Взгляд на выборы

Этой белорусской девушке 22 года. Она очень красивая. Она не участвовала в президентских выборах, потому что ее фамилии не оказалось в избирательных списках. Если бы она участвовала, то она голосовала бы за действующего президента Александра Лукашенко. Я спросил ее почему.

Она говорит: "Я не нашла работу. Я – инженер-энергетик. Окончила университет с отличием. По распределению предложили работу за 50 долларов в месяц. Я всеми правдами и неправдами не поехала по распределению. Искала работу в Минске. Тут тоже нет ничего больше чем на 100 долларов для молодого специалиста, но тут – родители". 


– Они тебя кормят?


– Да, ну, то есть... Ну в смысле есть ощущение стабильности. У отца очень хорошая пенсия.


– Что значит очень хорошая?


– Больше 250 долларов. Он бывший военный, но все равно очень неприятное чувство, что совсем никакого будущего.


– Почему же тогда ты говоришь, что голосовала бы за Лукашенко?


– Ну так... У меня родители за Лукашенко. Отец прямо за него горой. Говорит, что стабильность, порядок и все такое.


– Ты тоже так думаешь? Зачем тебе такая стабильность, при которой стабильно нет никакого будущего?


– Ну, знаешь! – она смеется, ей понравилась моя шутка.– Лукашенко уже давно, все как-то привыкли, прижились. Никакого будущего, конечно, нет, но зато ты наверняка знаешь, что будущего не будет. И не паришься по этому поводу.


– Но ты молодая девушка. Могла бы уехать куда-нибудь: в Россию, в Европу...


– Я не хочу уезжать из Минска. Здесь все друзья, здесь я всех знаю, здесь не страшно.


– Как не страшно, если людей арестовывают?


– Я же не оппозиционерка. А в Москве мне кажется страшно. У вас там вечером на улицу выйти нельзя и терроризм всякий. Особенно в Европе тоже мне кажется страшно как-то.


– Ты была в Европе?


– Да.


– Тебе было страшно?


– Нет, но все равно страшно. Я там никого не знаю. И что я там буду делать?


– Ну хорошо. Тогда можно было проголосовать за какого-нибудь оппозиционного кандидата.


– Я их очень плохо знаю. Их нигде не показывают, про них ничего не известно, они не настоящие какие-то.


– Да ладно! Ты в университете училась, когда Козулин там был ректором. А про Милинкевича, по-моему, с первого взгляда понятно, что он профессор и приличный человек.


– Перестань! – она машет рукой.– Это же все западные деньги. Они просто отрабатывают западные гранты и все. На Украине что лучше стало после "оранжевой революции"?


– С чего ты взяла про западные деньги? По телевизору сказали?


– Ну...


– По телевизору все врут, разве нет?


– Ну не все. Только в новостях. А их я стараюсь не смотреть.


– С чего же ты тогда взяла, что ваши оппозиционеры просто отрабатывают западные деньги? Может они честные люди и хотят блага для страны?


– Пффф! – она фыркает.


Догадайтесь теперь, пожалуйста, кто эта девушка.


Она стриптизерша. Она подошла ко мне в баре в минской гостинице "Орбита" и предложила приватный танец. Я спросил, что это такое, и она ответила, что за 50 долларов девушка танцует обнаженная для гостя в отдельной кабинке.


Я совершенно не против стриптизерш. Я считаю их труд не менее почетным, чем, например, труд журналиста. Я даже думаю, что эта колонка, которую вы сейчас читаете, мало чем отличается от приватного танца.


Меня интересует отец этой девушки. Отставной военный. Человек, вероятно, строгих взглядов и твердых моральных устоев. Патриот. Поборник стабильности. Возможно, радушный хозяин и хлебосол. Рьяный сторонник власти и получатель завидной пенсии в 250 долларов.


Интересно, он знает, что его дочь стриптизерша? Или и тут предпочитает ложь правде?

11:07 22/03/2006




Loading...


загружаются комментарии