Александр Милинкевич: в Беларусь вернулся тотальный страх

Завершающим этапом вчерашнего пребывания в Москве единого кандидата от объединенных демократических сил Беларуси на пост президента Александра Милинкевича стало его участие в прямом эфире на радиостанции «Эхо Москвы». Судя по вопросам, которые задавали Милинкевичу ведущий и слушатели программы, в России не очень хорошо осведомлены о ситуации в Беларуси. А что касается ответов Милинкевича, то, похоже, они во многом определяют его программу действий как возможного президента страны. Мы публикуем фрагменты интервью.

Александр Милинкевич: в Беларусь вернулся тотальный страх

- Любой взрослый москвич знает о райской жизни ваших пенсионеров, шведской чистоте в городах и порядке во всем. Все помнят, что Беларусь была самой процветающей в СССР, подкосил Чернобыль и перестройка. Сегодня без своих полезных ископаемых, без денежных вливаний из-за рубежа Беларусь возродилась и процветает. Валовый прирост - 9,6% в год. Зачем вам менять президента, зачем менять коня на переправе и искать от добра добра?


- Валовый продукт действительно в Беларуси растет - рекордные темпы для всей Европы, в том числе для западной. Но надо еще говорить и об инвестициях, обязательно о прибыльности предприятий. И вот если брать эти параметры, то не совсем уж такая благополучная картина. Дело в том, что инвестиционный климат в Беларуси один из худших в СНГ. Кроме того, более 30% предприятий нерентабельны, они производят продукцию, которую трудно продать. Так что в экономике не все так благополучно. Сегодняшнее положение экономики – положение накануне большого кризиса. Мы производим и ВВП большой, потому что на склад складываем, а дальше проблема продать. Вот если мы сравним, как торгуем с Россией, то показатели все хуже и хуже. Резко снижается товарооборот. Пока мы производили не очень качественную продукцию на устаревшем оборудовании, и в России были большие нефтедоллары, все шло хорошо. Сейчас уровень жизни в России повышается, и требования к товарам становятся выше. Вот мы и не можем в России продать. А западные рынки мы все потеряли в силу своей самоизоляции от Запада.


Или, например, сельское хозяйство. Беларусь всегда была сельскохозяйственной республикой в Советском Союзе. У на есть колхозы с хорошей прибыльностью, но огромное количество абсолютно нерентабельных, и в офшорную дыру туда утекают бюджетные деньги. Фермерство не развивается. Бизнес малый и средний удушается, его все меньше и меньше. Большого независимого бизнеса нет. То есть, нет свободы личности, свободы информации, свободы для предпринимательской деятельности. Тут мы переходим к другому качеству жизни. Сейчас государство берет на себя все и понемножку каждому раздает, а очень важно, чтобы государство давало людям свободу в развитии.


- Во имя чего? Ведь многие россияне думают: на кой ляд нам это нужно - свобода слова, демократия и так далее, если можно этим пожертвовать во имя выживания?.


- В Беларуси вопрос выживания не стоит, как и не стоял. Я сейчас не об этом говорю. Вот когда я езжу по регионам страны, приезжаю в маленькие города, в деревни, то слышу только одно: защитите ли вы наше достоинство и избавите ли вы нас от страха? Вот об этом, мне кажется, в России не знают. Не знают о том, что в Беларусь тотальный страх вернулся.


- В чем проявление этого страха?


- Я могу рассказать схему. Чтобы люди имели абсолютную зависимость от власти, власть ввела контрактную систему. Вроде она есть во всем мире. Но наша контрактная система - это система краткосрочная. Человек заключает короткий контракт, и если он лояльный, то подольше продержится, если нет – покороче. И человек каждый раз, идя на работу, боится, что его уволят. Участвуешь в политической жизни, в общественной организации, в партии, на митинги идешь – вот за это тебя с работы могут уволить. И вот такой тотальный страх он сильно унижает людей. Люди чувствуют неуверенность в завтрашнем дне. В советское время не было такого страха, как сегодня в Беларуси.


- Каково все-таки имущественное расслоение в Беларуси, существует ли оно? Беларусь очень частно представляют в России, с одной стороны,как аскетичную во многом, а сдругой - как страну большой социальной справедливости.


- Беларусь - страна относительной социальной защищенности. По минимуму. Это так. Но у нас есть свои олигархи, есть свои богатые люди и это люди, которые, как правило, во власти. То есть, независимого большого бизнеса в Беларуси нет. Это часть властных структур, и люди, которые имеют отношение к этому, зарабатывают довольно пристойные деньги. Как правило, это деньги не явные, не открытые, потому что это нелегальный способ добывания средств к существованию.


Но расслоение общества, несомненно, есть. В Беларуси есть богатые люди, хотя, конечно, не такого масштаба, как в России.


- Скажите, пожалуйста, что оппозиция в вашем лице конкретно может противопоставить этой форме власти, форме устройства общества? Чтобы, с одной стороны, не лишиться социальной защищенности, а с другой - придать элементы, во всяком случае, демократические и стремиться к этому.  


- Я думаю, что командная экономика - экономика кнута. Она вообще не дееспособна. Поэтому первое, что нужно сделать – дать экономике свободно развиваться. Я уже говорил о том, что малый и средний бизнес умирает, а мы начнем возрождение экономики как раз с малого и среднего бизнеса. Мы не проведем тотальной приватизации. Если и будет приватизация, то это будет приватизация малых и средних предприятий, тех предприятий, которые нерентабельны. А большие предприятия, их контрольный пакет акций останется за государством. Это тоже гарант определенной стабильности в Беларуси. И, по крайней мере, экономическая программа, которая разработана лучшими экономистами Беларуси, твердо дает гарантии, что пенсии не уменьшатся, могут только увеличиваться. И, кроме того, уж точно будут платиться своевременно, что считают большой заслугой сегодняшние власти. Мы в состоянии это сделать. Кроме того, мы снимем самоизоляцию страны. Вот это для Беларуси большая беда. Беларусь испортила отношения с большинством стран, не только западных и европейских, но даже со своими соседями. И с Россией, я бы не сказал, что такие уж хорошие отношения. Мы в состоянии с Россией построить лучшие отношения - более правдивые, более предсказуемые, более взаимовыгодные.


-А может быть, не Беларусь виновата в том, что она находится в определенной изоляции со стороны Европы, может быть, это действительно целенаправленные, как очень многие считают, действия Европы и США на раскол союза, который видят крепким, слишком может быть крепким для враждебных взглядов Европы и Америки? Ведь в России существует такая точка зрения


 - Да, такая точка зрения существует действительно. Но есть международные обязательства, взятые на себя Беларусью. Многократные. И они постоянно нарушаются. Беларусь просто призывают: пожалуйста, соблюдайте свои обязательства. Понимаете, когда меня приглашают в гости, и я один раз поведу себя неприлично, второй, тогда говорят: подождите, воспитайтесь и придите в нормальном состоянии. И Беларусь сама виновата, ее 12 лет пытались воспитать и призвать к соблюдению демократических норм, прав человека и фактически режим на это не откликнулся. Это большая беда наша, потому что самоизоляция в современном мире - это катастрофическая вещь.


– Экономика имеет вид стабильной, на ваш взгляд, и это чревато чрезвычайным кризисом. Так?


- Она псевдостабильна. Потому что она исчерпала свои командные ресурсы. И дальше эта экономика не может развиваться. Обязательно будет ее деградация, что уже наблюдается.


- Для того, чтобы подтолкнуть эту экономику, нужно оживление жизни общественной и бизнеса?


- Надо дать свободу экономике, потому что командные экономики изжили себя. Мне кажется, что это уже прошлый век. И сегодня командные экономики не могут сработать.


- Скажите, пожалуйста, Александр Владимирович, может быть, стоит признать, что такая несменяемость руководства, проведение референдума, который все-таки показал, что можно продолжать одному и тому же президенту, вопреки бывшим положениям, скажем так, Конституции, избираться и на следующий срок. Может быть, это специфика, которую в отличие от многих других государств Беларусьучитывает?


- Нет, это не так. Есть социология, и просто мои поездки по всей стране показывают, что абсолютное большинство белорусов хотят перемен. Не все понимают одинаково эти перемены. Но так дальше жить люди не хотят.  Многие понимают, что перспектив у этой модели нет. И я бы не сказал, что сегодня власть Беларуси пользуется широкой поддержкой. Вот мы ездим сейчас по маленьким городам и большим и примерно так: 25-30% подписывают за нас сразу же подписные листы, примерно такое же количество поддерживает власть и остается 35-40% тех людей, которые не определились. Тотальной поддержки власти нет.


-  Первый вице-премьер России Сергей Иванов совершенно определенно заявил на конференции в Мюнхене, что Александр Лукашенко - самый популярный политик в Беларуси и он наверняка будет избран в марте этого года.


- О каких политикам мы говорим? В стране вообще нет политической жизни. 12 лет на экранах телевидения, у нас только государственное телевидение, один человек. У нас даже премьер-министр фактически не появляется, его не знают и министра иностранных дел не знают. Я уж не говорю о других. То есть, один человек постоянно на экране. Один человек вещает и говорит о том, как он будет спасать нацию, ее благоденствовать и так далее. Естественно, что люди, видя одного человека, считают, что у нас больше никого нет. И более расхожая фраза: а кто, если не он. Как другой появится? У белорусских политиков вот этой кампании рейтинги были полтора-два процента. Но как стать известным, если у тебя нет масс-медиа. А тем более у нас и печатные сокращаются. 60 независимых газет было 4 года назад, а сегодня фактически 3 осталось. То есть в этой тотальной информационной изоляции политическую жизнь трудно себе представить. Поэтому хотим мы или не хотим, а Александр Григорьевич будет опять президентом. Но понимаете, надо дать право голоса и другим.


- Можете ли вы сказать, учитывая опыт предыдущих выборов, что вы уверены или не уверены в справедливости выборов? Я не говорю о результатах, а о проведении выборов, о совокупности всех действий, которые составляют выборы.


- Я бы уже сегодня сказал, что выборы в Беларуси абсолютно недемократические. Раз нет равного доступа к СМИ, это уже выборы абсолютно незаконные. А кроме того, сам подсчет голосов в Беларуси происходит так, что ни в какие рамки это не входит. Во-первых, у нас есть длительное предварительное голосование. На этом голосовании людей заставляют голосовать, а потом заменяют эти бюллетени. Это общеизвестный факт, не я первый об этом говорю. Кроме того, в комиссиях, например, которые будут считать голоса, на всю страну, на 6 тысяч участков взяли только одного человека, который представлен от широчайшей коалиции. Мы представили всюду множество потенциальных членов комиссий, но их не взяли. Взяли только тех, кого утвердила исполнительная власть. Но если она такая смелая, уверенная в своем рейтинге, в своих возможностях, почему не пустить нас подсчитать голоса...


- Скажите, пожалуйста, если вы говорите о такой ситуации неравноправия, как далеко вы можете зайти в опротестовании выборов, если будете зарегистрированы в качестве кандидата? Может ли быть белорусский «майдан»? Может ли пойти на это оппозиция?


- Белорусские демократические силы абсолютно против революций. Мы не хотим никаких выходов на улицу. Мы требуем от власти только одного: проведите справедливые, честные выборы. Если власть не хочет жить по Конституции, которую сама же приняла, то я знаю, что многие мои соотечественники выйдут на улицу, потому что они имеют все-таки человеческое достоинство. И унижение постоянное, многократное, особенно оно проявляется во время выборов, приводит к тому, что люди протестуют. Я знаю одно, что это будет абсолютно мирный выход. Не знаю, соблюдет ли рамки мирного выяснения отношений власть, потому что выступления по телевидению были очень жесткие. Президент обещал открутить головы тем, кто выйдет на улицу. Я считаю, что это конституционное право людей. Да, может быть такое. Но лучше бы власть провела выборы по закону.


- Если у оппозиционеров украинских год с лишним назад была оранжевая символика, то здесь все говорят о джинсовой. Это что такое, это кто выдумал?


- Это наше молодежное движение выбрало именно такую символику. Кроме того, они еще используют и просто синий цвет. В политической кампании мы не выбирали цвет, но я думаю, что основным цветом будет именно этот. Молодежь должна определить.


- Вы в последнее время неоднократно говорили о торговле суверенитетом, о том, что вы против этого, несмотря на то, что Россия и Беларусь - теснейшие партнеры. Что такое для вас торговля суверенитетом и почему вы так против?


- Россия и для нас, и для Евросоюза - стратегический партнер. И мы всегда об этом открыто говорим. А торговля суверенитетом... В Беларуси большинство населения хочет жить в своей стране, хочет иметь независимость. В России очень многие политики видят интеграцию именно как слияние двух стран в одну. Это непопулярно в Беларуси. И для белорусов интеграция - это, в первую очередь, экономическое сотрудничество.


- Александр Владимирович, предположим, придет кандидат от оппозиции к власти и повториться украинская ситуация – газ по мировым ценам и так далее. Как с этим быть?


- Во-первых, я думаю, что дружба, хорошие отношения ценой на газ не покупаются. Это плохой способ. Хотя мы очень благодарны России за то, что она нам помогает в трудное переходное время реформ. Но Россия вынуждена будет повышать цены на газ независимо от того, кто будет президентом нашей страны. Россия желает вступить в ВТО, и это будет условием вступления. И поэтому проблема Беларуси в другом: наша экономика не готова к реальным ценам на энергоносители, и мы находимся на этой игле, а ничего не делаем. А могли бы за это время подготовить промышленность и сельское хозяйство. Вот это большая наша проблема.


- Здесь есть еще такая вещь, как союз, маячащий у нас в перспективе, некое единое союзное государство, пусть без вхождения Беларуси в Россию. Как вы видите, в случае вашего прихода к власти, этот союз?


- Никто из наших политиков, и я в том числе, никак не можем понять, что за государство мы строим. Вот когда я говорю: государство – это значит объединение двух стран и исчезновение субъектов. А государство над государством как-то не очень понятно. Я считаю, что в этом вопросе мы страшно запутались. Десять лет мы строим союзное государство, и это превратилось в некий миф.


- Может, в этом и цель, в строительстве бесконечном?


- Может быть. Для некоторых, может быть, это удобно и выгодно. Я считаю, что если мы хотим что-то строить, а весь мир интегрируется, то надо начинать с мощной экономической базы. С прагматики. И мы именно за такое. Все, что сделано в союзном государстве, можно было сделать с помощью двусторонних договоров. Не нужно было вот этого интеграционного мифа. Некоторые люди пользуются этим. И я думаю, что в России достаточно прагматичных политиков. Сначала мы построим отличнейшие отношения экономические, а потом будем думать о других видах интеграции. Знаете, в Беларуси растет число людей, которые больше не верят в союзное государство. И это очень плохо.

10:37 07/02/2006




Loading...


загружаются комментарии