Демонстративная жестокость и демонстративное хамство белорусских властей

Этот суд даже для Беларуси вызывающе беспрецедентен. 5 с половиной лет колонии дали Козулину просто так, ради удовлетворения прихоти президента Лукашенко.
Судили доктора наук, профессора, экс-ректора ведущего вуза страны,  экс-кандидата в президенты. Обвинение только на первый взгляд серьезное:  по ч. 2 ст. 339 "Хулиганство" за эпизоды, касающиеся событий 2 марта и  17 февраля 2006 года, и по ч. 1 ст. 342 УК Беларуси - за организацию и  участие в несанкционированной акции 25 марта. А на самом деле  - смехотворное: разбил портрет президента, хотел пройти на всебелорусское   народное собрание, хотел провести пресс-конференцию, шел в колонне  демонстрантов к следственному изолятору… Адвокаты с первого дня  доказывали, что действия Козулина никак не подпадают под уголовные  статьи. Но белорусская карательная система работает по своим законам.


Первый день


6 июля, 10 утра. Начало суда над экс-кандидатом в президенты  Александром Козулиным. Журналисты и представители посольств не могут  попасть в зал заседаний. Оказывается, места в зале заняли бритоголовые  молодчики, которые на вопросы о том, кто же они такие, нехотя  отвечают: «Родственники потерпевших». Дипломатам пришлось звонить в МИД,  чтобы добиться права присутствовать на открытом судебном заседании.  Журналистам звонить некому, потому большинство из них томится на жаре.  Им даже не дают возможности пройти на крыльцо здания, под «козырек»,  чтобы спрятаться от палящего солнца. Все, кто не смог попасть на процесс (а это более 80 человек), направляют председателю суда заявление с  просьбой перенести заседание в больший зал. Увы,  увы… В первый день на  процессе разрешили присутствовать только пяти журналистам. Козулин, которого собравшиеся приветствовали аплодисментами, заявляет об  отводе судье Рыбакову, поскольку тот немотивированно отказал дочери  Козулина в возможности представлять на суде интересы отца в качестве общественного защитника. Судья, посовещавшись сам с собой, отвод  отклоняет.


Помимо этого, А.Козулин заявил еще три ходатайства: о разрешении вести в  зале суда видеосъемку, о допуске в качестве общественного защитника его дочери Ольги, имеющей высшее юридическое образование, и об изменении  меры пресечения на любую, не связанную с содержанием под стражей. Эти  ходатайства обвиняемого были поддержаны представителями защиты, но  вызвали неприятие у государственного обвинителя. Прокурор Олег Бортник  сообщил, что видеосъемка в зале суда будет нарушать порядок процесса, а  дочь Козулина не может представлять интересы защиты, так как не имеет


адвокатской  лицензии. Зал расхохотался. Общественному защитнику никакая лицензия не нужна и  прокурор прекрасно об этом осведомлен. Этот смех просто ввел в бешенство судью Рыбакова: из зала суда были  удалены все сторонники Козулина,  даже  родственники и адвокаты.


Ходатайства, естественно, также были отклонены.


Такая же судьба постигла и просьбу обвиняемого о разрешении на время  заседания носить пиджак, ремень и галстук. Оказывается, этого не  позволяют правила конвойной службы. Отклонено было и ходатайство Козулина и его защиты по вызову в качестве


свидетелей ряда должностных лиц страны. В частности, министра внутренних  дел Владимира Наумова, руководителя спецподразделения "СОБР" Дмитрия Павличенко, командира спецподразделения "Алмаз" по борьбе с терроризмом  Николая Карпенкова, заместителя председателя Мингорисполкома Михаила  Титенкова, командира полка специального назначения ГУВД Мингорисполкома  Юрия Подобеда, президента Беларуси Александра Лукашенко. Все  вышеперечисленные – непосредственные участники инцидентов, по которым  обвиняют Александра Козулина. Что же касается Лукашенко, то он высказал  свою осведомленность об инциденте, когда Козулина не пустили на  всебелорусского народное собрание, с делегатами этого самого собрания.  Потому защита и ходатайствовала, чтобы Лукашенко изложил свою информацию  суду.


… Как только все «процедурные» вопросы были закончены, в зал заседания  допустили съемочную групп Белорусского телевидения под руководством одиозного журналиста Дениса Большакова, который в дни послевыборного противостояния на Октябрьской площади прославился своими лживыми и  провокационными сюжетами о жизни  палаточного городка.


«Расслабился» после волны ходатайств и прокурор. И тут же получил удар  со стороны адвокатов обвиняемого. Они заявили отвод прокурору на том основании, что он общается с «потерпевшими милиционерами», которых будто бы избили демонстранты во главе с Козулиным. Закон, естественно, запрещает такие контакты. Но судье Рыбакову это уже было глубоко безразлично.


Сам Александр Козулин однозначно заявил, что виновным себя не признает. На этом первый день и закончился. Но все присутствовавшие отметили  атмосферу конфронтации и даже какой-то ожесточенности со стороны судьи и  прокурора.



Второй день суда.


В этот день суд заслушивал пострадавших. Всего в качестве пострадавших в  деле фигурировали 15 милиционеров: трое – в Национальном пресс-центре,  12 – во время акции 25 марта. Козулин заявляет повторное ходатайство об изменении ему меры  пресечения  на меру, не связанную с ограничением свободы, и повторно обращается с


просьбой допустить в качестве защитника его дочь Ольгу. Козулин также заявил, что намерен "вновь требовать отвода  председательствующего судьи и гособвинителя". По его словам, "в том, что  на процесс из 15 потерпевших военнослужащих явился только один, он  усматривает необъективность хода суда".


Действительно, потерпевших искали долго. И нашли далеко не всех. Но суд  ничего удивительного в этом не увидел. Тогда Козулин в третий раз потребовал отвода судьи, председательствующего  на процессе, и прокурора, поддерживающего гособвинение. Мотивируя  требования об отводе, А.Козулин сказал, что "судья А.Рыбаков,  председательствующий на процессе, и гособвинитель Сергей Бортник  находятся в сговоре. Очевидно, что нет объективного расследования дела".  При этом А.Козулин добавил: "Лучше сразу расстрелять меня и прекратить этот фарс".


В свою очередь старший помощник прокурора прокуратуры Московского района  Минска С.Бортник отметил, что "данный отвод является необоснованным и  ведет к умышленному затягиванию процесса". Переглянувшись с прокурором, судья отводы отклонил. За неимением потерпевших, суд начал допрашивать обвиняемого.  


А.Козулин рассказал о двух инкриминируемых ему эпизодах. Говоря об  эпизоде 17 февраля, когда он собирался провести пресс-конференцию в  качестве кандидата в президенты в Национальном пресс-центре (НПЦ),  политик, в частности, заявил, что, по его мнению, не было оснований для  отказа в проведении этого мероприятия. Первоначально встреча с  журналистами в НПЦ была разрешена, однако в последний момент руководство  пресс-центра известило об отказе. Этот отказ Козулин посчитал


необоснованным, так  как в Избирательном кодексе записано, что  руководство всех государственных организаций обязано содействовать  кандидату в президенты в его деятельности. Козулин заявил, что собирался  спокойно пройти в пресс-центр, но вход ему преградили неизвестные лица в  штатском. При этом к доверенному лицу Козулина - Олегу Волчеку - были  применены спецсредства. Как заявил Козулин, у него "и в мыслях не было"  организовывать в пресс-центре какие-либо противоправные действия. Более


того, он пытался препятствовать нарушению закона со стороны  неустановленных лиц.


Практически то же самое политик сообщил по эпизоду с его задержанием 2  марта в Доме культуры железнодорожников. По словам Козулина, он имел  право на регистрацию делегатом на III Всебелорусское народное собрание,  так как был выдвинут на форум от БСДП (Грамада). Однако регистрации  воспрепятствовали опять же неустановленные лица, которых, по словам  Козулина, он "воспринял как террористов". Подсудимый также сообщил, что  после задержания с применением физической силы его доставили в УВД


Октябрьского района, где, пытаясь привлечь внимание к незаконным  действиям, он, будучи в возбужденном состоянии, ударил по портрету  А.Лукашенко и разбил стекло.


Что касается событий 25 марта, то Козулин заявил, что не организовывал  акцию 25 марта 2006 года в Минске. И это – чистая правда, поскольку прийти на акцию людей призывал другой кандидат в президенты – Александр  Милинкевич. О чем он чистосердечно заявил журналистам у здания суда,  недоумевая, почему суд не желает заслушать его в качестве свидетеля.


Впрочем, вернемся в зал судебных заседаний.


"Я не организовывал людей для проведения в Минске 25 марта 2006 года   несанкционированной акции, я лишь призывал ее участников идти по  тротуарам, а не по проезжей части, чтобы они не нарушали порядок на  улицах", - заявил он во время дачи показаний в суде в пятницу. А.Козулин также заявил, что "не знал, что эта акция  несанкционированная". При этом он пояснил, что "по всему ходу следования  колонны сотрудники правоохранительных органов не предупреждали об этом".  А.Козулин во время показаний в суде заявил, что "не видел столкновений  между сотрудниками милиции и участниками несанкционированной акции 25  марта", добавив при этом, что "телесные повреждения военнослужащие,  которые на данном процессе проходят как пострадавшие, могли нанести себе  сами".


Обвиняемый также заявил, что не призывал участников несанкционированной  акции 25 марта идти на штурм спецприемника-распределителя ГУВД  Мингорисполкома на улице Окрестина, а "просто сам пошел к нему, а все остальные пошли за мной". При этом он пояснил, что "мы шли не освобождать людей или проводить митинг, а требовать, чтобы вывесили списки задержанных, находящихся в спецприемнике".


Прокурор просто как с цепи сорвался, задавая вопросы Козулину. Но  совершенно другая картина была, когда в суде, наконец, появились  несколько пострадавших милиционеров. Задавать им вопросы ни прокурор, ни  судья фактически не позволяли. Вероятно для того, чтобы стражи порядка не сбились с заученной версии. Кстати, единственного пострадавшего»,  показания которого в ходе следствия были записаны не под копирку и


который засвидетельствовал, что спецподразделение СОБР выстроилось для  разгона демонстрантов задолго до того, как колонна подошла к площади, в  суд так и не пригласили.



Третий день суда.


Пресса пишет об издевательствах над обвиняемым в ходе судебного  заседания. Козулину не дают возможности поесть, ему даже не разрешают  пить воду. И это в 30-градусную жару, когда плавятся и асфальт, и люди. Судья Рыбаков завил, что никакого отношения к тому, что ему не разрешают  выносить из СИЗО воду, суд не имеет и помочь подсудимому ничем не может.


Процесс продолжился.


«Пострадавший» старшина полка милиции специального назначения ГУВД  Мингорисполкома Алексей Якимович попросил суд взыскать с Козулина 2  миллиона рублей за нанесенный ему моральный ущерб во время инцидента в  Национальном пресс-центре 17 февраля 2006 года. Якимович также попросил суд взыскать с Козулина Br100 тыс. за порванную  им его куртку. В данной связи А.Якимович пояснил, что Козулин проник в  Национальный пресс-центр 17 февраля "ударил меня в лицо, а также обозвал


меня щенком, обращался на "ты", а затем порвал мне куртку".


В свою очередь Александр Козулин сообщил, что Якимович, находясь в  пресс-центре в момент инцидента, применил газ, скрылся с места преступления, после чего сам нанес себе удары в лицо, чтобы скомпрометировать кандидата в президенты. А.Козулин также сказал, что стоимость повреждений, причиненных куртке А.Якимовича, составляет не


более 5 тысяч рублей.


Судья, председательствующий на суде, сделал Козулину замечание в связи с тем, что он назвал потерпевшего преступником. В ответ на это Козулин сказал: "Мне смешно с вашего правосудия". Кроме того, Козулин назвал судью "пособником" и в ходе опроса пострадавших заявил отвод гособвинителю Сергею Бортнику. Правда, с прежним результатом.



Четвертый день суда


Козулину дали возможность поесть – ему выдали селедку и кусок хлеба. Воды по-прежнему нет, несмотря на жару. «Это даже не издевательство, это – пытки», – заключают правозащитники. Обвиняемый попросил судью Алексея Рыбакова удалить его из зала суда на том основании, что ему не дают возможности полноценно готовиться к слушаниям и осуществлять свою защиту. "Это судилище, и я не хочу присутствовать на фарсе", - заявил политик. Такое заявление было сделано после того, как судья не удовлетворил ходатайство защиты о приобщении к делу выписок из протокола ХІ съезда БСДП (Грамада), на котором Козулин был выдвинут делегатом на ІІІ Всебелорусское народное собрание, а также жалобы Козулина в прокуратуру о нарушении порядка рассмотрения обращений по поводу выдвижения делегатов на этот форум. Помимо этого, защита ходатайствовала о допросе бывшего сотрудника спецподразделения "Алмаз",


который после событий 17 февраля в Национальном пресс-центре предупредил Козулина о том, что в его отношении готовятся провокации. Именно этот человек сопровождал Козулина во Дворец культуры железнодорожников на регистрацию делегатом Всебелорусского народного собрания. Как отметила защита, бывший сотрудник "Алмаза" готов дать развернутые показания в суде в случае выполнения в отношении него законодательства о безопасности свидетелей. В случае положительного разрешения этого


ходатайства свидетельские показания готов дать еще один сотрудник спецподразделения "Алмаз", заявила защита.


Однако судья Рыбаков в очередной раз ходатайства отклонил. Что же касается просьбы обвиняемого - удались его из зала, то судья заявил: в этом случае Козулин будет допущен в суд только на вынесение приговора и лишится возможности выступить с последним словом. После этого Козулин принял решение остаться в зале суда.


Начался допрос свидетелей защиты. Которые полностью подтвердили показания, ранее данные Козулиным. Помимо этого суд уже поздно вечером решил смотреть видеоматериалы, которые являются вещественными доказательствами по делу А.Козулина. Однако политик заявил судье, что не может дальше участвовать в процессе, поскольку целый день ничего не ел и не пил, и попросил перенести процесс на следующий день. В этом А.Козулину было отказано. Защита ходатайствовала о том, чтобы ему была вызвана "скорая помощь", но и это ходатайство было отклонено, после чего сам А.Козулин заявил очередной отвод судье. Этот отвод остался без удовлетворения, после чего обвиняемый лег на лавку и заявил, что у него кружится голова, и он себя очень плохо чувствует. Судья вынужден был прервать процесс. На часах уже была половина девятого вечера.



Пятый день суда.


Козулину разрешили пить воду.


В начале сегодняшнего судебного заседания политик хотел выразить признательность тем, кто принял такое решение. Однако судья Алексей Рыбаков прервал заявление А.Козулина, сказав, что оно не относится к рассматриваемому делу. Таким образом, кто разрешил пить воду экс-кандидату в президенты и продавать ее в тюремном ларьке, журналисты так и не узнали.


Начался допрос двух свидетелей со стороны милиции. Один из них снимал А.Козулина на видеокамеру, фиксируя все его действия. Второй - сотрудник ГАИ, который регулировал движение на площади Богушевича перед тем, как демонстранты 25 марта вышли на проспект Дзержинского.


Козулин заявил сегодня очередной отвод судье, поскольку счел, что судья не дает ему задавать уточняющие вопросы, но эти вопросы задает сам. Однако это ходатайство вновь было отклонено. В суде просмотрено шесть видеокассет (четыре по эпизоду 25 марта, одна - 2 марта, в ДК железнодорожников, и одна - 17 февраля, в Национальном пресс-центре).


На первой видеокассете содержится интервью Козулина, в котором он призывает мирно, спокойно идти на улицу Окрестина, где находится спецприемник-распределитель, и не выходить на проезжую часть.


Зафиксированы также события 25 марта. Однако, по словам экс-кандидата в президенты, из записи вырезан один из окончательных эпизодов, когда он попросил снимающего его человека представиться. Ранее в судебном разбирательстве сотрудник милиции, снимавший Козулина, заявлял, что тот не просил его представиться, а просто пытался вырвать у него из рук видеокамеру.


Во время просмотра видеоматериалов из зала был удален свидетель со стороны защиты Олег Волчек - за нарушение порядка в зале. Волчек попросил второго свидетеля - Нину Шидловскую - подвинуться, чтобы ему было лучше видно. Это судья Рыбаков посчитал нарушением порядка и удалил Волчека с процесса.


Адвокат А.Козулина Дмитрий Горячко вынужден был заявить ходатайство о том, что показания солдат войсковой части 3214 в первые дни суда прямо противоположны тому, что зафиксировано на видеопленке. Поэтому он призвал гособвинителя адекватно отреагировать на то, что солдаты, по мнению Горячко, давали в суде ложные показания. А поскольку сейчас их в судебном заседании нет, сравнить противоречия в их показаниях и


видеозаписи нет возможности. (Кстати, видеоматериалы со стороны защиты суд вообще решил к делу не приобщать и не просматривать).


Наконец, в суде выступает последний свидетель – журналист Любовь Лунева, которая свидетельствует, что 25 марта Козулин шел даже не во главе колонны, что вел он себя спокойно, и что милиция уже поджидала его на проспекте Дзержинского. Что это не демонстранты избивали СОБР, а наоборот, милиционеры устроили настоящее побоище.


Козулин пытался задать ей уточняющие вопросы, которые суд периодически снимал, поскольку, по мнению суда, Л.Лунева на них уже отвечала.


Государственный обвинитель С.Бортник выразил протест, сказав, что по поводу повторных вопросов и пререканий с судьей А.Козулину неоднократно делались замечания и предупреждения. Прокурор заявил ходатайство о том, чтобы удалить А.Козулина из зала судебного заседания. Ходатайство гособвинителя А.Рыбаков удовлетворил.


Как сообщил адвокат А.Козулина Игорь Рынкевич, таким образом подсудимый лишен последнего слова и будет присутствовать только на вынесении приговора.


"Это беспрецедентно жесткое решение, которое на своей практике мне трудно вспомнить. За нарушения в зале суда штрафовали, но чтобы кого-то лишали последнего слова на последних минутах судебного следствия - этого я не припомню", - сказал И.Рынкевич.



Шестой день


Проходит без главного обвиняемого. Прокурор требует для Козулина шесть лет лишения свободы. Речь его длится чуть более десяти минут. Защита в течение нескольких часов убедительно доказывает, что обвиняемый должен быть оправдан.


       Когда поздно вечером  А.Козулин  вошел  в  зал, чтобы услышать окончательный приговор судьи,   то практически все присутствующие встали и   приветствовали   бывшего кандидата в президенты страны  аплодисментами,   которые   не прервались, когда в зал вошел судья Алексей Рыбаков.


     На  вопрос  судьи:  "вы  хотите,  что  бы  я  удалил вас из зала?", А.Козулин ответил: "Удаляйте, делайте, что хотите, это - позор суду. Меня привезли сюда к восьми утра, и я девять часов подряд пробыл в "стакане", без воды, без еды. Это судилище, это фарс. Вы - палач!"


    Судья А.Рыбаков (запомните его фамилию) удалил из зала не только Козулина, но всех его родственников, сторонников и даже журналистов. ОМОН пошел еще дальше судьи и выгнал людей не только из зала, но и из здания суда.


Судья Рыбаков, который претендует на роль одного из самых подлых и жестоких судей Беларуси, приговорил бывшего ректора БГУ и претендента па пост президента страны Александра Козулина к 5,5 годам колонии. Лукашенко отомстил своему самому активному противнику.

19:58 13/07/2006






загружаются комментарии