Кремль устал от обузы Союзного государства?

Похоже, газета «КоммерсантЪ» начинает специализироваться по «сливу» конфиденциальной информации в отношениях Москвы и Минска, которую ей, надо полагать, передают не без ведома кремлевской администрации.

26 мая т.г. «КоммерсантЪ» вновь вернулся к теме вялотекущих переговоров по цене на российский природный газ для Беларуси в 2007 году между белорусским правительством и газовым концерном ОАО «Газпром». На этот раз газета процитировала небезынтересные выдержки из письма премьер-министра РБ г-на Сидорского российскому премьеру Фрадкову. Из них наибольший интерес, по мнению журналиста газеты, представляют два момента. Первый – это предложение вернуться к теме создания совместного предприятия на базе белорусского государственного предприятия «Белтрансгаз», благополучно проваленного белорусской стороной еще в 2003 году путем установления абсурдно высокой цены на активы этого газотранспортного предприятия. Вторая – это недвусмысленный намек на то, что предложение Газпрома о переходе на рыночные цены по природному газу для Беларуси «противоречит… в первую очередь договору о создании Союзного государства РФ и Белоруссии», а также на происходящее «разрушение самой основы Союзного государства». В этом контексте г-н Сидорский также предложил России отказаться от требования коррекции таможенной политики Беларуси по взиманию НДС и акцизов при поставке российской нефти на переработку на белорусские нефтеперерабатывающие заводы.


И если первое предложение белорусского премьера в общем-то ничего принципиально нового в переговорный процесс не вносит – эту тему никто и не снимал с повестки дня, хотя интерес Газпрома и в целом России к старой белорусской трубе заметно снизился после принятия окончательного решения о строительстве Северо-Европейского газопровода по дну Балтийского моря.


Значительно больший интерес представляет почти незавуалированная угроза г-на Сидорского о возможном выходе Беларуси из Союзного государства, т.е. практической ликвидации как некоей юридической единицы, которую, кстати, в международном плане никто всерьез и не воспринимал.


О чем это говорит, учитывая, что нынешнее российское руководство довольно давно и вполне откровенно провоцировало белорусскую сторону на подобный демарш. Фактически начало этому процессу было положено еще полтора года назад, когда Россия в одностороннем порядке, почти без предварительных консультаций с белорусской стороной, уведомило последнюю о переходе взимания НДС во взаимной торговле по стране назначения. Т. е. фактически Россия начала рассматривать белорусскую экономику полтора года назад как иностранную. Белорусское же руководство сделало вид, что ничего не произошло и по-прежнему продолжало талдычить о неких равных условиях хозяйствования в рамках Союзного государства, довольно однобоко трактуя их как распространение российских внутренних цен на энергоносители на белорусских потребителей. Между тем было очевидно, что, льготируя своих потребителей формально за счет Газпрома, а фактически за счет российского бюджета, российское правительство непосредственно поддерживало прибыльность собственных предприятий (а заодно уже их платежей в бюджет), занятость своего населения и стимулирования потребительского спроса на своем внутреннем рынке. С какой стати оно должно было делать то же для Беларуси? И причем здесь союзный договор?


Отказ от этой практики был только вопросом времени. И он тактично прозвучал после мартовских президентских выборов в Беларуси.


Реально это означает, по нашему мнению, следующее.


Во-первых, создание Союзного государства России и Беларуси оказалось экономически бесплодным для России, что совершенно не совпадает с ее первоначальными намерениями. Она не получила доступа для растущего российского бизнеса к наиболее лакомым белорусским предприятиям. Примеру Беларуси не последовали другие молодые государства из числа бывших республик СССР. Фактически это признание напрасно осуществленных значительных финансовых дотаций в Беларусь, поскольку оказанные взамен услуги в военной сфере было бы намного дешевле оплатить «живыми деньгами». Как это сделано, например, в отношении размещения Черноморского флота в Крыму или эксплуатации космодрома Байконур в Казахстане.


Во-вторых, тесный союз с Беларусью во главе с А. Лукашенко оказался чрезмерно обременительным политически для российского истеблишмента во главе с В. Путиным. Выступая в качестве наиболее близкого политического союзника Беларуси, Россия несет огромные политические издержки по поддержанию своего имиджа демократического государства в глазах всего Запада. Сегодня, когда В. Путин председательствует в группе G-8, это стало особенно нетерпимо, и Россия, по-видимому, предпочла бы отказаться от «почетной» роли единственного экономического и политического опекуна лидера, даже не скрывающего своего пренебрежения к западным ценностям. Отказавшись от участия в Союзном договоре и сосредоточившись на экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС и политической внутри военного договора о коллективной безопасности, Россия тем самым как бы распределит ношу политико-экономического союзничества с Беларусью на целую группу государств.


Со своей стороны, заявив о возможности денонсации договора о создании Союзного государства в случае перехода на рыночные цены по поставкам природного газа из России, Беларусь как бы открыла свои истинные мотивы пребывания в этом союзе. Т.е. использование России в качестве «дойной коровы» для белорусской экономики, пребывающей в состоянии самоудовлетворения от якобы собственных успехов. Ведь даже удвоение нынешней цены на природный газ потребует от белорусских предприятий дополнительно примерно 1 млрд долларов для оплаты импорта. Что это значит для нее – легко понять, если учесть, что за весь прошлый год вся балансовая прибыль белорусских предприятий составила всего лишь около 4,6 млрд долларов. А если цена утроится или даже учетверится, как на этом настаивает Газпром?


О политических мотивах сохранения Союзного государства со стороны Беларуси говорить, в общем-то, нет смысла, поскольку известное стремление белорусского лидера «поиграть» на российском политическом поле давно всем известно. Равно как и то, что нынешняя политическая элита России вряд ли допустит такое развитие ситуации. Людей, лоббирующих интересы А.Г. в России, не так уж и много. Не считать же всерьез политиков типа г-на Бородина. Разве что российский генералитет из числа его старейших представителей, да коммунистические лидеры из прошлого столетия.


С другой стороны, Кремль давно с явным неодобрением относится ко всем попыткам белорусского руководства вбить клин в отношения России с США и ЕС, представляя себя чуть ли не единственным защитником славян в мире. Причем не просто славян, а прежде всего их разнообразных объединений левого толка. Но это можно было бы простить, как невинные детские шалости, если бы были решены главные проблемы: доступ российского бизнеса к белорусской экономике и большая внешняя демократичность белорусского режима, не омрачающая отношения России с Западом.


Чем закончится нынешний раунд «пикировки» Беларуси формально с ОАО «Газпром», а реально с Кремлем, прогнозировать сегодня сложно. Политические ветра в Москве хотя и дуют в одну сторону, но с разной интенсивностью. Не исключено, что Кремль сочтет возможным оказывать на Беларусь не столь сильное давление, как ныне представляется, а прибегнет к более мягкой тактике постепенной ликвидации всех атрибутов Союзного государство по мере провала своих стратегических интересов в Беларуси. Главное для него – это добиться того, чтобы фактическим инициатором денонсации наскоро придуманного межгосударственного объединения стала белорусская сторона. Причем именно по причине отказа России дотировать белорусскую экономику. В этом случае ни один серьезный политик ни в России, ни в СНГ не бросит в огород Кремля даже маленького камешка. Тем более что большинство членов нынешнего ЕврАзЭс не испытывают серьезной потребности в российских энергоносителях. Более того, они готовы экспортировать свои нефть и газ, в т.ч. в Беларусь, по «конкретно» рыночным ценам.


Для Беларуси же любой исход нынешнего противостояния в энергетическом вопросе будет тяжелым экономическим ударом в краткосрочном периоде – придется от многого отказаться, и целебным лекарством – в долгосрочной перспективе. Поскольку, во-первых, напомнит о том, что надо уметь жить по средствам, а во-вторых, учиться зарабатывать эти средства в достаточных объемах.



Валерий Дашкевич, «Наше мнение»


09:51 02/06/2006




Loading...


загружаются комментарии