Обреченный!

Счастья, которого многие с трепетом  ждали последние два месяца, опять не случилось. Событие, к которому тщательно готовились политики в России и Беларуси, отложено на неопределенный срок. Интеграционный пафос развеялся словно туман на берегах Невы. Что же тогда произошло в Санкт-Петербурге во время встречи Владимира Путина и Александра Лукашенко? Ровным счетом ничего!

Обреченный!

О том, что преславутый Конституционный акт Союза России и Беларуси готов и согласован сторонами, нам регулярно сообщают каждый месяц в течение последних полугода. Потом оказывается, что неожиданно появились новые поправки и текст надо немного доработать. Наконец, в ноябре президенты должны были встретиться в Москве и Акт утвердить. Без объявления причин встречу дважды переносили, хотя белорусский президент заявил толпе российских журналистов, что никаких разногласий нет и предложил саммит глав государств провести в декабре 2005 в  Минске, чтобы подчеркнуть особую роль Беларуси в священном деле единения славян. Встреча прошла в конце января в Санкт-Петербурге и не принесла интеграторам облегчения.


Чтобы высосать из поездки в Россию хоть какую-то пользу накануне выборов, Александру Лукашенко пришлось собирать в резиденции руководителей трех белорусских телеканалов и объяснять народу, что ничего страшного не произошло, и он по-прежнему велик и могуч. Неубедительность аргументов Лукашенко и чрезмерная резкость его угроз только подтверждает осторожные предположения экспертов, что белорусский президент «на нерве».


Кремль ставит перед Лукашенко конкретные вопросы и требует на них ясные ответы. Подписание Конституционного акта увязывается с решением конкретных экономических проблем – приватизация «Белтрансгаза» и введение единой валюты. Без этого очередной союзный договор в Москве считают бессмысленным. В России спешат получить минимальные экономические гарантии будущей интеграции накануне президентских выборов в Беларуси. В Москве не верят в победу оппозиции, но уже не считают и победу Лукашенко безусловной и неизбежной, а его будущее - безоблачным. «Подождем до марта. Он все равно никуда не денется», - говорят в Москве, говорят спокойно, даже лениво.  


«Непреклонно одно, есть фундаментальный принцип построения союза - это принцип  равноправия. На этом принципе мы и будем строить наш Союз, но если мы его нарушим,  то не построим никакого Союза. Мы создадим проблемы для других поколений, даже, может, для самих себя, и потом будем их героически преодолевать. Да, я боюсь этого. Этого боится и российская сторона», - оправдывался Лукашенко по телевизору. Да ничего российская сторона не боится, она не видит больше в белорусском лидере сильного игрока, она уверена в его обреченности и, следовательно, управляемости.


Александр Лукашенко пытается демонстрировать свою силу, способность справиться с ситуацией внутри страны: «Любое телодвижение в сторону дестабилизации обстановки - головы сверну. А что касается посольств, которые общаются с оппозицией: если что-то подобное произойдет - вылетят в одни сутки». Но маховик запущен, Запад не отступит. После президентских выборов, осенью пройдут выборы в органы местного управления. Власть, устояв весной 2006, может рухнуть уже осенью. Россия, наверное, заступится, но только из принципа «власть в обмен на объединение», а если нет объединения, то зачем им нужен Лукашенко, когда Кремль по рыночной цене и с Милинкевичем договорится. Поэтому всем так скучно и не интересно наблюдать за белорусским лидером, обреченным и предсказуемым.

12:58 29/01/2006




Loading...


загружаются комментарии