Лукашенко может оказаться в полной изоляции

Россия ужесточает свою позицию в отношении Белоруссии. По данным газеты «Коммерсантъ», руководство «Газпрома» намерено предложить Александру Лукашенко покупать газ по цене $200 за тыс. кубометров. Белоруссия в ответ на это обижается, указывая на нарушение Москвой основ союзного договора.

Другая московская газета - "Ведомости" – говорит о "торговой", точнее – таможенной войне, якобы начатой Белоруссией в ответ на газовое предложение Москвы: таможенники, якобы исполняя долго не действовавший указ Лукашенко, арестовали российский груз алкоголя и сигарет, следовавший из России в Россию – Калининградскую область – транзитом через Белоруссию.


Однако, судя по всему, Россия не намерена уступать Лукашенко. Потому что если Москва и Минск не договорятся, Лукашенко окажется изолированным не только с Запада, но и с Востока.


Ответ на вопрос о том, почему Россия решила поднять цену на газ для Белоруссии, не является секретом. В противостоянии Запада и Белоруссии в ходе президентских выборов Россия встала на защиту режима Лукашенко, одновременно защищая и свои геополитические интересы. Любая политическая дестабилизация в этой стране ухудшает геополитические позиции России. А дальше Москве надо было дождаться момента, когда она останется, грубо говоря, «один на один» с Лукашенко: после выборов он изолирован от Запада и в большей степени вынужден прислушиваться к мнению Кремля.


У России на «белорусском направлении» есть программа-максимум и программа-минимум. Первая предусматривает максимально возможную интеграцию Белоруссии в состав России. Это и введение единого рубля, и принятие Конституционного акта, где пост главы Союза будет избираемым и единоличным - то есть речь о полномасштабной реализации интеграционного проекта. Это трудно осуществимый вариант, поэтому даже в России на него смотрят со скепсисом.


Программа-минимум предусматривает получение контроля «Газпрома» над «Белтрансгазом». Для России сегодня это стратегическая цель: практически во всех странах-транзитерах и странах-потребителях российского голубого топлива «Газпром» пытается получить доступ к газораспределительным сетям. Если с Украиной, Молдавией, Арменией это было в значительной мере предметом экономического торга, то с Белоруссией здесь больше политики, так как Москва де-факто считает свое право на контроль над «Белтрансгазом» закономерным и оправданным. Ведь победа Лукашенко на выборах во многом была основана на «экономическом чуде», оплаченном Россией.


Россия хочет сохранить влияние на Белоруссию либо экономическим (покупка газовых сетей), либо политическим (проведение на пост президента Белоруссии в перспективе пророссийского политика) методом. Однако если удастся сделать первое, то второе будет менее важным: ведь тогда независимость Москвы от транзитных мощностей Белоруссии сохранится даже при прозападном политике.


Поэтому покупка «Газпромом» «Белтрансгаза» (создание ими совместного предприятия) является одной из главных, стратегических задач Кремля. По мнению Москвы, это может быть засчитано как часть «оплаты» российского газа, и тогда цена на него повысится не так ощутимо, как в случае отказа Белоруссии от удовлетворения требований «Газпрома» о СП.


Однако, учитывая, что Лукашенко уже несколько лет игнорирует предложения «Газпрома», было принято решение повысить цену на газ. И, судя по всему, Белоруссия пока не поддается давлению. Об этом свидетельствует постепенное ужесточение политики Кремля. Сначала повышение цены должно было достигнуть $147. Затем «Коммерсантъ» обнародовал информацию о том, что президент России Владимир Путин дал поручение правительству прекратить любое субсидирование экономики Белоруссии, включая запрет на реэкспорт энергоносителей. И, наконец, как уже сказано, на этой неделе стало известно, что цена на газ может достигнуть $200 за тыс. кубометров.


При этом действенность газового «оружия» в отношении Белоруссии априори гораздо более слабое, чем в отношении Украины. Россия не может просто отключить газ Белоруссии, как это было с Украиной. Несмотря на то, что между Украиной и Белоруссией есть общее: обе страны являются транзитерами газа в страны Европы, есть и принципиальное отличие. Украина, которая стремиться в ЕС, боится портить отношения с Западной Европой и поэтому была вынуждена очень осторожно относиться к газу, который шел на Запад. И хотя до Европы часть газа все-таки не доходила, президент Украины Виктор Ющенко был вынужден «отбирать» газ в меру, оправдываясь и защищаясь от России.


Лукашенко, который уже не боится испортить отношения с Европой, в случае отключения газа может просто проигнорировать обязательства России перед европейскими потребителями и «отбирать» все необходимые ей объемы, ставя под угрозу отношения России и Запада. Более того, именно в этом году, когда Россия председательствует в G8, очередная газовая война явно не пойдет на пользу России.


Поэтому, с одной стороны, Белоруссия гораздо более зависима от России и арсенал давления на нее шире. Однако, с другой стороны, при применении этого арсенала могут пострадать интересы и самой России. Не исключено, что в итоге Москва будет вынуждена диверсифицировать свои методы, уходя от использования стратегически значимого газа.


В любом случае против Лукашенко есть один из самых действенных аргументов: в случае дальнейшего развития кризиса отношений он рискует оказаться в полной изоляции, и тогда под угрозой окажется не только экономическая стабильность в стране, но и политическая, что угрожает Лукашенко самыми неприятными последствиями.



Руководитель аналитического департамента Центра политических технологий Татьяна Становая,  РИА «Новости».

12:37 01/06/2006






загружаются комментарии