Союзное государство вряд ли станет государством

О перспективах образования Союзного государства России и Белоруссии и других интеграционных процессах на постсоветском пространстве Своим мнением с DW-WORLD.DE поделились: Александр Рар (Alexander Rahr), Директор региональных программ России и СНГ берлинского Центра имени Кëрбера, Петер Шульце (Peter Schulze), профессор политологического факультета университета Гёттингена, а также – профессор Герхард Симон (Gerhrad Simon), эксперт по Восточной Европе кёльнского университета.

- Как Вы оцениваете перспективы образования Союзного государства России и Белоруссии?


Александр Рар: В ближайшее время это вряд ли произойдет. В более долгосрочное перспективе - после 2010 года - это возможно. Зависеть это будет от двух основных факторов. Во-первых - сможет ли Белоруссия создать работоспособную экономику, или же она по-прежнему будет на 80 процентов зависеть от экспорта в Россию. Во-вторых – как будут развиваться отношения между Белоруссией с Европейским Союзом. Ведь сразу после объявления Белоруссии независимым государством именно эту республику бывшего СССР ЕС рассматривал в качестве наиболее возможного кандидата на членство. Сегодня, 15 лет спустя, Белоруссия - белое пятно на карте объединенной Европы.


Петер Шульце: У Союзного государства – долгая история. За годы существования этой организации были подписаны многочисленные декларации, протоколы и соглашения. Однако долгие годы интеграция происходила только на бумаге. Когда же в 2003 году Путин сделал Лукашенко конкретное предложение – о введении общей валюты, - реакция из Минска последовала более чем сдержанная.


Говоря о перспективах объединения России и Белоруссии, мы неизбежно упираемся в один и тот же вопрос: а что делать с Лукашенко? Он по-прежнему пользуется большой популярностью среди населения, а значит - не откажется от власти. Поэтому об образовании государства речи идти не может, скорее – некой конфедерации, в которой Лукашенко займет пост со-президента или вице-президента. Кремлю необходимо его пристроить таким образом, чтобы, с одной стороны, он остался доволен, а с другой – в своей новой должности не повредил интересам России.


Герхард Симон: "Союзное государство" – это юридический термин, в который может быть вложен различный смысл. В данном случае речь идет не о государстве как таковом, а об организации, которая по своей сути еще не государство, но и уже – не просто союз. Россия и Белоруссия занимаются построением этой структуры уже много лет и продолжат эту деятельность в будущем. Однако это не означает, что в результате государство Республика Белоруссия исчезнет с карты мира. Белоруссия не заинтересована в том, чтобы стать еще одной областью в составе России, особенно – путинской России, в которой сильно централизована власть.


Поэтому наиболее вероятно объединение двух государств, в котором некоторые функции выполняются совместно. Возникнут ли какие-либо надгосударственные структуры по образцу ЕС – покажет время. По крайней мере, Россия на данный момент не готова отказываться от каких-либо государственных компетенций.



- Станет ли после 2008 года Владимир Путин президентом Союзного государства?


Александр Рар: Путину до конца второго президентского срока осталось всего полтора года. Так быстро Союзное государство создано не будет. Это значит, что сразу после 2008 года нынешний российский президент займет другую должность, вероятнее всего - в пределах России. Однако я вполне допускаю, что несколько позже, если такое государственное образование действительно возникнет, Владимир Путин встанет в его главе.


Петер Шульце: Внешнеполитическая активность, которую, начиная с 2003 года, Кремль ведет на постсоветском пространстве, никак не связана с истечением полномочий Владимира Путина. Причина – в расширении на Восток НАТО и ЕС. Эти процессы вынудили Россию активизировать работу по усилению своего влияния в регионе. Они дали толчок к основанию или развитию таких организаций как Союзное государство России и Белоруссии, Евразийское экономическое сообщество (ЕАС), Шанхайская организация сотрудничества.


Это значит, что интеграционные процессы на постсоветской территории будут продолжаться, однако о возникновении нового государства речи идти не может. Поэтому Путин, в лучшем случае, займет в Союзном государстве репрезентативную должность, не наделенную сколь-нибудь значительными полномочиями.


Герхард Симон: Считаю это маловероятным. Власть, данная президенту Союзного государства, была бы лишь "тенью власти", которой сегодня наделен президент Российской Федерации.



- Как Вы оцениваете перспективы вхождения в Союзное государство республик Центральной Азии и Армении?


Александр Рар: На постсоветском пространстве может быть реализован - и уже реализуется - целый ряд интеграционных инициатив. Например - ЕАС и Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Объединение на основе общих экономических интересов или интересов безопасности я вполне допускаю.


Однако политическая реинтеграция постсоветских республик - маловероятна. Сегодня многие государства СНГ больше заинтересованы в сближении с Западом, а в долгосрочной перспективе возрастет и политическая роль Китая. Что же касается Армении и других республик Закавказья, то они уже давно в своей внешней политике взяли курс на сближение с Западом, и в первую очередь - с США.


Петер Шульце: В отношении Армении и Казахстана это – вполне допустимо, правда, не обязательно в формате Союзного государства. Эти страны, наряду с Белоруссией – надежные партнеры России в регионе.


Казахстан и Россию, в первую очередь, связывают экономические интересы. Они – конкуренты и одновременно партнеры на "азиатском направлении". Оба государства хотят увеличить экспорт полезных ископаемых в Азиатско-Тихоокеанский регион.


В Армении на Запад смотрят лишь представители политической элиты. Простое население с ностальгией вспоминает 1970-е годы – времена экономического процветания. С Россией они связывают надежды на улучшение политического и экономического положения страны. В отличие от соседнего Азербайджана, у Армении нет залежей нефти, страна выживает лишь за счет постоянных субсидий из США и Западной Европы. Чтобы поднять национальную экономику на ноги, Еревану нужно искать партнеров на постсоветском пространстве. К тому же, Россия играет важную роль в споре о статусе Нагорного Карабаха.


Герхард Симон: Очереди на вступление в эту организацию, как в случае с Европейским Союзом, я что-то не вижу. Зачем странам Центральной Азии вступать в Союзное государство? Какие они получат от этого преимущества? Зато совершенно очевиден один недостаток – получить в качестве "соратника" Александра Лукашенко.


12:28 06/06/2006




Loading...


загружаются комментарии