Лукашенко пошел ва-банк

На встрече президента Беларуси с губернатором Алтайского края Александром Карлиным Александр Лукашенко жестко ответил на растущее давление со стороны Москвы, заявив: Беларусь никогда не войдет в состав РФ и никогда не продаст «Белтрансгаз» по «балансовой стоимости». Собственно, в самих этих заявлениях нет ничего нового. Важно другое: Лукашенко таким образом отклонил предложения Москвы по созданию СП с «Белтрансгазом» и предпочел пойти на конфликт.

Александр Карлин необычный губернатор. До своего назначения он возглавлял управление по вопросам государственной службы в администрации президента. На этом посту он занимался проведением реформы госслужбы под руководством нынешнего первого вице-премьера России Дмитрия Медведева. Это означает, что Карлин – это губернатор, который скорее всего сохранил тесные связи как самой администрацией, так и с Медведевым. Поэтому не исключено, что, во-первых, в Беларусь он поехал как неформальный представитель Кремля. А во-вторых, он приехал в Беларусь как человек, который формально имеет гораздо более низкий статус, чем его собеседник.


Однако же президент Беларуси Александр Лукашенко говорил с одним из российских губернаторов на темы, которые обсуждаются на самом высшем уровне. Он заявил, что повышением цен на газ Россия нарушает равные права для хозяйствующих субъектов обеих стран. По логике Лукашенко, если происходит повышение цен на газ для Белоруссии, то оно должно затрагивать и российские субъекты федерации. Лукашенко выразил недоумение тем, что газ для предприятий Смоленска стоит дешевле, чем для предприятий Беларуси. «Мы только хотим работать в экономике как одна страна», - сказал он.


Однако буквально здесь же он заявил, что Беларусь – самодостаточная страна, которая никогда не войдет в состав РФ. Иными словами, формула тут такая: политически – отдельно, экономически – вместе. В понимании Лукашенко это - союз братских народов, в понимании России – субсидирование белорусской экономики.


Кремль после «оранжевой революции» на Украине изменил всю свою внешнеэкономическую стратегию, отказавшись от поддержки экономик даже дружественных стран. Россия приняла решение уйти от выстраивания "договорной" геополитической лояльности лидеров стран СНГ потому, что в кризисных ситуациях такая система отношений давала сбои. Достаточно вспомнить, что бывший «пророссийский» президент Украины Леонид Кучма, вопреки интересам Москвы, включал в стратегическую доктрину цель вступления в НАТО. Некогда политически лояльный Москве президент Молдавии Владимир Воронин решил сам стать «оранжевым», как только нависла угроза предвыборной политической дестабилизации, после чего отношения с Россией резко ухудшились.


Гораздо более прагматичная линия состоит в том, чтобы создавать взаимозависимость стран, например, путем покупки их газораспределительных сетей. Поэтому даже с братской Беларусью Кремль намерен добиться выполнения Минском давнего, взятого на себя Беларусью обязательства по созданию СП между «Белтрансгазом» и «Газпромом». В случае отказа ей предложено платить за российский газ по рыночной цене.


Ужесточение политики в отношении Беларуси заставляет Лукашенко диверсифицировать свою внешнеполитическую риторику. Он говорит о необходимости дружить с Китаем, предлагает Западу налаживать отношения, а на встрече с российским губернатором жестко отвергает требования Москвы и выдвигает собственные. При этом, как только Лукашенко общается непосредственно с президентом России, он вынужден быть гораздо более сдержанным. Там складывается ситуация, при которой Кремль выдвигает жесткие требования, а Лукашенко лишен возможности вступать в непосредственный торг. 


Ограниченность маневра белорусского лидера в двустороннем диалоге между политическим руководством России и Беларуси заставляет Лукашенко использовать для выражения своей позиции неполитические фигуры регионального масштаба. Трудно себе представить, чтобы, например, губернатор какой-нибудь российской области поехал на переговоры с президентом Украины Виктором Ющенко о судьбе черноморского флота или проблеме вступления в НАТО. Ни один лидер суверенного государства не станет обсуждать межгосударственные вопросы стратегической важности с неуполномоченными на это фигурами. Кроме одного - Александра Лукашенко.


Белорусский лидер находится сейчас в очень непростой ситуации. Встреча с Карлиным показала, что Россия в двусторонние отношения с Беларусью вводит элементы изоляции. Все это свидетельствует о том, что в ближайшее время между Москвой и Минском начнется жесткая фаза полулатентного конфликта: «дружба» на высоком уровне, резкие заявления на переговорах более низкого уровня. Именно на таких встречах Лукашенко может себе позволить публично отвергнуть требования России.


Белорусский лидер предпочел идти ва-банк, рискуя отношениями со своим единственным геополитическим союзником. Вопрос лишь в том, последует ли за ним белорусский избиратель после повышения цен на газ.



Татьяна Становая, руководитель аналитического департамента Центра политических технологий РИА-Новости


07:47 12/06/2006




Loading...


загружаются комментарии