы такая «лужа»...


В этой связи можно смело утверждать, что очередное газовое или иное энергетическое «поражение» «российской империи» на постсоветском пространстве, которое, как в последнем случае, будет сопровождаться ростом капитализации ее компаний по 40-45 млрд USD в две недели, каждый раз будет со все большей очевидностью демонстрировать исключительно пропагандистскую основу любой западноевропейской информкампании о срочной необходимости диверсификации поставок энергоносителей в страны ЕС. Учитывая, что цена вопроса составляет около 10 млрд USD за 1% диверсификации, то с высокой степенью уверенности можно говорить о наличии солидного слоя европейского бизнеса и европейской политики, заинтересованных в раскручивании данного вопроса. Российские энергетические монополии вовсе не против информационных кампаний (даже в антироссийском формате) о необходимости сокращения поставок того же газа из России, которого действительно на материке не так уж много, и он нужен самой России. Более того, не исключено, что тот же «Газпром» через десятки подконтрольных структур в Западной Европе эти информационные кампании и стимулирует. Зачем?


По заведенной с некоторых пор традиции, «Газпром» строит новые газопроводы исключительно на заемные деньги. В частности, большая часть инвестиций в Северо-европейский газопровод предоставила Германия. Так что если Европа задумает тянуть газопроводы через Украину и далее по Черному морю или через Турцию, затем по Ирану (!) или через весь Кавказ и Каспий, то в итоге обнаружит в туркменских песках все тот же давно знакомый «Газпром», который откупил туркменский газ до 2028 года. Алексей Миллер скажет большое спасибо. А других маршрутов нет, как и доступного газа! Говорят, что в Боливии его много…


Между прочим, не отказался бы «Газпром» и от аренды второй нитки газопровода «Ямал-Европа», если бы Беларусь, вместо вкладывания в 2006 году 1,5 млрд USD в новый Ледовый дворец в Минске и третью по высоте на планете телевизионную башню, построила новую транзитную газовую магистраль. Но наверное стадион нужнее…


Второе масштабное последствие российско-украинской войны мы найдем в Минске.  Учитывая, что назначение выборов практически совпало с подписанием контракта на поставку газа в РБ на 2006 г. (27 декабря 2005 г.), то быстро обнаружилось, что президент владеет несокрушимым предвыборным оружием – поразительно низкой ценой на природный газ. «Победа Лукашенко над Москвой», а именно в таком ключе белорусский электорат воспринял рекордную в 2006 году цену за «голубое топливо» (46,68 USD за 1000 м.куб), приобрела едва не мистический характер на фоне ужасающей по накалу российско–украинской газовой войны. Белорусские власти, со своей стороны, прекрасно понимают огромную электоральную ценность заявленной цены на газ и испытывают постоянный дискомфорт из-за необходимости как-то вразумительно объяснить природу столь масштабного льготного феномена.



Покупка «третьего срока» А. Лукашенко


Предварительный расчет показал, что если опираться на базовую цену – цену российского природного газа, предложенного Украине и закрепленного в соглашении с Киевом от 04.01.06 г., то общая стоимость российской газовой преференции экономике Беларуси достигает более 3,8 млрд USD в год. Естественно, что никакими мифическими военными  базами, оплата которых проходит по совершено другим долгосрочным соглашениям, и транзитом в Калиниград (через Литву?), на что весь последний месяц постоянно кивает А. Лукашенко, столь огромную сумму (20% ВВП РБ) «закрыть» невозможно. За вычетом транзита российского природного газа на Запад, эти деньги как раз составляют стоимость 51% акций ОАО «Белтрансгаз».


Однако отдать в руки политических оппонентов свою «газовую тайну» - цену покупки третьего президентского срока, А. Лукашенко не может. Отсюда понятны опасения белорусского руководства, что информация о продаже «Газпрому» 51% акций ОАО «Белтрансгаз» станет широко известна в ходе предвыборной борьбы. Испытывая общую нервозность, за последние три недели А. Лукашенко практически в каждом своем публичном выступлении сам неуклонно возвращается к теме цены за поставляемый в РБ природный газ. Несмотря на то, что формально его никто об этом не спрашивает, белорусский президент постоянно оправдывается, что столь низкая цена не является российской благотворительностью. Не исключено, что рано или поздно о судьбе ОАО «Белтрансгаз» А. Лукашенко просто публично проговорится.


Вслед за А. Лукашенко и белорусские электронные СМИ вынуждены демонстрировать целые сюжеты о ценности ркспублики для РФ, как единственного верного союзника и партнера по Союзному государству, которому Россия обязана поставить газ по цене прошлого года. Естественно, что с экрана никто и не вспоминает о существовании ОАО «Белтрансгаз», чтобы не дай Бог не дать повод для сомнений и сопоставлений. Вместо этого белорусские государственные СМИ активно пропагандируют тезис, что сохранение для РБ в 2006 году поразительно низкой цены на газ является ни чем иным, как ярким свидетельством полной политической поддержки Путиным стремления Лукашенко побороться за свой третий президентский срок.


Любопытно, но и белорусская оппозиционная политическая публицистика, прекрасно информированная о продаже 51% акций ОАО «Белтрансгаз», видимо из-за необходимости соблюдения правил предвыборной пропагандисткой борьбы, вынуждена упорно замалчивать факт, что «третий срок» Лукашенко является не чем иным, как коммерческой сделкой и на самом деле газ куплен по почти украинской цене. В оппозиционных СМИ с небольшими пропагандистскими изменениями повторяется почти слово в слово формула лукашенковской пропаганды– «цены на газ для Беларуси на 2006 год (46,68 USD) – пример несокрушимой поддержки Москвой  антинародного режима Лукашенко в борьбе за пожизненное президентство». Возможно, что оппозиционные пропагандисты стремятся заранее подыскать доводы для того, чтобы как-то объяснить как Западу, так и своему политическому активу причины поражения единого кандидата на выборах. 



«Газовый» порог


Однако, судя по всему (репортажи БТ от 11 – 13.01.06 гг.), эскалация российско–белорусского газового противостояния оказала на белорусского президента сильное эмоциональное воздействие. Если порог разрушения экономики Украины находится в радиусе 120 USD за 1000 м.куб. природного газа, то Лукашенко прекрасно осознает, что белорусская экономика, традиционно более слабая и энергозависимая, чем украинская, вряд ли переживет и сотню долларов за газ. При 120 USD со всей очевидностью встанет вопрос о сохранении за Лукашенко должности президента. Это его личный должностной «газовый» порог. 


Конечно, белорусский президент понимает, что он проиграл энергогонку. Радуясь доходам от переработки подорожавшей российской нефти, он проморгал рост цен на газ. Рассчитывая выбить приемлемую цену на газ политическими заявлениями и обещаниями, он не ожидал, что столкнется с новой российской политической реальностью, которая со всей очевидностью проявилась в российско–украинской газовой войне – Россия осознанно уходит из политической жизни постсоветского пространства, выводит своих соседей на мировые цены на российский импорт, перестает держать сферу своего политического влияния энергетическими и торговыми преференциями. Прошлая форма союзничества в уплату за рынки и дешевую энергетику на примерах Беларуси и Украины продемонстрировала свою полную непригодность. Оказалось, что сосед – политический противник более выгоден хотя бы своей договороспособностью, чем сосед – купленный союзник. В результате срабатывает стандартное правило мировой торговли: где кончаются льготы и привилегии, а побеждает рынок и мировая цена – там исчезают сферы влияния и империи


Эти новые законы российской международной политики будет трудно переварить на постсоветских просторах, где еще с советских времен было заведено все местные политические проблемы сваливать на заранее во всем виноватую Москву. Наиболее ярко это проявилось в разгоревшемся в Киеве буквально на следующий день после окончания газовой войны политическом кризисе.


Газовая война между Москвой и Киевом оказала глубинное дестабилизирующее воздействие на экономику, как Украины, так и Беларуси. Продемонстрировав мировому бизнесу отсутствие конкурентоспособности экономик этих стран, для которых уже треть мировой цены на газ равносильна коллапсу, Россия одним махом выиграла войну за инвестиции на постсоветском пространстве. Дело в том, что невозможно планировать промышленное производство, где окупаемости надо ждать по 5-10 лет, если нельзя даже спрогнозировать энергетику проекта. На что опираться? На политическую изворотливость белорусского/украинского президентов? Тогда уж лучше вкладывать капиталы куда-нибудь поближе к источникам энергии и сырья. 


Как жить дальше? Надо что-то продавать. Можно только представить состояние белорусского президента на утро 4 января – он продешевил с продажей «Белтрансгаза»! Это ощущение у него окрепло, когда обнаружилось, что с 1 января были задействованы все резервные мощности российского газопровода «Ямал – Европа», пролегающего по территории РБ, и отправляющего российский газ на экспорт. 


Судя по тому, что 8 января в Минске оказался зампред «Газпрома» А. Медведев, успевший не только выступить за команду «Газпрома» в рождественском хоккейном турнире на приз белорусского президента, но и переговорить с Лукашенко о газовых проблемах «с глазу на глаз», нервозность белорусского руководства не стала тайной или сюрпризом для руководства ОАО «Газпром». Но главной темой беседы Медведева с Лукашенко была не сама сделка по передаче ОАО «Белтрансгаза», а о возможности немедленно, не дожидаясь окончательного оформления документов, «догрузить» белорусскую трубу для транзита на Запад. В Минске смекнули – параллельно с процессом передачи контрольного пакета в руки российского газового концерна пришло время готовиться к возвращению «Белтрансгаза» в «общенародную собственность». 


Начиная с 8 января и дня не проходит, чтобы белорусский президент не стенал об «энергетической независимости» и развитии местных источников энергии. После 11 января к вышеназванным темам добавились жесткие требования к Москве обеспечить транзит среднеазиатского газа, в том числе туркменского, между прочим, уже закупленного «Газпромом» до 2028 г., в Беларусь через российскую территорию.


Можно смело прогнозировать, что в январе–марте постепенно и строго дозировано через государственные, прежде всего электронные, СМИ начнется мобилизация белорусского электората на защиту «национального достояния» или «фамильного серебра» - ОАО «Белтрансгаз», от загребущих лап российского монопольного газового концерна. Расчет здесь прост: столкнувшись с общенародным протестом, «Газпром» уступит и уже поздней осенью 2006 года можно будет попробовать снова перепродать «Белтрансгаз» тому же «Газпрому», в очередной раз включив цену контрольного пакета акций в цену газовой поставки в РБ уже на 2007 год. Дальше по схеме… Сколько перепродаем «Белтрансгаз» - столько и сидим в президентах. Кто не понимает – может дальше развлекаться сбором подписей, пропагандисткой трескотней и регистрацией кандидатов на очередных выборах.


Между прочим, Москва не спускает глаз с белорусского президента. Стоило Лукашенко 12 января порассуждать о невозможности объединиться с Россией и необходимости любыми путями добиться энергонезависимости путем доставки газа от Туркменбаши, как министр иностранных дел РФ Сергей Лавров мгновенно отреагировал угрозой, заявив 12.01.06 в интервью радиостанции «Эхо Москвы», что российский газ будет продаваться во все страны, включая Беларусь, по рыночным ценам.



Покупка украинских выборов


Третье косвенное свидетельство российско-украинской газовой войны обнаружилось в Киеве, где быстро выяснили, что цена в 95 USD реально обеспечивается лишь в 2006 году (более-менее жестко только на первый квартал), а затем за ее стабильность по сути отвечает не Москва (хотя переговоры шли с ней), а Ашхабад. Москва не долго думала и сработала по схеме: хотел Лукашенко выиграть президентские выборы 2006 года – плати за газ частью деньгами по минимальной ставке, а 4/5 цены бартером – акциями белорусской газотранспортной сети. Так же было и с Украиной – хотел Ющенко победить на парламентских выборах в марте 2006 г. - получи ореол победителя Москвы, выбившего из «Газпрома» приемлемые цены в 95 USD, но только на время, буквально на несколько месяцев. Проблем нет, можно обо всем договориться.


В результате довольны все. Так сказать, «пророссийская» часть украинского парламента упрекает власть в «продаже Родины» и требует вернуть 50 USD за 1000 м.куб., что равносильно превращению России, на которую они любят ссылаться, в украинскую колонию. По ходу отправили в отставку правительство. «Прозападная» власть твердит о том, что «отрубила руки кровавой империи» и ее победа несомненна, а Ющенко привез в Астану на встречу с Путиным целый проспект возможных маршрутов новых уже российско–украинских газопроводов. Заодно в Крыму стали захватывать арендованные российским черноморским флотом маяки. Вот и строй после этого газопроводы…


В Беларуси все это уже проходили: захватывали российские продуктопроводы, в каждом политике искали «руку Кремля», новые цены на энергоносители объявляли «газовым терроризмом» и «политическим давлением». Попутно меняли собственников на предприятиях, вышвыривали российский бизнес, хватались то за пиво, то за яйца (украинский вариант – реприватизация, цены на мясо и бензин), а в итоге пришли к конституционным реформам путем всенародных опросов – референдумов. Неужели стадия лукашенизации не минует и Украину? Но при чем здесь российский газ? А притом…


(Продолжение следует)

11:31 16/01/2006






загружаются комментарии