Без чести и без совести

В любой войне, в любом противостоянии двух сторон уважение всегда вызывает не победитель, а тот, кто проявил наибольшее мужество и стойкость. Когда защитники Брестской крепости, понимая, что их сопротивление безнадежно, что немцы ушли вперед на сотни километров и, значит, помощи ждать неоткуда, тем не менее, продолжали сопротивление, фашистские офицеры отдали дань уважения их мужеству. На Октябрьской площади Минска белорусская власть пала так низко, что оказалась неспособна даже на проявление столь элементарного чувства.

Известный французский философ-просветитель XVII-XVIII веков Шарль Монтескье как-то сказал: «Крупные подлости делаются из ненависти, мелкие – из страха». Это изречение, как хорошо сшитый костюм можно сегодня смело надевать и на президента, и на его штатных идеологов, обливающих грязью протестующих на Октябрьской площади. Можно понять злобу власти и то, как она раздражена происходящим. Умных и интеллигентных людей тоже раздражают лощеные функционеры БРСМ. Как весенняя аллергия. Но если бы в своей несметной рати Михаил Орда нашел хотя бы десяток человек, которые ради любимого президента выстояли бы сутки в тех условиях, в каких стоят на площади эти молодые реябята, прекрасно понимая, что за это они будут исключены из техникумов и вузов, если бы Орда лично проносил им через милицейские кордоны теплые вещи и продовольствие, рискуя за этот невинный и вполне законный поступок получить 15 суток на Окрестина, даже непримиримые Зубры прониклись бы к ним уважением. Именно поэтому никакими словами нельзя оправдать ту мерзость, которая за прошедшие дни появлялась на БТ, ОНТ и в «Советской Белоруссии». Ужаснее всего, что электорат с удовольствием проглотил эту баланду, приняв ее за прекрасно сваренный борщ.


Но эти обманутые люди могут вызывать лишь жалость, потому что проглоченное вызывает у них жуткую изжогу, и они буквально изрыгают переизбыток желчи на участников протеста, виновных лишь в том, что они имеют волю, чтобы сказать «Нет!».


Больше всего желчи у несчастного электората вызвало сообщение Белорусского телевидения об осквернении Музея истории Великой Отечественной войны. По телевизору были показаны «жуткие» кадры следов человеческих испражнений, оставшихся на снегу. В Беларуси, заплатившей миллионами жизней в ВОВ, подобное кощунство не прощается, поэтому уже утром после показа этих кадров на площадь высказать свое возмущение пришли пожилые люди. Они были настолько отравлены прогандистским варевом, что их истерия достигла небывалых масштабов. Одна из женщин прямо заявила, что будь ее воля, она бы просто уничтожила всех, кто стоит сейчас на площади. Аналогичное мнение высказали через некоторое время еще одна женщина и двое мужчин. «Уничтожить всех разом, и все, больше никаких проблем не будет», - с нескрываемой злобой высказывали они свое мнение. Как говорится, приехали. Оставалось только добавить, что для уничтожения нужно построить концлагеря с газовыми камерами. Желчные люди, одурманенные белорусским телевидением, даже не удосужились взглянуть на «оскверненный» Музей истории ВОВ, иначе бы они заметили, что протестующим легче и приятнее было бы осквернить администрацию президента. Я специально обошел все здание музея и нашел следы испражнений. Они находились в самом дальнем конце площади, на таком же расстоянии от протестующих, как Дом офицеров. Не знаю, те ли это следы, которые показывало БТ, но других не нашлось. Самое же интересное, что в 10 метрах от «скверны» расположен круглосуточный пост сотрудников ОМОН, которые проверяют у проходящих мимо людей сумки, чтобы они, не дай Бог, не пронесли на площадь продукты или теплые вещи. Кто бы не оправлял естественную нужду возле Музея истории ВОВ, он никак не мог минуть пристального внимания к себе со стороны ОМОНовцев и, как следствие, административного ареста. Но почему-то сотрудники милиции не задержали никого на месте правонарушения. Исходя из всех этих фактов вывод следует совершенно однозначный. Ведь сотрудники ОМОН тоже люди с их естественными потребностями, при этом им категорически запрещено покидать без разрешения свой пост. А что делать, если приспичило?


Для полноты картины добавим, что перед акцией по указанию властей с Октябрьской площади были убраны биотуалеты. Протестующие попытались привести в палаточный городок свои небольшие биотуалеты, но им просто не позволили. Вот такуя вот заботу о столице проявили сотрудники милиции. Кто действительно позаботился о чистоте площади, так это сами палаточники. В качестве биотуалета они приспособили ливневую канализацию, вскрыв люк и поставив над ним палатку. Кто знаком с устройством ливневой канализации, тот согласится, что это практически естественный туалет. По ливневой канализации постоянно стекают сточные воды, которые и смывают все нечистоты. О блестящем решении сложной задачи написали многие информагентства, и на следующий день власти приняли меры: в палаточный городок явились сотрудники водоканала, которые заявили, что хотят очистить засорившуюся канализацию. Как человек, 10 лет проработавший на стройке и принимавший участие в монтаже множества ливневок и колодцев, скажу, что это полная чушь. Определить, что какой-то колодец засорен практически невозможно. Для недопущения засорения ливневки есть только один способ - профилактическая проверка колодцев. Если на дне скопилось много грязи, колодец чистят, вытаскивая, как правило, не менее 5-10 ведер. В данном же случае телевидение показало всего полведра грязи с пустой пластмассовой бутылкой сверху, обвинив митингующих, что они засорили канализацию. Это полный бред и другого определения здесь нельзя найти. Между тем рабочие водоканала заварили все люки, чтобы митингующие не смогли ими воспользоваться.


БТ, ОНТ, «Советская Белоруссия» очень красочно описывали запах нечистот, который стоит сегодня над площадью благодаря митингующим (может быть, они принесли этот запах с собой?), о мусоре, который кругом валяется (кто его бросил?) и о пьяных подростках (в глазах пьяного весь мир на ногах не стоит). Плакаты с надписями «Мы не маем алкоголю! Мы маем волю!» в кадр пропагандистов не попали. Не рассказали они и о том, что в палаточном городке организовано постоянное дежурство уборщиков, которые с метелками в руках постоянно подметают площадь не только внутри городка, но и за его пределами, убирая мусор за зеваками, которые приходят на них поглазеть, и за возмущающимися одурманенными тетушками и дядюшками.


За несколько суток протеста к палаточному городку приходило множество провокаторов. На моих глазах пришел совершенно синюшный тип. С бутылкой дешевого пойла и бутылкой пива он довольно долго уговаривал митингующих выпить, но те, потеряв терпение, просто прогнали его. Тогда совершенно пьяный мужчина подошел к сотрудникам милиции, переговорил о чем-то с ними, затем прямо у них на глазах опорожнил две булки и поставил их на видное место возле здания профсоюзов. При этом, когда у сотрудников милиции прямо поинтересовались, почему они не задерживают мужчину, который у них на глазах распивает в общественном месте алкоголь и подстрекает к этому несовершеннолетних парней, ответ был получен очень лаконичный: «Нас это не интересует». Действительно, их целью являлись совсем другие люди, те самые, которые посмели высказать протест бесцеремонному обману. Со стороны поведение сотрудников ОМОН напоминало поведение стаи шакалов. Они ждали, когда какой-нибудь участник протеста обессилит и отправится домой отдыхать или просто помыться, а затем набрасывались на него где-нибудь в удаленном месте. Многих жестоко избивали дубинками. Причем, как правило, набрасываются на подростков, а не на взрослых людей. Можно себе представить зрелище: с одной стороны здоровые ОМОНовцы каждый весом не менее 100 килограммов, а с другой - хрупкие девушки и парни, крепкие только своей волей. Последних свозили на Окрестина, где после 21 марта ежедневно начали собираться очереди жителей и гостей Минска, пытающихся найти своих пропавших родственников. Со стороны это напоминало 1937 год. Думается, скоро должны появиться и лагеря, ведь народ жаждет крови. Правда, жаждет благодаря пропагандистской машине БТ, ОНТ и «Советской Белоруссии», а это уже в чистом виде ст.130 УК РБ (разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни). При этом командир столичного полка милиции специального назначения полковник Юрий Подобед еще назвал протестующих жалкой кучкой, хотя по духу они значительно выше его. Ему легко быть храбрым с его 120 килограммами веса и стальными мышцами. Да и кому как не Подобеду знать, что «жалкой кучкой» протестующие стали исключительно благодаря усилиям его бойцов, которые блокируют подвоз палаток, продуктов, теплых вещей и биотуалетов, отлавливают митингующих по одному и доставляют в спецприемник-распределитель на Окрестина. Уж офицер, казалось, должен был оценить храбрость и силу духа молодых парней. Ведь ему-то хорошо известно, что они не отрабатывают чьи-то деньги и протестуют не ради хорошей зарплаты, ранней пенсии и государственных наград за верную службу.// Сергей САЦУК


16:41 23/03/2006




Loading...


загружаются комментарии