Владимир Познер: «Спешить с объединением не следует»

Даже если бы завтра в результате выборов в Беларуси произошли серьезные изменения во власти, не было бы Лукашенко, а пришел кто-то, скажем, похожий на Ельцина или Горбачева, то спешить с объединением не следовало бы ни в коем случае. Об этом в эксклюзивном интервью «Белорусскому партизану» заявил известный журналист, автор и ведущий программы «Времена» Владимир Познер.

Владимир Познер: «Спешить с объединением не следует»

- Владимир Владимирович, почти 10 лет назад вы первый раз участвовали в большом обсуждении перспектив объединения России и Беларуси – тогда очень много об этом писали, снимали передач на телевидении, много мнений и различных точек зрения высказвали эксперты. Сейчас опять эта проблематика активно муссируется. Говорят о скором принятии Конституционного акта и даже о проведении референдума в двух государствах. Вполне вероятно, что вам опять придется участвовать в этих обсуждениях. По вашему мнению, что-нибудь изменилось в обществе по отношению к этой теме? Изменилось ли ваше личное отношение к этому вопросу.


- Мне кажется, что в российском обществе мало что изменилось. Думаю, что большинство россиян по-прежнему хотели бы, чтобы было единое государство, безусловно, считая, что место России в этом государстве является главным. Так было и, мне кажется, настроения остались такими же. Что касается лично меня, то я и тогда не считал союз возможным, и сегодня не считаю его возможным. И думаю, что за эти годы, учитывая то, как развивались Россия и Беларусь, различия между ними стали еще большими. Причем стали большими и психологичесикие различия, которые людям, может быть, не так видны. Мне кажется, что россияне все-таки меняются и довольно заметно. А белорусы остались такими, какими были. Это в какой-то степени, если представить это объединение сейчас, может напомнить объединение ГДР и ФРГ. Подавляющее большинство жителей ГДР мечтало о воссоединении, но совершенно не представляло себе, что такое рыночное общество. Очень не просто все это было. При том, что ФРГ очень богатое государство, что выделялись гигантские деньги на поднятие ГДР, все равно там осталось очень много людей, которые недовольны. Более того, они хотели бы вернуться в прошлое состояние. Ясно, что Беларусь не ГДР, а Россиия не ФРГ, но нечто похожее могло бы произойти.


Так что моя позиция такова: даже если бы завтра в Беларуси в результате выборов произошли серьезные изменения во власти, не было бы Лукашенко, а пришел бы кто-то, скажем, похожий на Ельцина или Горбачева, то спешить с объединением не следовало бы ни в коем случае.


- Если за 10 лет Беларусь и Россия не стали ближе, а, наоборот, отошли друг от друга, то почему, по вашему мнению, тема объединения не утихает, почему и российское общество, и даже элита эту тему так охотно поддерживают и даже эксплуатируют.


- Думаю, это связано с имперскими настроениями и даже с имперским нутром большинства россиян.


Я как-то пробыл два месяца в Португали. Меня совершенно поразили настроения жителей этой страны: они живут с каким-то взлядом назад, на времена 15-16 веков, когда Португалия была мощнейшей державой, открывшей очень многое в Латинской Америке и даже в Китае и Японии. И потом они лишились этого всего. Но ностальгия по великой Португалии продолжает жить и в песнях, и в музыке, и в помыслах людей, которые прекрасно понимают, что этого никогда не будет. Но вот этот след остался. Мне кажется, что для россиян очень долго будут болеть эти «отрубленные» части империи, которая никогда не вернется. И на любое предложение об объединении с кем бы то ни было - с Беларусью, Украиной и так далее, уверяю вас, они будут говорить «да!». То есть, с одной стороны, народ подсознательно хочет этого, а с другой – элита, конечно, «играет» свою политику, играют разные политические партии, без сомнения, прекрасно чувствуя народные настроения. Собственно, на этих настроениях они и играют.


- Европейские политики и уж тем более американские резко отрицательно относятся к Лукашенко, а российские, в основном, говорят: да, может быть, он лично нам не совсем приятен, но, как недавно сказал Затулин, «писать против ветра бессмысленно». Поэтому мы, исходя из своих интересов, должны с ним сотрудничать. На ваш взгляд, насколько далеко должна зайти Россия в отношениях с Лукашенко на фоне международного давления на белорусский режим и не повторится ли ситуация, которая произошла с Милошевичем?


- Конечно, всякая страна во взаимоотношениях с кем угодно должна исходить из своих собственных интересов. С другой стороны, нужно взвесить: для долгосрочных интересов России важнее сейчас поддерживать Лукашенко или все же важнее принять точку зрения Запада на Лукашенко как на диктатора, нарушающего законы и права человека?


Я не хотел бы быть в положении человека, который должен решать эту проблему. Поскольку я не приемлю Лукашенко, мне эмоционально проще принять точку зрения Запада и сказать: а зачем это нам нужно?. С другой стороны, я вспоминаю знаменитое изречение Гарри Трумана по поводу Самосы: «Да, это сукин сын, но это наш сукин сын».


Все-таки возникает вопрос: «Лукашенко – наш сукин сын?. Вот тут у меня есть сомнения. Самоса целиком и полностью в своей политике, в своем поведении зависел от Соединенных Штатов Америки, был антикоммунистом, так же как США, и действовал соответствующим образом. А вот в какой степени Лукашенко является «нашим сукиным сыном»? Я считаю, что нужно именно это рассматривать. Если все-таки наш, то можно учитывать это. Но я повторяю: у меня на этот счет есть сомнения. И если я прав в своих сомнениях, то его не надо поддерживать, потому что мы теряем в глазах западной общественности престиж.


- Владимир Владимирович, несмотря на то, что для российского общества тема объединения актуальна, люди охотно об этом говорят, хотят этого объединения, несмотря на то, что для многих российских политиков это какой-то политический ход, почему на российском телевидении, в частности в программе «Времена», так редко появляются репортажи из Беларуси, так редко обсуждается белорусская ситуация, особенно по сравнению, скажем, с украинской?


- По сравнению с украинской – очевидно. Такого противостояния, такого конфликта, национального и прочего, между Беларусью и Россией нет. В этом смысле Лукашенко все-таки не смотрит на Запад.


Есть российско-белорусские отношения. Ну, отношения и отношения, не лишенные какого-то драматизма. Поэтому собственно нечего обсуждать. Если обсуждать, что происходит внутри Беларуси, как отдельную тему, это, прямо скажем, стремно. Потому что нам могут сказать:«вмешательство в наши внутренние дела». Значит, как это можно обсудить? Вероятно, в плане какого-то события, например, того же предполагаемого объединения. И обсуждать надо вопросы: как, с кем, на какой основе, с какими политическими реалиями. То есть, только если будет какое-то событие, от которого можно было бы оттолкнуться.


А то, что вообще Беларусь на наших каналах не очень фигурирует, объясняется тем, мне кажется, что есть определенный политический заказ: не трогайте! В конце концов, Лукашенко не вечен, поэтому лучше не обострять отношения.

12:09 31/01/2006






загружаются комментарии