О доме думать надо…

Сразу после завершения предвыборной кампании белорусский политический бомонд в очередной раз охватили страхи о предстоящем аншлюсе Беларуси Россией. Естественно, начало столь разрушительного для суверенитета страны процесса должен положить чуть ли не решенный осенний референдум о судьбе Союзного государства.

О доме думать надо…

Идея аншлюса для белорусской политической жизни является дежурным блюдом. Еще с начала 90-х годов ее активно использовали в собственных политических целях БНФ, затем - белорусская оппозиция, после прихода к власти В. Путина и особенно после первого масштабного интеграционного кризиса 2002 года к ней активно присоединился и сам А. Лукашенко. В итоге проблема существования, а вернее экономического выживания независимого белорусского государства превратилась в пародию на сельскую склоку – один сосед второе десятилетие стращает другого соседа своими подозрениями в притязаниях и гнустных намерениях. Под шумок постоянных обвинений с соседского огорода тащится картошка и прочая нефте–газовая брюква.  Другому соседу надо бы оправдываться. Но в чем? Он четыре года назад предложил сойтись по любви. Оказалось, что он «рожей не вышел». Денежку предложил объединить  – оказалось, что совместный рубль – гроб белорусскому суверенитету (на чем мигом сошлись, как власть, так и оппозиция). Между прочим, евро у соседей значит вовсе не гроб, а даже вроде как ренессанс подлинной независимости. Рубль почему-то - полная могила.


Дальше то что? По-моему, господа из нашей оппозиции и присоединившийся к ним А. Лукашенко ждут, чтобы В. Путин стал оправдываться и махать руками –  мол, и даром России не нужно вхождение шести белорусских областей в состав федерации. Так он с 2002 года несет на себе крест едва ли не агрессора, только заикнувшись об «отделении мух» от «котлет». И оба фланга белорусской оппозиции видят в том знаменитом «мухокотлетном» заявлении только одно – инкорпорацию Беларуси в состав России. А ведь разговор шел о другом: желаете получать экономические (энергетические) преференции, как субъект российской федерации,– будьте добры, входите. Не желаете входить – придется платить по мировым ставкам.


Вот про деньги молчок. Так как против денег не попрешь и не скажешь с высокой трибуны где-нибудь в Брюсселе, что экономического обоснования белорусского суверенитета до сих пор нет, что страна живет не по средствам, а за счет соседских преференций и соседнего непривередливого рынка. Проще десятилетиями трубить в рог «SOS»: «Нас тут, мол, хотят… Вот-вот и всё…». Господи, да если бы хотели…


Эту старую виртуальную корову аншлюса Беларуси Россией уже второе десятилетие «доят» все, кому не лень. А дело в том, что корова хотя и виртуальная, да молочко дает реальное. На нем уже и детишки выросли, тоже к вымени начали присасываться, да и сами «первые знатные дояры» успели состариться. В России скоро уже третий президент будет (кстати, а где эта вся многочисленная братия глубокомысленных белорусских «политических аналитиков» годами расписывающих варианты прихода В. Путина к власти в третий раз?), а аншлюса все нет…


Естественно, новый этап возрождения старого мифа начался с попыток «Газпрома» упорядочить цены на газ. Казалось бы, все нормально – Россия видит в Беларуси независимое и суверенное государство, а суверенитет подразумевает мировые цены. Чем не доказательство того, что ни о какой инкорпорации и речи не может быть. Но не тут то было. Проницательный белорусский политический класс в один голос (не поймешь, где А. Милинкевич, а где А. Лукашенко) закричал о натиске на тот самый белорусский суверенитет. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день – мы желаем быть суверенными, но за счет соседа. И ждем уважения и даже поклонения от мирового сообщества. Причем кричит больше всего не власть, а оппозиция, которая от полутора десятка лет поставок энергетики по символическим ценам ничего не получила, кроме пинков и тюремных камер. Не Лебедько же строит ледовые сараи (автор этих строк  уверен, что те, кто это убожество сооружал, настоящих ледовых дворцов в глаза не видел, зато хорошо видел свой карман) и не летал на «Боингах» в Могилев.  


Официальный Минск вполне устраивает начавшаяся пропагандистская вакханалия «борьбы» за суверенитет, которая в «минском» преломлении оказалась борьбой за российские экономические (энергетические) преференции и льготы, что имеет определенный смысл, так как без экономической помощи со стороны Кремля белорусские независимость и суверенитет окажутся под реальной угрозой.


Оппозиция ухватилась за идею аншлюса, распространяя слухи о готовящемся на осень референдуме. На пару с ней о референдуме заговорил госсекретарь Союзного государства П.П. Бородин. Но странное дело, никому в Минске не пришло в голову, что господин Бородин говорит не голосом Кремля, а голосом А. Лукашенко – это его торг, его «коммерческое предложение». Это Минск «подбрасывает» идею – мол, оставьте газ по старой цене, а мы вам союзный референдум. Конечно, это ни что иное, как минский лохотрон - где уж где, а в Москве прекрасно знают о невиданном в политической истории человечества белорусском избирательном механизме, в котором избиратель в принципе не нужен. Результат запрограммирован заранее и зачастую публично озвучен.  Естественно, Кремль не будет себя вязать с уголовкой, прекрасно понимая, что любая новая власть в Минске не признает итоги такого референдума, как и Запад. Между прочим, может не признать и Пекин.


Однако, действительно, в бюджете Беларуси на 2006 год заложены деньги на вторую избирательную кампанию. Правда, говорить, что эти деньги предназначены для  референдума было бы опрометчиво. В конце концов, решается вопрос о выборах в местные Советы.


И все же. А вдруг все-таки референдум будет? Может ли он быть односторонней инициативой Минска?


Объективно может.  Появившееся мнение о том, что инициатором возможного союзного референдума может оказаться официальный Минск, не лишено оснований. В конце концов, для А. Лукашенко среднеевропейская цена на газ – политическое  поражение, после которого белорусскому директорату,  а следовательно и силовикам, которые от экономики кормятся, А. Лукашенко объективно не нужен. Отработанный материал. Действительно Москве было бы сложно после союзного референдума «всучивать» «союзнику»  среднеевропейские цены.


Однако, союзный референдум – исключительно сильный ход и, что важно - последний аргумент А. Лукашенко. Больше в его политической кладовке ничего нет. Но ведь впереди 2007 год (выборы в ГосДуму), 2008 год (выборы президента России). Чем он будет махать из своего «минского далеко» Боровицкому холму? Это было бы недальновидно – так разбрасываться последним патроном. Референдум не «вытанцовывается», господа. Не дурите сами себе голову!


Вариант по использованию референдума для выхода на российское политическое поле самоубийственен. Российский аполитический рынок сопоставим с океанариумом, набитом акулами. Тут уже «закусили» российскими клонами А. Лукашенко – Кондратенко, Наздратенко и прочими стародубцами. Даже не поперхнулись.


Но  пока мы видим, что в Минске  на основе идеи отстаивания суверенитета Беларуси от «имперской» Москвы происходит объективная консолидация между властью и оппозицией.


Власть получает  от этой идеи следующие дивиденды:


- борьба за экономические преференции со стороны России приобретает характер едва ли не национально–освободительного движения;


- А. Лукашенко превращается в национального лидера, сродни Симону Боливару;


- власть отнимает у оппозиции националистические лозунги, замещая ее в солидном секторе белорусского электората.


Оппозиция имеет зеркальные выгоды от пропаганды темы аншлюса, за исключением того, что никакой вопрос о демократизации  Беларуси не волнует Запад в большей степени, чем возможность начала реального воссоздания Советского Союза. Белорусская оппозиция в этом случае в глазах Вашингтона и Брюсселя приобретает роль новых белорусских партизан, воюющих с «имперской» Москвой. Стоит напомнить, что стержнем июньского выступления А. Милинкевича на сессии НАТО в Париже был как раз вопрос о надвигающейся  инкорпорации Беларуси в состав Российского государства.  


Нашей оппозиции надо как-то определиться с кем воевать - или с Лукашенко или с Москвой. Если с Москвой, то надо шагать в стан Александра Григорьевича, так как лучшего борца с «империей» все равно не найти (правда «империя» за него еще толком не бралась, а обращает внимание, как Слон на Моську). А иначе надо не рассказывать Западу о нависшем второе десятилетие «аншлюсе», а спросить о судьбе самых дешевых в Европе белорусских нефтепродуктов, потоком льющихся в Роттердам. Так что Западу милее – белорусский бензин или белорусская демократия?


А так все хорошо устроились – зачем кидаться на Лукашенко, он может и ответить. Проще строиться в ряды для похода на Москву – Москва далеко и ей, честно говоря, нет дела до каких-то там белорусских демократических ландскнехтов. Безопасно и статусно! Вот и ходят который год по проспектам Минска «борцы»  с «империей», громыхая ржавыми кирасами. Сплошная белорусская донкихотовщина.  А ведь кто прорвет это «заклятый круг» белорусских идеологических мифов, тот и поведет наш народ в ХХI век.


  Тема аншлюса искусно уводит  нашу оппозицию и белорусский народ в сторону от решения собственных «домашних» проблем.



Андрей Суздальцев, Москва



От редакции: Мнение Андрея Суздальцева не во всем совпадает с мнением редакции «Белорусского партизана». Тем не менее материал политолога мы публикуем в плане его дискуссии со Светланой Калинкиной (читайте ее материал «Марш на Москву») и приглашаем высказать свою точку зрения на проблему других политологов и экспертов.

11:47 19/06/2006






загружаются комментарии