Площадь свободных. Впечатления очевидца

Меня зовут Михаил. Я родом из Минска, живу и работаю в Москве. Моя младшая сестра уехала в Германию, туда же поехали и родители. Мой папа уже полгода, как отходит от белорусской пропаганды. По большому счету, меня уже мало что связывает с Родиной. Но все таки мы с моей девушкой, гражданкой России, увидев, что в ответ на фальсификацию выборов белорусский народ поднялся на защиту своих прав, решили приехать в Минск и засвидетельствовать подъем белорусского народного самосознания.

На рассвете из окна поезда мы радовались безоблачному небу и первым лучам нового дня моей любимой Беларуси. Розово-красная заря между белоснежными полями и светлым небом вызывала ассоциации с белорусским национальным флагом. Однако Минск приветствовал пасмурно: ветром и метелью. Встречавший нас друг пошутил, что у вас в Москве Лужков тучи разгоняет, а у нас Лука их собирает. В этой шутке, возможно, есть и немалая доля правды.


В отличие от  «оранжевого» Киева, ощущения революции от Минска в целом пока не исходило. Повидавшись со многими друзьями и родственниками, я увидел, что их жизнь за последние дни в основном не изменилась. Тем не менее, судя по рассказам, вечер 19 марта стал для них ярой вспышкой в серой и размеренном жизни.


Беспрецедентное попрание волеизъявления народа заставило придти на площадь очень далеких от митинговых страстей людей. Там оказались и аполитичный работник телевидения, и обычно прагматичный бизнесмен. И даже моя тетя, которой  76 лет, в тайне от своих детей впервые в своей жизни вышла на площадь и была поражена царившей там атмосферой единения и справедливого возмущения произволом властей.


Прошло уже 2 дня, началась новая рабочая неделя. Страсти улеглись. Возможно ли продолжение борьбы в суровых белорусских условиях?


И вот мы видим, как в самом сердце города, на Октябрьской площади, в окружении спецназа в черной униформе несколько сот людей продолжают нести свою тяжелейшую вахту протеста. Силовики, не решаясь на глазах у всего следящего за событиями в Минске цивилизованного мира, провести жестокую зачистку, делают все возможное для отягчения участи митингующих. Им устроили настоящую блокаду, не позволяя добросердечным гражданам помогать мерзнувшим несколько суток демонстрантам теплым питьем и продовольствием. Все подступы к очагу протеста находятся под усиленным контролем. И если одна часть бойцов спецназа осознает бесчеловечность приказов своего начальства, то другая смотрит на прохожих с нескрываемой жаждой полней насладится своей беззаконной привилегией хватать, избивать и унижать  свободолюбивых граждан. Как же Лукашенко смог натравить так сильно одних на других. Многие стоят не в милицейской форме, переминаются с ноги на ногу в теплых гражданских кожушках, подкарауливая для похищения отправляющихся погреться или перекусить участников митинга.


Сами спецназовцы загадили туалеты пивного ресторана на площади Свободы. Этот ресторан раньше назывался «05». Люди в черной униформе группками бегают туда по нужде. Работники ресторана их уже ненавидят, но боятся и помалкивают. Нам пришлось пожертвовать в пользу милиции батоном колбасы, потому что с колбасой на площадь нас не пускали. Немало сотрудников спецподразделений тусуется и среди митингующих. Правда их лица сразу выделяются своей мрачностью и напряжением на фоне радостных и воодушевленных выражений на лицах демонстрантов.


Люди на площади перешли границу страха. Они свободны и готовы за свою свободу бороться и платить за нее высокую цену. Это внутреннее чувство сильнее любого тирана. Люди на площади уже совершили революцию. Революцию в своем сознании. Они - лучшие люди страны и на них нельзя смотреть без восторга. Как бы ни сложилась их дальнейшая судьба, по жизни они будут идти с гордо поднятой головой. Они герои нашего времени. Я теперь в Москве с гордостью рассказываю приятелям, что в Минске парни сражаются за свободу и скоро Беларусь будет в Европе.


12:33 23/03/2006




Loading...


загружаются комментарии