А судьи кто?

Чем ближе начало судебного процесса над Александром Козулиным, тем острее становится  противостояние между самодурством судебно-властных белорусских структур и принципиальной позицией защитников чести и достоинства незаконно арестованного оппозиционного лидера.

А судьи кто?

Я не буду повторяться и говорить об абсурдности предъявляемых А. Козулину обвинений. Об этом грамотно и убедительно неоднократно рассказывали  его адвокаты. Конечно  же, мне за мою долгую эмвэдэшную жизнь не раз доводилось видеть лиц, осужденных по надуманным, лишенным не только элементарной логики, но и вообще здравого смысла обвинениям. Например, когда по бумагам,  то есть теоретически хищение вроде бы есть,   а фактически его нет, так как отсутствует какой-либо ущерб.  Но человек все равно был осужден, потому что в тот период наша партия таким образом укрепляла финансовую дисциплину. Или, к примеру, в периоды обострения борьбы с хулиганством, острая необходимость справить малую нужду в не отведенном для этих целей месте, могла привести к трем или четырем годам лишения свободы.


В мою бытность курсантом школы МВД, я был свидетелем того, как один мой коллега из Киргизии получил четыре года лишения свободы за то, что потушил сигарету о газетный стенд и при этом угодил в портрет генерального секретаря ЦК КПСС Брежнева. Причем в основу его приговора легло его же чистосердечное признание, глубокое раскаяние и явка "с повинной".


Но в то же время,  существовала и когорта "неприкасаемых", в которую входили сотрудники партийно-советских учреждений и члены их семей. Им, наоборот, сходили с рук любые проступки и даже преступления. Я мог бы привести еще много примеров из реальной жизни советского правосудия, но дело не в их количестве, а в  общей тенденции коммунистического судопроизводства  существовавшего в тот период. Тогда смысл любого закона, любой статьи Уголовного кодекса могли быть извращены в угоду политическим амбициям  правящей элиты, а объем обвинения и круг обвиняемых  определялись  "мнением" партийных функционеров.  Такое было время, такая была страна и такие были люди.


Но наступило третье тысячелетье. Не стало СССР и КПСС. Секретари ЦК стали президентами,  а бандиты - бизнесменами. И те, и другие стали посещать церковь и научились креститься. Поменялись вкусы, нравы, обычаи.  Пересмотрены и стали гуманнее законы. Появился Конституционный Суд. Но само правосудие, по крайней мере в Беларуси, осталось прежним. Даже ещё хуже.


Очень трудно подобрать достойное определение или сравнение для судьи. Но одно все-таки есть - это полубог. Потому что по тем правам, которым наделило его государство, выше судьи может быть только Господь Бог. Тем  омерзительнее смотреть, как люди, имеющие столь высокий статус, не редко совершают поступки, отнюдь не соответствующие своему высочайшему званию. И дело не в суровости или жесткости выносимого приговора. Если он (приговор) справедлив, то за суровость судью никто не упрекнет. Но сегодня речь идет как раз о тех решениях судов, которые не отвечают ни нормам закона, ни нормам морали, ни элементарной человеческой совести. Конечно, нельзя не принимать во внимание, как объективные, так и субъективные факторы, определяющие сегодняшние нравственные ориентиры.


Позорное, рабское прошлое не спешит отпускать свою "добычу". Но ведь и сама "добыча", судя по всему, тоже не очень стремится сбросить с себя ошейник страха и холопской зависимости. Видимо, природу не обманешь. Не вышел ещё срок выветривания холуйского "нафталина" из десятилетиями запудриваемых  мозгов. И в первую очередь -чиновничьих. А это  значит, что еще не скоро человек, нуждающийся в защите государства, сможет без страха и сомнения доверить свою судьбу настоящему, истинному правосудию, поскольку существующее правосудие - аморально по своей сути. 


С меня, конечно, потребуют доказательств. Ведь обвинять в аморальности и отсутствии  совести юристов высшей квалификации - дело не простое и даже опасное, но я все же рискну это сделать и постараюсь привести свои аргументы.


Доводы мои очень просты. И если найдется человек, который их сумеет опровергнуть, я согласен добровольно отвечать перед любым судом за клевету, дискредитацию и вообще по любой статье УК, по которой я буду виновен.


Аргумент первый и, наверное, главный:


Ни один истинный судья до начала процесса не может знать, чем закончится суд, и какое будет принято решение по делу. Ибо судебный процесс - есть процесс состязания защиты и обвинения. Так должно быть  по закону.  Поэтому вопрос? Кто сегодня в Беларуси, да и за её пределами сомневается в том, что судья, назначенный по делу А .Козулина, уже сейчас не знает, каким будет приговор? Зная, что никакого ответа не будет, отвечу сам: не сомневается никто. Приговор будет обвинительный. Но не очень строгий. Судья - человек не глупый, вперед тоже смотрит, поэтому оставит себе маленькое поле для "маневра" и  будущего оправдания.


Аргумент второй:


Известно, что судья при осуществлении правосудия независим и подчиняется только закону (ст. 110 Конституции РБ). Но известно также и то, что судьи в Беларуси назначаются Указом Президента (ст.84 Конституции РБ). В связи с этим, вопрос второй: насколько может быть  независим  в принятии решения человек, если  чиновник, назначивший его судьей, является президентом страны  и лицом заинтересованным в исходе дела, или проще говоря - потерпевшим? (Вспомним разбитый А.Козулиным портрет Лукашенко и оскорбительные комментарии Лукашенко  по факту избиения А.Козулина 2 марта 2006 года).


А существует ли вообще в мире суд, способный беспристрастно рассмотреть дело, где одним из участников процесса является их главный работодатель, можно даже сказать "кормилец"? Неужели найдется такой Павлик Морозов от юстиции, способный восстать против батьки? Вряд ли. Поэтому следующий вопрос: как назвать процесс, готовящийся над Александром Козулиным, если в стране нет ни судов, ни судей, способных хотя бы теоретически претендовать на роль независимого органа правосудия? Я бы назвал все происходящее разборкой, но не хочу обижать неудачным сравнением бандитов. Даже в их жестоком мире гораздо больше справедливости, чем в сегодняшнем белорусском  судебном "толковище".


Пока судьи в Беларуси назначаются президентом, в стране  не будет ни одного суда и ни одного судьи, имеющего законное право для рассмотрения уголовного дела в отношении любого политического противника действующего режима. А посему все подобные "судебные процессы" следует рассматривать только как судилище и расправу, не имеющие ничего общего с правосудными судебными решениями.  Ну а выводы в отношении того, как относиться к подобному судебно-правовому беспределу,  каждый нормальный человек должен сделать сам.



Олег АЛКАЕВ, бывший начальник минской тюрьмы

14:13 30/06/2006




Loading...


загружаются комментарии