Олег Улевич: «Дело ведется так, как и должно вестись в тоталитарной стране»

Дело об избиении журналиста "Комсомольской правды" Олега Улевича приостановлено. Следствие, видите ли, не смогло установить, кто из бойцов "Алмаза" избивал журналиста 2 марта, после чего Олег месяц провел в больнице. Издевательское решение, издевательское следствие, издевателький итог...
Вот что сам Олег рассказал "Народной воле" о ходе расследования.

Известно, что 2 марта 2006 года алмазовец К.Тюшевский задержал журналиста «Комсомольской правды» в Белоруссии» Олега Улевича у здания РУВД Октябрьского района Минска. После этого задержания Улевич месяц вынужден был лечиться. Однако уголовное дело по факту избиения журналиста до сих пор не закончено.


Эта скандальная история всколыхнула всю Беларусь. Тогда же, 2 марта 2006 года, кандидат в президенты Александр Козулин был задержан в здании ДК культуры и спорта железнодорожников, когда пытался зарегистрироваться делегатом на третье Всебелорусское собрание. Люди в черном схватили Козулина и бросили в микроавтобус. Кандидата в президенты отвезли в РУВД Октябрьского района Минска. Естественно, что к зданию районного управления внутренних дел поспешили и журналисты. Среди них был и наш коллега из «Комсомольской правды» в Белоруссии» Олег Улевич.


События у здания РУВД развивались стремительно. Когда туда стали приезжать сторонники Козулина и его родственники, опять на первый план вышли люди в черной одежде. Они стали хватать собравшихся и бросать в подъезжавшие микроавтобусы. Олег Улевич как настоящий репортер стал фиксировать происходящее на фотопленку. Но, как вспоминал позже, получил сильный удар сбоку, потом по спине и - оказался в микроавтобусе с другими задержанными.


После инцидента журналист был вынужден лечиться в 9-й Клинической больнице Минска. У него диагностировали открытый перелом костей носа и черепно-мозговую травму.


Олег Улевич и ещё 11 задержанных, среди которых были брат Александра Козулина - Владимир, руководитель юридической службы экс-кандидата в президенты Олег Волчек, в тот же день обратились к прокурору Московского района Минска В.Жингелю с заявлением установить личности избивавших их людей и возбудить в отношении их уголовное дело.


Заявление потерпевших было передано следователю прокуратуры Московского района Минска Д.Крупко, который спустя два месяца вынес решение отказать в возбуждении уголовного дела. Что касается Олега Улевича, то 31 марта по факту его задержания было все-таки возбуждено уголовное дело, которое не завершено до сих пор.


В середине мая пострадавшие получили из прокуратуры материалы проверки, и нашли там массу интересных фактов.


Что же установил следователь Крупко?


- После прочтения этого документа сразу же возник вопрос: насколько законно проходила проверка, - говорит руководитель юридической службы Козулина Олег Волчек. - Следователь установил, кто проводил задержание, но не провел ни одной очной ставки с потерпевшими, а ведь многие потерпевшие могли опознать тех, кто их избивал.


Задержание людей у Октябрьского РУВД проводили те же бойцы, что задерживали Козулина в здании ДК железнодорожников, - сотрудники «Алмаза» под руководством небезызвестного Николая Карпенкова, а также сотрудники полка милиции специального назначения ГУВД Мингорисполкома.


По словам Олега Волчека, спецназовцы свидетельствовали, что задерживали людей за то, что те якобы вели себя агрессивно, нецензурно выражались, периодически выкрикивали антиправительственные лозунги «Свободу Козулину», «Ганьба», «Президент-убийца», «Министр-убийца», «Президенту позор» и при этом пытались захватить здание Октябрьского РУВД. Приказ захватывать всех людей отдавали сразу три начальника в погонах: руководитель «Алмаза» Н.Карпенков, заместитель начальника ГУВД Мингорисполкома А. Найденко и начальник Октябрьского РУВД С.Долдов.


Что касается журналиста Олега Улевича, то сотрудник полка милиции специального назначения ГУВД Мингорисполкома Титов свидетельствовал, что Улевич нецензурно выражался, называл сотрудников милиции «шайкой ментов» и у Титова сложилось впечатление, что Улевич - активный участник несанкционированного мероприятия и очень негативно настроен по отношению к сотрудникам милиции. Мол, Олега Улевича задержали трое сотрудников «Алмаза», подвели его к автобусу, а Улевич имитировал (!?) падение на землю вниз лицом.


Алмазовец Тюшевский не отрицал, что именно он задерживал журналиста «Комсомольской правды» в Белоруссии». Но, естественно, заявил, что никаких ударов при этом не наносил. По словам Тюшевского, Улевич не предъявлял редакционного удостоверения, а кричал: «Пресса, пресса».


- Самое удивительное, - продолжает Олег Волчек, -что к делу была приобщена видеокассета, которую представил руководитель «Алмаза» Карпенков. Я просматривал эту кассету. Там четко видно, что перед калиткой у здания РУВД стояли брат Александра Козулина - Владимир, адвокат экс-кандидата в президенты Игорь Рынкевич. Стояли мирно, ничего не выкрикивали, матом не ругались. В это же время появился Карпенков и, поравнявшись с Рынкевичем, выкрикнул: «Работаем». И начался захват. На этом съемка оборвалась и продолжилась уже после того, как задержанные были брошены в автобусы.


В деле имеется справка, что не было представлено другой пленки, которую обязан был производить сотрудник полка милиции специального назначения Титов. Он объяснил, что съемка у него не получилась. И у меня возникли сомнения: может, «не получилось» потому, что на ней и было запечатлено то, как алмазовцы избивали людей и, в частности, Олега Улевича.


И, наконец, самое интересное. Читая материалы проверки, я узнал, что 9 человек заочно были привлечены к административной ответственности за совершение мелкого хулиганства и наказаны шестью сутками ареста. Более того, 17 марта состоялся суд над ними. Но ведь никого из них никто не арестовывал!


И последнее. Следователь в своем постановлении, оправдывая действия алмазовцев, служащих спецполка, сослался на Закон о милиции. Тогда встает вопрос: если все задержанные сопротивлялись сотрудникам милиции, то они, по логике, должны были стать обвиняемыми за сопротивление сотрудникам милиции. Но, как видно из материалов дела, никто из сотрудников «Алмаза» или ОМОНа не обратился с заявлением на имя прокурора привлечь кого-либо из них к уголовной ответственности или задержать.


В материалах дела не исследован и вопрос, входит ли в функции «Алмаза» обеспечение общественного порядка, на каком основании алмазовцы задерживали и избивали людей. Ведь сотрудники спецполка милиции в своих показаниях указывали, что все задержания вели алмазовцы, а они им только помогали и никому не наносили телесных повреждений.


По словам Волчека, многие потерпевшие приняли решение обжаловать решение следователя Крупко прокурору города Минска.



Комментарий


Олег Улевич: «Дело ведется так, как и должно вестись в тоталитарной стране»



На данный момент я даже не знаю фамилию следователя, который ведет мое дело. Оно ведется так, как и должно вестись в тоталитарной стране. То есть милиция выполняет все формальные процедуры, предусмотренные законом, но в результате расследования они не заинтересованы.


Сначала дело находилось в РУВД Московского района, затем было передано в прокуратуру Московского района, затем снова вернулось в РУВД и, наконец, оказалось в ГУВД Мингорисполкома, в Следственном управлении предварительного дознания. Сейчас дело «висит» там.


Если раньше мне присылали письма, где говорилось, куда направлено дело, какому следователю, то в последний раз меня не уведомили. На какой стадии разбирательства оно находится сейчас, я не знаю.


Изначально появилась нелепая версия, что я упал с забора и таким образом нанес себе травмы. Потом я прочитал объяснение алмазовца, который писал, что я не показывал удостоверения, потому что меня якобы сразу схватили за руки, я стал вырываться и случайно выпал из рук двух крепких парней. На самом деле я показывал удостоверение. А после того, как мне нанесли первый удар, я уже ничего не мог делать физически - ни сопротивляться, ни вырываться. Удар был такой силы, что сложно было вообще что-либо понять. Опознать человека, который меня ударил, я не могу, потому что он работал профессионально, наносил удар со стороны.


А что касается нецензурных выражений? Сегодня любой интеллигентный человек в нашей стране представляется сотрудникам милиции жестким матерщинником и едва ли не вся интеллигенция в период президентских выборов отсидела на Окрестина. Только милиция у нас очень воспитанная и культурная. На самом деле я, конечно, не ругался матом и никаких антигосударственных лозунгов не выкрикивал. Я просто работал, выполнял редакционное задание.



Ольга ГРИНЕВИЦКАЯ.


12:45 06/06/2006






загружаются комментарии