Олег Алкаев: кто лежал на асфальте с пробитой головой, что с ним и с теми, кто его избивал?

Поразительная ситуация складывается в белорусской правоохранительной системе. В то время как оппозиционные структуры прилагают все усилия для установления личности человека, предполагаемо скончавшегося от побоев, полученных во время разгона демонстрации 25 марта, те, кому положено это делать по должности (я имею в виду органы МВД и прокуратуры), хранят таинственное молчание.

Олег Алкаев: кто лежал на асфальте с пробитой головой, что с ним и с теми, кто его избивал?

Успокоить общественное мнение можно очень просто. Для этого следственные органы МВД или прокуратуры должны "установить" личность избитого человека и предоставить заинтересованным лицам всю информацию о нем. Никакой государственной тайны здесь нет и быть не может, ибо избивали его публично, и засекретить это никак невозможно. 


Но "беспомощность" следственных органов в разрешении совершенно очевидной ситуации заключается в том, что, называя фамилию потерпевшего, необходимо также назвать и фамилии подозреваемых, которые также зафиксированы телекамерами. Вот здесь-то и кроется главная причина следственного "тугодумия". Ведь признав избитого гражданина потерпевшим, необходимо предъявить обвинение лицам, допустившим по меньшей мере явное превышение "пределов необходимой обороны". А поскольку эти лица относятся к числу личной "гвардии" президента, то есть входят в структуру СОБРа, то перед следователями стоит практически невыполнимая задача.


Совершенно очевидно, что никто не рискнет даже неосторожным словом бросить тень на "защитников" конституционного строя. А учитывая, что этим лихим молодцам сходили с рук дела и покруче, чем избиение беззащитных людей, то можно быть абсолютно уверенными, что "следствие" да и вообще власть в целом сделают всё возможное, чтобы запутать все следы и сформировать "правильное" общественное мнение. В ход уже пущена "тяжелая артиллерия" в лице Николая Чергинца. Суть заявления бывшего милиционера, а ныне политика сводится к тому, что никто ни в какой больнице не умирал, и вообще человека по фамилии Отрощенко не существует.


То, что никто не умер - замечательно. То, что человек по фамилии Отрощенко в больницу не поступал, замечательно вдвойне. Остается невыясненным только одно: кто же лежал на асфальте с пробитой головой и кого же тогда на носилках, бегом, эвакуировали с "поля боя" СОБРовские "герои"? Кто этот человек? Пусть его фамилия не Отрощенко. Но я хочу знать, что с ним? Где он сейчас? И что с теми, кто его избивал? То же самое хотят знать и тысячи других людей, видевших все это по телевидению. Поэтому как гражданин Республики Беларусь обращаюсь через «Белорусский партизан» к Н.Чергинцу:


- Уважаемый сенатор, проясните пожалуйста ситуацию, развейте сомнения? Судя по вашей осведомленности, для вас это не проблема. Что вам стоит сделать депутатский запрос в соответствующие органы и затем публично огласить его? Ведь спрашивал же однажды депутат Фролов у генерального прокурора Шеймана, за что был арестован Павличенко и кто его освободил? И ничего страшного с ним не случилось. И даже ответ получил. Правда, ответ был немножко странным. Не совсем соответствовал закону и действительности. Мол, арестован был по постановлению председателя КГБ, а освобожден - по указанию не известно кого. Да и мотивы ареста были изложены очень туманно. Что-то новое в законе и в следственной практике. Я уже не говорю о том, как человек (Павличенко) в течение одних суток прошел путь от подозреваемого в убийстве до национального героя. Вот это правосудие! Вот это быстрота. Но чему тут удивляться? Какое государство, такое и правосудие. Каков прокурор, таков и ответ. Я думаю, что с вами, Николай Иванович, такой номер не пройдет. Не посмеют такому политику, как вы "липу" подсунуть. Да и прокурор нынче вроде настоящий. Так что с нетерпением ждем вашей информации.


С уважением О.Алкаев.

09:23 07/04/2006




Loading...


загружаются комментарии